Архив
Курси валют
youtube @24
Loading...
google @24
RSS ЛЕНТА
Общий RSS

Топ новости

Видео новости

У милиции был уникальный шанс показать, что мы европейцы, — отец Героя Небесной сотни

Владимир Голоднюк с бойцом
Владимир Голоднюк с бойцом / Facebook

Расстреляная Революция достоинства забрала у него самое дорогое – сына. А с начала антитеррористической операции Владимир Голоднюк помогает спасать чужих сыновей. Отец парня в голубой каске, который держал наше небо, рассказал сайту 24 о волонтерской работе и расследовании дела Небесной сотни.

"Наша армия – это картбланш для власти, который она не использовала

Владимир, сколько Вы уже помогаете военным?

Я работал заведующим сектором оборонно-мобилизационной работы в городе Збараж. В июне прошлого года ко мне обратился наш военный комиссар, с просьбой помочь шестерым нашим бойцам, у которых не было бронежилетов. Тогда я позвонил друзьям, единомышленникам и мы начали помогать. Мы переделывали пластины в майдановские бронежилеты, чтобы они были пригодными для АТО. Первых шестерых бойцов нам удалось обеспечить, кроме бронежилетов, еще и необходимыми вещами — формой. Вся помощь впервые осуществлялась за свой счет. Затем люди сами начали к нам обращаться, тогда мы решили создать штаб.

Кто сейчас Вам помогает в Вашем деле?

Когда в начале у нас не было средств, на собрании "штаба национального сопротивления Збаражского района" было решено оказывать помощь и мобилизованным, и добровольцам только из числа жителей нашего района. Со временем знакомые, друзья, которые проживают или находятся на заработках за границей, стали нам помогать. Так у нас появилась возможность помогать не только местным бойцам, но и другим подразделениям. Мы начали возить помощь на восток. Кроме пищи и амуниции, закупаем тепловизоры, оптические приборы, тактические ножи, радиостанции. Шлемы закупаем за границей, к сожалению, нашим еще не доверяем, абсолютно все бронежилеты тестируем. Мы уже стали практически экспертами в военном обмундировании. Сейчас продолжаем помогать бойцам, сопровождаем их на протяжении их пребывания на Востоке. Сейчас наша помощь в денежном эквиваленте достигла более трех миллионов гривен. А помощь наших соотечественников из-за границы, через наш штаб, достигла примерно такой же суммы.

Военным каких подразделений в основном помогаете?

Наши бойцы служат совершенно в разных подразделениях. Мы помогаем тем, кто в этом нуждается.

Какие сегодня наибольшие проблемы в волонтерстве?

Люди устали от войны. Гривна обесценена, средств не дают, с экрана телевизора кровь не льется. Слава Богу, что она не льется. Но люди перестали нести деньги на помощь и волонтерство приходит в упадок, ведь у нас нет средств для помощи. Мы всячески стараемся их заработать. Тесно сотрудничаем с областным штабом, они продают разрисованные гильзы, устраивают различные торги, флешмобы. Все равно, как бы волонтеры не крутились, этих средств не хватает. Сейчас если Министерство обороны не начнет обеспечивать войско, волонтерство захлебнется, а ребята недополучат той помощи, которая должна быть.

Волонтерство в чем-то расслабляет Минобороны, ведь власть всю работу сбросила именно на волонтеров.

Согласен, но это палка с двумя концами. Если, условно, все волонтерство прекратит свою работу за один день, произойдет коллапс. Сразу состоится сопротивление родственников и родителей, потому что дети идут невооруженные. И, конечно, министерство будет вынуждено это сделать, но переходный период (пока заработает гигантская бюрократическая машина) только повредит. Согласен, что это должно делать государство, но лежать на печи и спокойно смотреть, как у наших ребят скотчем обмотаны берцы, потому что они расползлись, я не могу. Военным на передовую выдавали по одному комплекту формы, она пачкается, рвется, обувь так же, но, кроме волонтеров, никто не идет на помощь. Это ужасная ситуация. Но с другой стороны — уникальная. Ведь ни одна армия в мире не воевала волонтерами. Наша армия действительно народная. Такая ситуация дала власти карт-бланш, который она не использовала.

После окончания войны Вы продолжите волонтерское дело?

Я так далеко не заглядываю. После смерти сына жизнь научила меня жить сегодняшним днем. Никогда не ставил себе цель заниматься волонтерством. Это произошло спонтанно. Это большая ответственность. Но, кроме этого, это еще и зависть, обвинения, несправедливость. Человек, который в жизни ничего полезного не сделал, всегда будет завидовать, что кто-то делает что-то полезное. Все волонтеры твердо сказали, что будут работать до последних сил.

"В деле Небесной сотни милиция не может сама себя посадить"

Что Вы можете рассказать о расследовании дела Небесной сотни? На каком оно этапе?

Членам общественной организации "Семьи Небесной сотни" назначили встречу с генпрокурором Шокиным. Это первая встреча с новым генеральным прокурором, хочется его послушать. Но я убежден – человек, воспитанный этой системой, расследовать преступления против этой системы априори не может. Сегодня нужно лишь назвать имена преступников и их арестовать. Но не может милиция или прокуратура сама назвать свои имена, сама себя посадить в тюрьму.

Выглядит так, будто это расследование будет продолжаться годами.

Я интересуюсь мнением международных экспертов. Абсолютно вся криминалистика мира в шоке. Такой сотни доказательств, видеодоказательств, сотни гигабайт фото, видеосъемок — до сих пор преступление не раскрыто. Такого опыта в мире не было. Имена, фотографии, видео... А милиция абсолютно немощна. У нас был уникальный шанс — показать, что мы европейское государство, отбросить всю гниль, осудить. Нет, не получилось.

Периодически МВД или ГПУ сообщают о "прогрессе" или о задержании беркутовцев...

Меня от этого бросает в громкий смех. У нас еще никто не наказан за 30 ноября 2013 года, когда были избиты наши дети, и мой Устым тоже. Это круговая порука, прогнившая насквозь система.

Некоторую информацию возможно действительно нельзя выносить на общественность, а объясняют ли что-то конкретнее родственникам?

Из 104 семей Героев Небесной сотни, так оказалось, что я единственный из правоохранительной системы — бывший сотрудник милиции. Другие родственники — врачи, инженеры. Чиновники полагают, что простым людям можно рассказывать что угодно, ведь те верят. Ярема обещал расследовать дело — люди поверили. Новый генпрокурор опять что-то нам будет обещать.

Есть ли возможность у родственников, адвокатов контролировать процесс расследования?

Адвокаты впервые занимаются таким делом. У них нет опыта, а родственники вообще не имеют понятия. Показания и заявления адвокатов не принимаются во внимание. Со старой системой ничего невозможно добиться. Это должно быть независимое бюро расследования, с другой вертикалью власти. А еще лучше — с зарубежными специалистами. Это могло бы быть даже инициировано Европейским союзом, ведь в центре Европы на камеры были расстреляны мирные люди! Мы с первого дня просили, чтобы нам дали разрешение пригласить иностранных специалистов для расследования. Мы, родители, готовы сделать это за свой счет. Но нам не дают разрешения. Отмалчиваются.

 

Автор: Дар'я Бура
Если Вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
powered by lun.ua
Комментарии
СЛУШАЙ ON AIR
РАДИО МАКСИМУМ Радио Максимум
ЧИТАТЕЛИ РЕКОМЕНДУЮТ
Больше новостей
Новости других СМИ
При цитировании и использовании любых материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки
не ниже первого абзаца на Телеканал новостей «24» - обязательные.
Цитирование и использование материалов в оффлайн-медиа, мобильных приложениях , SmartTV возможно только с письменного согласия Телеканала новостей "24".
Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.
Все права защищены. © 2005-2017, ЗАО «Телерадиокомпания" Люкс "», Телеканал новостей «24»
Залиште відгук