Архив
Курси валют
youtube @24
Loading...
google @24
RSS ЛЕНТА
Общий RSS

Топ новости

Видео новости

Разочаровавшийся боевик: Когда в ФСБ сказал, что поеду в ополчение, меня благословили

Бондо Доровских
Бондо Доровских

До того, как пойти добровольцем в ряды боевиков на Донбасс, Бондо Доровских был и предпринимателем, и сотрудником обычной строительной компании в Москве. В конце прошлого лета он принял решение ехать в Украину. Исходя из его слов – ему просто хотелось на войну. Неважно, на чьей стороне.

Так Доровских оказался в бригаде "Призрак" Алексея Мозгового. Разочаровался в боевиках. После этого вошел в состав одного из подразделений "ДНР". И разочаровался в боевиках окончательно. Вернувшись в Россию, он уже не единожды заявлял журналистам, что на Донбассе нет никаких "ополченцев", там – обычные бандиты.

В интервью сайту "24" Бондо Доровских рассказал о том, как он оказался в рядах боевиков, чем они отличаются от российских военных и что свидетельствует об участии России в войне на Донбассе.

Вы воевали в подразделении "Призрак"?

Да, и не только там. Еще в "ДНР" в "Первом Славянском батальоне".

Разные организации в России отправляют туда

Как Вы оказались в "Призраке"?

Нашел информацию, как попасть туда организованно, сразу из России. Разные организации занимаются тем, что отправляют туда. Националистические, в основном. Направляешь им анкету о себе. В моем случае, нужно было выехать в Ростов-на-Дону, связаться там по номеру телефона. Был указан перевалочный пункт, в который нужно было прибыть. Там за два-три дня формируются группы, которые в зависимости от предпочтений, отправляются кто в "ДНР", кто в "ЛНР". Вот три дня я там был, потом нас перевезли в село Беленькое, это рядом с границей России. Так я попал в бригаду "Призрак". Пробыл там недолго – около двух недель.

Почему так мало?

Во-первых, из-за разочарования. Сразу было понятно, что из себя представляют ополченцы. Там были инциденты, когда пошли зачищать один дом, где якобы "лежка" снайперов была. Дом из пулеметов изрешетили, а когда местные жители пришли на нас жаловаться – их пообещали просто расстрелять. Потом драки между ополченцами – это то, что я с самого начала увидел. Пьянство. Мне все это чем-то напоминало "Фильм свадьба в Малиновке".

Дом из пулеметов изрешетили, а когда местные жители пришли на нас жаловаться – их пообещали просто расстрелять

Там еще формировались экипажи танкистов, которые отправлялись в Ростов на полигон, откуда танки уже прибывали… Я как посмотрел на все это…

Решил, что, возможно, только в "Призраке" такая ситуация складывается и мне нужно попасть в Донецк к Стрелкову. Вообще я изначально к нему хотел. Так что из "Призрака" я вышел.

И вернулись потом уже в "ДНР"?

Да. Хотя был в больших сомнениях, не думал, что вообще вернусь туда. Потом случайно встретил Стрелкова в Москве и подумал, что это какой-то знак судьбы. Я с ним поговорил, еще по поводу бригады "Призрак" и Мозгового. Гиркин наоборот сказал, что это, мол, единственный командир, которому можно сейчас доверять.

У меня уже были контакты с ополченцами, командирами, я решил вернуться. Меня еще попросили собрать кадры, желательно – профессиональных военных.

Кто попросил?

Командиры рот. Попросили артиллеристов и танкистов собрать. Я еще какое-то время занимался вербовкой. Собрал 20 человек. С этой группой прибыл по тому же маршруту – Ростов-на-Дону, перевалочный пункт, оттуда нас уже переправили до Алчевска. Мы перешли границу, там уже приехали за нами ополченцы.

Как именно Вы осуществляли вербовку?

Написал в соцсетях. Давал различные бесплатные и платные объявления.

Была информация, что в Москве есть военкомат "ДНР". Это правда?

Да. Я там не был, не ходил по адресу, я просто анкеты туда отправлял.

Он один или их несколько?

Был, по крайней мере, один. У меня была различная информация от ребят. Но они поехали туда через "Другую Россию". Они мне сказали, что в Москве есть военкомат "ДНР". Я стал разыскивать в сети эту информацию и связался с ними.

По Вашим словам, из Ростова перегоняли технику. Где проходила подготовка персонала? Обычному шахтеру или трактористу без специальной подготовки справиться с танком, все же, проблематично.

В танк садились те, кто ранее проходил срочную службу в армии – танкисты, механики, водители, командиры танков, стрелки, наводчики. Это люди, которые знали, что такое танк.

Они служили в российской армии или украинской?

Это были и россияне, и украинцы.

По Вашим наблюдениям, какое соотношение россиян и украинцев в рядах боевиков "ДНР"?

Россиян — процентов 20-30. Большая часть – это местное население.

Россияне – военные?

Я видел отпускников. Но на них же не написано, что они служат в каких-то регулярных частях. Они в такой же обычной форме.

Когда я летом прошлого года подъезжал к Ростову — были колонны техники без номеров. Их видел не только я, но и все ростовчане. Когда мы на погранпереход в Куйбышево подъехали (он как раз не работал, там пропускали только добровольцев, то есть нас), буквально в 10-20 метрах от него эти колонны по пять, по десять машин заходили в Украину. Их там не досматривали. По тем, кто их сопровождал уже было видно, что это не ополченцы, а кто-то получше. Наверное, российские войска.

Насколько мне известно, у Вас были проблемы с российской властью. Вы просили политического убежища во Франции. Это так?

Да. Это было в 2009 году.

К 2014 году проблемы удалось решить?

Да.

Почему человек, который преследовался своей страной, пошел за нее воевать?

Как-то после Крыма здесь такие патриотические настрои взыграли в обществе, и они захлестнули всех. Я не стал исключением.

Плюс, я сам хотел пойти посмотреть, что такое боевые действия. Как и многие из тех, кто туда отправляется. У каждого есть свои мотивы, свои причины, почему они туда идут. Нет такого, что все за Путина или за Россию.

Нет такого, что все за Путина или за Россию

То есть, Вам просто хотелось на войну?

Да. Хотелось повоевать.

При этом Вы рассматривали вариант службы в Нацгвардии Украины. Было настолько все равно, за кого именно воевать?

Абсолютно.

Что Вам сказали в Нацгвардии?

Что туда берут только граждан Украины.

А вариант не Нацгвардии, а, допустим, украинских добровольческих батальонов не рассматривали?

Нет. Про добровольческие батальоны я и не слышал. Причем, я звонил в ФСБ, прокуратуру и спрашивал: "Если поеду на украинскую сторону, будут ли репрессии по приезду назад в отношении меня?". Мне уклончиво отвечали, никто говорить прямо не хотел. Тогда я написал на электронную почту ФСБ в Центральный аппарат, после чего меня вызвали в УФСБ по Ивановской области и попросили расписаться в том, что я отказываюсь получать ответ на свой вопрос.

Я и так знал, что нам дорогу открыли только в ополчение, но решил связаться с органами и уточнить, правильно я ли понимаю линию нашего государства. Когда в ФСБ сказал, что поеду в ополчение, меня благословили, пожелали здоровья, удачи и сказали, что таких людей, как я, вообще мало.

Когда в ФСБ сказал, что поеду в ополчение, меня благословили, пожелали здоровья, удачи и сказали, что таких людей, как я, вообще мало

Боевики знали, что Вы просились не только к ним, но и на украинскую сторону?

Ну, конечно нет.

Вы стреляли в украинских военных?

Нет.

Но при этом в течение полугода были снайпером?

Я был на этой позиции.

Дисциплины в рядах боевиков нет вообще

Поделитесь секретом, как у Вас получилось столько времени пробыть снайпером и ни разу не выстрелить в человека?

Фактически, непосредственно боевые действия основные были только в Илловайске и Дебальцево, когда происходили штурмы. В то время, когда я там находился – да, контактные бои шли, но мы не занимали позиции противника, противник не занимал наши позиции. Смысла просто ходить и стрелять людей не было никакого.

Исходя из Ваших слов, дисциплина в рядах боевиков хромает.

Дисциплины там нет вообще.

Тем не менее, они все же смоли отжать у Украины несколько населенных пунктов, в тот период, когда Вы были в их рядах. Значит, эффективность подразделений как-то обеспечивается. За счет чего?

Не знаю, как на счет крупных боестолкновений, таких, как были в Дебальцево или Иловайск. По поводу всего остального – явно за счет участия российских войск. Без этого такая толпа не в состоянии выиграть какую-нибудь войну. Элементарно были бы проблемы с обеспечением, с координацией. Блокпост или деревеньку какую-то захватить – это ополченцы еще могут. А какие-то крупномасштабные мероприятия уже координировались, там участвовали другие силы.

Те, кого Вы называете другими силами – по каким признакам понятно, что они другие?

Во-первых, когда мы прибыли в то же Никишино, у нас была карта местности, разбитая по квадратам, там было отмечено, где находятся смежники.

Что имеется в виду под "смежниками"?

Смежники – это российские войска. Они держались обособлено. Я сам с ними никогда не встречался. Просто было обозначено: вот здесь находятся смежники, если что – они нас поддержат. Видел, как через границу проходила техника и "Грады".

С отпускниками, конечно, общался. Их много. Многие даже прямо в форме приезжали.

Перемирия как такового и не было никакого

О чем общались?

Да не знаю, они все время куда-то терялись. Например, вот Никишино с нами ехали несколько спецназовцев, они потерялись по дороге, а потом мы узнали, что они в Донецк поехали. В ночной клуб какой-то, взяли там баню, нас туда звали, мол, приезжайте в аэропорт, чего вы в этом Никишино сидите? Насколько я знаю, те отпускники, которые приезжали, они до сих пор там в отпуске.

Ваш второй приезд совпал с подписанием Минских соглашений, когда должно было начаться перемирие…

Перемирия как такового и не было никакого. На линии соприкосновения шли боевые действия.

Инициированные какой стороной?

Да они как-то и не останавливались вообще. Ну как они могут остановиться, если мы находимся в одном селе с противником? Там и артобстрелы были, и стрелковое оружие. У меня создавалось такое впечатление, что мы, таки, поджимали больше. С нашей стороны и вылазки постоянно делались, и техника жгла. Украинские силы к нам не заходили, хотя у них было превосходство.

У боевиков есть некая волонтерская поддержка?

Конечно. Но сейчас она уже стала спадать. Помню, приходили коробки с подписями "Помощь Новороссии". Или из Самары, или из Новосибирска, или еще откуда-то. В Иваново вот постоянно собирают средства, кто-то каким-то командирам их возит.

Летом прошлого года это было массово. Сейчас массовость уже упала. Как только на экранах телевизоров произошла смена риторики – сразу такой помощи стало меньше.

В какую сторону сменилась риторика?

Помягче стали относиться к украинским действиям. Прошлой весной, в начале лета Украина не уходила из новостей. Такая атмосфера накачивала общество.

Вы фиксировали какие-то изменения в обществе, которые происходили в результате такой вот активной накачки?

Конечно. Да и народ ехал туда в большом количестве (и до сих пор едет) именно из-за этого. Всем это было небезразлично.

Есть мнение, что боевики, воевавшие на стороне "ЛНР"/"ДНР", после возвращения в Россию, будут подвергаться репрессиям, потому что власти не выгодно их возвращение в страну. Вы замечали такое?

Нет. Ну, кто же будет заниматься репрессиями в отношении ополченцев, добровольцев? Будут репрессии только к тем, кто на противоположной стороне находился. В рядах украинских батальонов. Но ополченцев это не касается, им дан зеленый свет.

Как на Вас отреагировали после возвращения?

Никак. Только после того, как стали появляться мои комментарии в СМИ относительно того, что я действительно там видел и что противоречит официальной политике нашего государства – были какие-то звонки, встречи, ко мне проявляли интерес.

Если говорить об отношении боевиков к России – оно какое?

Говорят, что Россия должна воевать, а она сначала почему-то говорит "Фас!", а потом ни туда и ни сюда. В основном они недовольны.

Россия сначала почему-то говорит "Фас!", а потом ни туда и ни сюда

Чем?

Тем, что им не дали возможности воевать, дальше идти – на Киев, до Львова. Это сожаление есть у всех, кто возвращается оттуда.

Это сожаление как-то себя проявит?

Никак. Бывших ополченцев здесь не так много. Тысяч десять-двадцать, может быть. У каждого есть свое недовольство, но повода его высказывать нет. Они все не объединены. Если появится такой катализатор, как Стрелков, все эти люди припомнят свое недовольство.

ГРУ-шники, которые были задержаны в Украине и от которых отказалась Россия. Что о них говорят в вашей стране?

Говорят, что они – предатели. Мол, раз уж пошли воевать – то нужно было стоять до конца, а они сейчас начинают колоться. Общий настрой вроде того, что "будьте мужиками до конца". Говорят, надо было не даваться в плен. Но так начинают рассуждать люди, которые не бывали в зоне боевых действий. На самом деле в плен попасть – очень легко. От нас не все зависит.

Ваше личное отношение к этой ситуации?

Мое отношение такое, что, вообще-то, Россия давным-давно должна была сделать все, чтобы эти люди находились на ее территории. Российские же власти для этих людей не сделали ничего абсолютно. Хотя они находятся в составе вооруженных сил РФ, и страна должна была их защищать. Обменять, например, на ту же Савченко, а не так позорно ее тут удерживать.

Обменять на ту же Савченко, а не так позорно ее тут удерживать

Если Вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
powered by lun.ua
Комментарии
СЛУШАЙ ON AIR
РАДИО МАКСИМУМ Радио Максимум
ЧИТАТЕЛИ РЕКОМЕНДУЮТ
Больше новостей
Новости других СМИ
При цитировании и использовании любых материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки
не ниже первого абзаца на Телеканал новостей «24» - обязательные.
Цитирование и использование материалов в оффлайн-медиа, мобильных приложениях , SmartTV возможно только с письменного согласия Телеканала новостей "24".
Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.
Все права защищены. © 2005-2017, ЗАО «Телерадиокомпания" Люкс "», Телеканал новостей «24»
Залиште відгук