К виску приставили пистолет, – интервью с Дмитрием Комаровым, который едва не погиб в Бразилии

Дмитрий Комаров в эксклюзивном интревью для LifeStyle 24
Дмитрий Комаров в эксклюзивном интревью для LifeStyle 24 / Фото из открытых источников

Самый известный украинский путешественник, автор и ведущий телепроекта "Мир наизнанку" откровенно рассказал LifeStyle24 о своих экстремальных приключениях в Южной Америке.

В поисках нестандартных сюжетов он готов "лезть на рожон" – прямо в пасть свирепой опасности. Наркобароны, пираты, жестокие гангстеры бразильских фавел щекочут его нервы, однако не настолько, чтобы отказать себе в журналистской любознательности и профессиональном удовлетворении от того, что зрителям "Мира наизнанку" удалось показать действительно обратную, неизвестную сторону жизни.

Читайте также: Ведущего Дмитрия Комарова подстрелили в Бразилии: что на самом деле произошло

Но иногда ситуация таки выходит из-под контроля. В интервью LifeStyle24 Дмитрий Комаров признается: во время последней командировки в Бразилию он едва не погиб. Журналист подробно, практически посекундно воссоздал нам свои мысли и чувства в тот критический момент.

"Наш сценарий пишет сама жизнь"

Дмитрий, положа руку на сердце, честно признайтесь, от регулярных и длительных командировок в отдаленные уголки планеты вы еще не устали? Бывают моменты, когда говорите себе "стоп", "баста", "финиш"?

Постоянно говорю себе это. Но это, скорее, эмоции. В Бразилии я провел 204 дня. Как думаете, устал ли я? Дико устал! В определенные моменты считал дни и часы, когда вернусь домой.

Моей программе "Мир наизнанку" скоро исполнится 9 лет. Неоднократно думал: "Боже, как я устал!". Колебался, стоит ли продолжать. Но это – кратковременные эмоции, которые быстро заканчиваются. Когда вижу, что программа реально приносит людям радость, что она интересна, тогда понимаю: я не имею права останавливаться. Тем более, мне и самому это очень интересно.

Развивая ваш вопрос, могу сказать следующее. С каждой поездкой все труднее находить по-настоящему "изнаночные", интересные вещи. Много лет назад, когда впервые куда-то ездил, меня удивляло практически все. А сейчас приезжаю и понимаю: это я уже видел, ананасы мы уже собирали, змей уже ели... Поэтому приходится проникать куда-то дальше, глубже, искать что-то такое, чтобы, прежде всего, удивить самого себя. Если я это сумею сделать, так удивлю и зрителя. Соответственно, усложнился этап поиска и разработки новых тем. Все привыкли, что "Мир наизнанку" показывает изнанку жизни простых людей – нечто такое, что даже трудно себе представить.

Дмитро Комаров – затятий мандрівник
Дмитрий Комаров – заядлый путешественник

Как работает внутренняя кухня вашего проекта? Сколько людей в команде? С чего начинается работа над новой командировкой?

Разработку страны мы начинаем минимум за полгода до вылета. Процессом, как правило, может заниматься один редактор. Я приобщаюсь до этого на определенных этапах. Гуглим информацию на разных языках – украинском, русском, английском. Штудируем журналы, литературу, фильмы, документальные проекты. Работу коллег из других проектов можно посмотреть как минимум для того, чтобы не повторить. Весь массив собранной информации разделяем на два списка – то, что нам интересно, и то, что не интересно вообще. Неинтересное сразу отбрасываем в корзину.

Следующий этап подготовки – непосредственное общение с жителями нужной страны. Практически за год до поездки в Бразилию мы уже привели мосты с кандидатами в гиды, представителями посольства, а также украинцами, которые туда переехали. Мы отправляем им вопросы, ищем зацепки. Таким образом находим еще какую-то часть тем.

Но опыт показывает, что добрая половина сюжетов, которые вы видите в программе, рождаются непосредственно на месте съемок. Часто бывает, что движемся по своему плану, посмотрели в окно – что-то происходит. Вышли, включили камеру – работаем.

Так случилось в случае с селевым потоком, который затопил весь город Брумадинью. Мы снимали совсем другую тему, имели купленные билеты, подробно, практически почасово распланировали себе следующие две недели работы. Но увидели в выпуске новостей, что прорвало дамбу, сразу же сдали билеты и отправились на место катастрофы вместе со спасателями. Страна всегда ведет за собой и самостоятельно пишет сценарий. Мы – гибкие журналисты, поэтому на лету схватываем новые вызовы. В этом – огромный кайф.

Інтерв'ю з Комаровим
Интервью с Комаровым

Осенью покажем наш визит в племя яномами. Мы были первыми журналистами, которые там побывали, а также первыми белыми людьми, не считая врачей. Путь к этому племени на обычной лодке длился четыре дня. Под тропическим солнцем, в условиях 45-48-градусной жары. Заранее предсказать, сколько времени проведем в дороге и на месте съемок, – невозможно. Связи там нет. О каком сценарии вообще может идти речь? Наш сценарий пишет сама жизнь.

Вы отсняли все необходимое. Что дальше?

Отправляю материалы домой. Пока моя командировка длится, их уже расшифровывают. На тот случай, если эфиры совпадают с командировкой, имею с собой профессиональный микрофон. Прячусь в шкафу, или же, чаще всего, в автомобиле, запаркованном на тихой площадке, укрываюсь поролоном со специальными шипами, который используется в студиях звукозаписи, и начитываю программу непосредственно оттуда. Там же просматриваю видео и делаю правки. Днем – съемки, ночью – работа с видеоматериалом. Но только при условии наличия интернета. Так или иначе, хотя бы раз в две недели мы получаем возможность начитать сюжет и отправить в Киев.

Читайте также: Дмитрий Комаров вспомнил, как чуть не погиб в экспедиции в Бразилии: подробности

Размер нашей команды колеблется – в зависимости от потребностей. Когда нет большого количества работы – хватает нескольких редакторов и режиссеров монтажа. В жаркие периоды привлекаем дополнительного человека. Что еще? В командировку летаем вдвоем с неизменным оператором – Сашей Дмитриевым. Уже на месте берем основного гида, который всегда находится с нами. Он – носитель языка той страны, в которой находимся. Иногда снимаем дополнительного фрилансера-администратора, чтобы помогал обзванивать нужных людей и договариваться о встрече.

Были исключения, как в Японии, где с нами работали сразу два гида. Одному нужно было ехать впереди и договариваться. Без предварительной договоренности нереально зайти в кафе и снять, как покупаешь пирожок или суши. Плюс – у гида появилась неожиданная функция – извиняться. После наших съемок он ездил и извинялся.

Вот как! Почему?

Любое слово или жест могут стать для японца оскорбительными. Например, в ресторане мы снимали, как я ем живого осьминога. Приходит гид, очень взволнован, и говорит: "Мне нужно вернуться в этот ресторан, чтобы извиниться перед владелицей". – "Что на этот раз не так?" – "Ну, ты зашел за прилавок, но не спросил разрешения. Они ужасно обиделись на тебя. Должен извиниться". Извиниться – это купить бутылку саке, прийти, улыбнуться и деликатно объяснить, мол, глупый иностранец не хотел вас обидеть, неприятность произошла из-за его невежества. Словом, в Японии существует этикет, который трудно понять, но, тем не менее, его важно соблюдать.

"Тонул и думал: "Неужели это конец?"

В Бразилии вас на каждом шагу подстерегала опасность: наркобароны, пираты, грабители, кайманы, пираньи и другие непредсказуемые обитатели Амазонки. Был ли момент, когда ваша жизнь реально висела на волоске?

Отвечу без раздумий... Это один из самых страшных, а может и самый страшный момент в моей жизни. На водопаде Игуасу перевернулся рафт (надувная лодка специальной конструкции – LifeStyle 24) и я оказался под водой. С того момента все пошло не так, как я себе представлял.

Селфі на фоні водоспаду Ігуасу
Селфи на фоне водопада Игуасу

Что такое рафтинг? Это туристическое развлечение. Приходишь в турагентстсво: я хочу прокатиться. Платишь небольшую сумму денег, одеваешь спасательный жилет, садишься с инструктором в эту надувную лодку, плывешь. И хотя я испытал немало экстремальных видов спорта, рафтингом не занимался никогда. Это была лишь вторая моя попытка.

Что думает дилетант, когда подписывается на рафтинг? Во-первых, за мою безопасность отвечают. Во-вторых, в таком туристическом месте люди, наверное, опытные – они знают, как все организовать. В-третьих, даже если перевернемся – на мне есть спасательный жилет, он сразу выбросит на поверхность.

Что произошло? Сначала все шло неплохо – мы шутили, а пороги совсем не пугали меня своими масштабами. Вдруг – переворачиваемся, я иду ко дну. К счастью, не проглотил воды при этом. Сразу попал в центрифугу, как в стиральной машине. Первое, что подумал: "Ого, ничего себе закрутило!". Вторая мысль: "Спокойно. Сейчас меня выбросит на поверхность". Я же в жилете!

Время идет, а я остаюсь под водой. Вроде уже и крутит меньше, а поверхности все равно нет. Открываю глаза и с ужасом осознаю, что нахожусь где-то глубоко, потому что очень темно. "Господи, неужели сорвало жилет?!". Ощупываю себя – все на месте. Дальше – самое страшное: меня никак не выталкивает наверх. Вспоминаю совет инструкторов: нужно растянуться в длину. Но это сложно сделать, потому что периодически повторяется "центрифуга". Ты даже не можешь сориентироваться, где небо и земля. Полная пространственная дезориентация.

Рефлекторно сжал губы, чтобы воздуха хватило как можно дольше. Осознал: происходит какая-то аномалия. Мозг включился в интенсивную работу и поиск причины – почему так случилось. Понял, что нахожусь в таком месте, где жилет не может преодолеть сопротивление воды.

В какой-то момент мелькнуло: "Если меня сейчас не вытолкнет – то все, конец. Неужели все вот так закончится?". Как журналист, я подумал: "Боже, что же я наделал! Дома все узнают из новостей, что я погиб в Бразилии?".

Чувствовал, что запас воздуха – на пределе. И тут я увидел свет. Собрал воедино все силы, всю энергию, которая еще осталась, и начал двигаться ему навстречу... Когда меня подтягивали веревкой к лодке, я уже не мог работать руками... Мне до сих пор крайне неприятно вспоминать тот эпизод. Несколько следующих дней я чувствовал себя неадекватно. Меня выбило из привычной колеи.

Телеведучий часто буває в зоні небезпеки
Телеведущий часто бывает в зоне опасности

Однажды, по дороге на интервью, к нам подъехали и приставили к моему виску дуло пистолета. Наверное, это даже опаснее, чем рафтинг, учитывая отношение бразильских бандитов к человеческой жизни. Мы выезжали с полицией на убийства и в течение одной ночи отсняли сразу пять таких трагедий. Жизнь там не стоит вообще ничего. Но, понимаете, когда на меня наводят пистолет, я дышу, я вижу, я думаю, я в нашей реальности. А вот когда ты под водой, не можешь дышать и никоим образом не влияешь на ситуацию, – это особые ощущения. Не дай Бог кому-то их испытать на себе.

Искали для себя ответ, почему эта аномалия едва не лишила вас жизнь?

Моя ситуация – не уникальна. Когда начал гуглить, оказалось, что летальные случаи на рафтинге – достаточно распространенное явление. Много трагедий, а причина всегда одна и та же: перевернулся рафт, человек пошел на дно и не появился на поверхности. В программе мы даже нарисовали схему, что произошло и почему меня придавило ко дну. Я благодарен водопаду Игуасу за то, что вовремя меня отпустил из ловушки. В направлении этого вида спорта меня больше не тянет.

"Грабитель бежал на меня, а я – на него"

Хочется услышать от Дмитрия Комарова простой и действенный лайфхак, как выжить среди других культур и цивилизаций...

Как бы там ни было, а все люди этой планеты – одинаковые. Они лишь немного отличаются своими традициями, такие как японцы, о которых я уже упоминал – там неправильный уклон может испортить всю встречу. Впрочем, все люди хотят хорошего отношения к себе, уважения и чувства, что они – равноправные и полноценные граждане.

Почему у туристов возникают проблемы в коммуникации с другими культурами? Многие приезжают в откровенно небогатые страны Азии, Африки, Южной Америки как в зоопарк. Оказавшись среди какого-то племени, делают селфи, что перед ними – не люди. Соответственно, наталкиваются на негативную обратную реакцию.

Всегда представляйте себя на месте другого человека. Допустим, вы занимаетесь в Украине своими делами, здесь появляется турист из Африки и, поинтересовавшись, как вас зовут, начинает фотографировать. Причем – в откровенно грубой и бесцеремонной манере. Фотографирует только потому, что ему показалась смешной форма вашего лица, стиль одежды и тому подобное. На этом примере мы сразу понимаем, как нужно себя вести.

В любом уголке Земли оставайтесь Человеком. Относитесь к другим так, как хотели бы, чтобы относились к вам. Элементарные правила вежливости: если хочешь сфотографировать – сначала спроси, можно ли. Доброжелательность всегда делает настоящие чудеса.

Читайте также: Дмитрий Комаров снялся в провокационной фотосессии с обнаженными звездами: горячие кадры

Возможно, именно поэтому герои наших программ настолько раскрываются в беседе. Находясь среди племени, мы никогда не снимаем сразу. Наш репортаж не делается за 2 часа. Заселяемся, живем с ними день-другой. Можем там провести целую неделю. Мы не брезгуем – потребляем их пищу, спим в их домах. За это время между нами исчезают все барьеры.

Комаров повсякчас займається благодійністю
Комаров постоянно занимается благотворительностью

Бразилия – достаточно уголовная страна. На одной доброжелательности далеко не уедешь, не так ли?

Действительно, здесь могут напасть, обокрасть, ограбить... В первые 150-180 дней пребывания в Бразилии мы никак не могли понять, почему даже в туристических районах нас предупреждали: "Спрячь телефон, спрячь фотоаппарат".

Но перед самым вылетом в Украину со мной случилось происшествие. Вечером я возвращался в гостиницу в благополучном районе Ипанема – богатые дома, роскошные отели. Шел пустой набережной, на плечах – рюкзак, в руках – два телефона. Решал в мессенджерах рабочие вопросы, поэтому потерял бдительность.

Послышались шаги. Я поднял глаза и увидел, как прямо на меня бежит массивный темнокожий мужчина, а со стороны "подрезает" еще один. До отеля – ровно 100 метров. Вокруг – ни души. В рюкзаке – кошелек, кредитные карты, ноутбук. Плюс – два телефона прямо в руках. Даже если отбросить финансовую составляющую, потеря этого имущества стала бы для меня гигантской проблемой – там же отснятые материалы, контакты и прочее.

Что делать? Как назло, обут в обычные вьетнамки – ни бежать, ни отбиваться. В таких моментах на размышления имеешь не более нескольких секунд. Я переложил оба телефона в левую руку и отвел ее за спину. А дальше, вместо того, чтобы ожидать нападающего, я сам перешел в атаку. Он бежал на меня, а я – на него. При этом, я дико кричал, матерился и даже замахнулся кулаком правой руки.

Габріеля полюбили усі телеглядачі програми
Габриэля полюбили все телезрители программы "Мир наизнанку"

Здесь важной была эмоция, которая стала для грабителя полным сюрпризом. Он остановился, а потом развернулся и начал убегать. По силе они оба меня превосходили – это однозначно. Но в мою пользу сыграл эффект неожиданности.

Девяносто процентов всех туристов приезжают на карнавал в Рио запуганными. "Если вас грабят – отдавайте все". Меня спасло мое подсознание, которое подсказало не пятиться, а проявить уверенность.

Если на вас нападают с палкой, ножом или пистолетом, лучший выход – отдать все и, конечно, даже не сопротивляться. А вот мораль моего случая следующая: в любой стране нужно пытаться почувствовать себя ее полноправным жителем и жить с этим ощущением. Шпана всегда ищет тех, кто боится. От того, насколько уверенно ты движешься, смотришь вперед, отвечаешь даже на провокационные вопросы типа "закурить есть?", зависит их поведение. Увидев перед собой уверенного человека, шпана скорее всего развернется и уйдет.

Слушаешь вас и понимаешь: историй хватит на несколько хороших томов приключенческого бестселлера. Есть такое в планах?

Год назад мы уже анонсировали книгу. Но все, что я делаю – делаю честно. Нанимать "литературного раба" не хочу. Потихоньку пишу сам, коллеги помогают сверстать. В ближайшие годы эта книга таки увидит свет – там соберу только самые "сочные" истории. Ну, а написание фундаментальных трудов в стиле Хемингуэя откладываю до пенсии (Улыбается).

Вот мы с вами разговариваем уже минут 40, а я ничего, по сути, не рассказал. Еще столько всего! Поэтому книга очень нужна, но не сейчас – нет времени. Только завершили командировку в Бразилию – сейчас монтируем и начитывает выпуски программы на осень. Параллельно разрабатываем новую страну, которую пока не назову. Это все – настоящая круговерть!

Напоследок, если позволите, вопрос достаточно интимного характера. Есть ли в ваших намерениях создание семьи?

Я вам отвечу коротко: время покажет. Когда наступит момент для общества узнать о моей личной жизни – оно узнает. Если сейчас я ничего не рассказываю, значит – еще не время.

Автор: Олег Бабий
Источник: LifeStyle 24
powered by lun.ua
Если Вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Залиште відгук