На съемках впервые за 4 года увидел мать, - Сеитаблаев в интервью с создателями кино Домой

Эксклюзивное интервью с создателями "Домой" - Алиевым и Сеитаблаевым / Фото: Виктор Тимохин

Это кино не без оснований считают главным украинским фильмом года. Прокат громкой художественной драмы крымскотатарского режиссера Наримана Алиева "Домой" (Evge) находится в самом разгаре. Это честное роуд-муви уже получило неслыханный успех за рубежом.

Премьера фильма состоялась на 72-м Каннском кинофестивале в программе "Особый взгляд". Лента уже завоевала ряд наград в Европе, а также поборется за место в номинации "Международный полнометражный фильм" кинопремии "Оскар" и в категории "Фильм на иностранном языке" от Украины "Золотой глобус".

Читайте также: Премьера украинского фильма "Домой": трейлер и сюжет претендента на премию Оскар-2020

С режиссером Нариманом Алиевым и актером Ахтемом Сеитаблаевым, сыгравший главную роль, мы встретились во время торжественного кинопоказа в кинотеатре "Октябрь". И пока украинцы смотрели фильм, его создатели в кафе "Gastroll '" рассказывали журналистам 24 канала, как на самом деле родилось это качественное европейское кино и почему оно так понравилось зарубежной публике.

В откровенном интервью читайте также о том, как Ахтем Сеитаблаев впервые за 4 года благодаря съемкам неожиданно смог увидеть свою мать, как депортированные на Донбасс родные Наримана Алиева смогли сохранить идентичность, почему локальная история малочисленного народа – узнаваема для международного сообщества и как так случилось , что признание за рубежом – это прежде всего путь к украинскому зрителю.

Фільм
Кадры со съемочной майдачинка фильма "Домой" / Фото: Павел Шевчук

О трогательных заимствованиях из реальной жизни, съемочном процессе и неожиданности

У крымского татарина Мустафы умирает его первенец, Назим. Отец приезжает в Киев, куда его два сына уехали после аннексии Крыма, чтобы вернуть младшего сына Алима домой, а старшего похоронить на родине в Крыму согласно мусульманским традициям. Известно, что этот концепт сюжетной истории вашего кино вымышленный, но базируется на реальных историях?

Нариман Алиев: Работая над проектом, я прочитал о крымском татарине, у которого действительно погиб сын на Донбассе, и он вез хоронить его в Крым. Мне показалось это интересным, поэтому оттуда мы позаимствовали ситуацию с цинковым гробом.

Другой случай: у отца Мустафы Джемилева, который погиб в депортации, была единственная просьба: чтобы его похоронили в Крыму. Родные поехали из Узбекистана на полуостров для этого, но их не пропустили. Они два месяца жидали, пытаясь получить разрешение. Однако не дождались и были вынуждены хоронить тело отца у границы. Лишь в девяностых, когда крымские татары смогли вернуться на полуостров, отца Джемилева наконец перезахоронили в Крыму.

Фільм Режиссер фильма "Домой" Нариман Алиев / Фото: Виктор Тимохин

Съемочный период "Домой" начался осенью 2018-го, а уже в мае вы представили кино в Каннах. Съемки были в Киеве и области, нескольких селах Николаевщины, селе Стрелковое на Арабатской стрелке, на озере Сиваш и других локациях. Всего 18 съемочных дней и все по-своему особенные, говорил актер Ремзи Билялов, который сыграл Алима – младшего сына Мустафы. Что для вас было тяжелым и непредсказуемым?

Нариман Алиев: Я никогда не относился к съемкам, как к преградам. Это крутые этапы, которые мы реализуем после подготовки. Повезло, что наша команда состояла из профессионалов. Немного было трудно для арт-департамента, но легче для актеров и наоборот.

Финальная сцена была очень камерная, я никого не подпускал к съемочной площадке, кроме задействованных там людей. Но это ощущение финала и напряжение передавались всей съемочной группе ... Если бы не сделали удачно, была бы беда. А лично для меня самым трудным было похудеть до премьеры, и я с этим не справился (смеется, – LifeStyle 24).

Фільм Режиссер фильма "Домой" Нариман Алиев / Фото: Павел Шевчук

Ахтем, вы фактически персона нон грата во временно оккупированном Крыму, однако ваши родственники там проживают. Действительно ли благодаря съемкам на Арабатской стрелке вам удалось увидеться со своей матерью за долгие годы разлуки?

Ахтем Сеитаблаев: Да. Это пример, когда съемочная группа становится не только профессиональным центром на некоторое время, а когда есть нечто большее. Дружба настоящая, например. Уже потом я узнал, что продюсеры и коллектив сделали все, чтобы моя мама, для которой в 80 лет поездка из Крыма в Киев очень тяжелая, приехала на Арабатскую стрелку. Это в 20 километрах от условной границы. Ее внук посадил в машину и привез. Мы провели рядом 2 дня. Это было впервые за почти 4 года. Сказать, что это было очень необыкновенно? Так и было.

Фільм
Кадры со съемочной майдачинка фильма "Домой" / Фото: Павел Шевчук

Было тихо, не хотелось даже кричать от радости. Я пытался запомнить эти несколько дней, потому что неизвестно когда в следующий раз увижусь. Поэтому для меня съемочный период на Арабатской стрелке совместился со встречей с мамой и моими 2 детьми, которые также приехали, чтобы ее увидеть, с самой историей кино и ролью, которую я исполнял.

Фільм
Кадры со съемочной майдачинка фильма "Домой" / Фото: Павел Шевчук

Вот такое переплетение. Это был этап разговора с собой. Представьте, первого сентября закончился съемочный период "Захара Беркута", где я был режиссером, а третьего сентября мы выехали в сторону Арабской стрелки репетировать, где я уже был в роли актера. И встреча с мамой мне очень помогла, потому что был непростой проект. Я благодарен Всевышнему, что за последние несколько лет у меня не было большого интервала между работами. И такая смена жанров деятельности в одной профессии – это большое счастье. Прекрасно, когда попадаешь на территорию классной драматургии и коллектива и чувствуешь, что нет равнодушных на площадке. И понимаешь, что ты живешь наполненной жизнью, которая имеет смысл. Поэтому приезд мамы и детей и был этим большим бонусом.

Фільм Эксклюзивное интервью с создателями "Домой" – Алиевым и Сеитаблаевым / Фото: Виктор Тимохин

Читайте также: Джамала, Сенцов и Вакарчук побывали на фильме "Домой": какие впечатления у звезд

О самой тяжелой сцене Ахтема Сеитаблаева, вызове и Сиваше в октябре

Ваше кино – целостное роуд-муви, где с развитием действия все больше срастается напряжение. Что у вас общего с Мустафой – персонажем, которого вы сыграли? И какая сцена психологически показалась самой тяжелой?

Ахтем Сеитаблаев: Архитектоника и композиция сценария очень классные: тебя ведут по кардиограмме – роли твоего персонажа, но от этого не легче. Потому что каждая следующая сцена, даже если они с точки зрения внешнего градуса на одном уровне, закидывает удочку в другую сцену. Поэтому эта так называемая кардиограмма не была легкой. Когда в первый съемочный день ты попадаешь в локацию "морг" и должен сыграть сцену, где твой персонаж видит впервые после длительного периода своего ребенка – старшего сына, но уже мертвым, в этой обстановке ... Для меня это был вызов как для человека, как для мужчины, у которого четверо детей, как для актера!

Фільм
Ахтем Сеитаблаев в интервью 24 каналу / Фото: Виктор Тимохин

Команда продемонстрировала человеческий и профессиональный такт. Я даже удивился, неужели абсолютно все знают сценарий? Ни минуты не сомневаюсь, что бригада осветителей и художников также знала. Ты чувствуешь, что вокруг формируется атмосфера, которая позволяет качественно выполнить работу. Потому определенные сцены должны сняться в отдельный период времени. Был верно организовано время, а это очень многого стоит: не тратишь времени и появляешься на площадке, когда нужен. Это все драйв и вызов одновременно!

Фільм
Кадры со съемочной майдачинка фильма "Домой" / Фото: Павел Шевчук

Было ли легко? Конечно нет. Уже не говорю о том, как бедный Ремзи Билялов (сыграл младшего сына Мустафы, – ред.) купался в реке. Я даже ушел с берега. Помня, что вытерпел Ремзи, в сложные моменты я просто молчал.

Нариман Алиев: Кстати, в ночной съемке Ремзи тоже должен был плавать. Но до этого на реке схватил переохлаждение, мы его откачивали. Он ходил нервный, говорил, что все необходимое сделает. А я всю смену думал, как провернуть, чтобы он не купался снова. В конце концов придумали, он был благодарен. Мы пытались облегчать задачу, потому что снимали на озере Сиваш в октябре! .. А вот сами съемки проходили в нужном темпе. Мы чувствовали, что успеваем. Все понимали процесс, были в нем и играли, как надо.

Фільм Съемочная команда фильма "Домой" на озере Сиваш / Фото: Павел Шевчук

Про актерский дебют Ремзи Билялова, его красноречивое крещендо и искренность в кадре

Нариман, вы говорили, что снимали украинское кино о крымских татарах, пока это не стало мейнстримом. Ранее, в короткометражках, вы снимали своих родственников, это было бесплатно. В чем секрет успешного дебюта вашего двоюродного брата – непрофессионального актера Ремзи Билялова в фильме, который от Украины едет на "Оскар"?

Нариман Алиев: Мы долго не могли найти актера на эту роль, и наконец я решил пригласить Ремзи на пробы. Из всех вариантов выбрал его. Хотя у брата не было актерских амбиций, он хотел помочь и доверял мне. Это самое важное в любом сотрудничестве: доверие, общая цель и стремление помочь друг другу. Как сказал Ахтем, когда все позволяют тебе сделать твою работу. Ремзи волновался на съемках, но вел себя спокойно. Вспомнился смешной момент. Первый кадр первого дня первой сцены – это крупный план Ремзи, которого должно было тошнить. А он говорит: "Я не умею, чтобы меня тошнило". Мы с ним отошли чтобы никто не видел, совали пальцы в рот и учились. Дошли до того момента,  что нас обоих тошнило ...

Фільм Нариман Алиев в интервью 24 каналу / Фото: Виктор Тимохин

Также Ремзи помогла поддержка Ахтема, как опытного партнера. Я сказал Ахтему: "Буду кричать на него, если надо, а ты успокаивай, мол, все нормально". Эта игра в плохого и хорошего полицейского работала. Я добавлял ему определенного драйва, а Ахтем – сдержанности.

Ахтем, вы опытный актер, но в своих интервью говорили, что кое-чему научились у Ремзи. Чему именно?

Ахтем Сеитаблаев: Профессия актера прекрасна тем, что не имеет границ. Ты никогда не сможешь сказать, что знаешь, как все лучше сделать. Ремзи действительно Всевышний поцеловал в макушку, об этом свидетельствует его непринужденность, искренность внутри кадра, то, как он слушает, отвечает, реагирует на те или иные события. Там, где мне помогает ремесло, он выкладывается всеми своими чувствами.

Фільм Сеитаблаев и Билялов в фильме "Домой" / Фото: Павел Шевчук

Во время съемки последней сцены, где он читает молитву, я за него реально волновался! Потому что в том, как он набирал последнее крещендо (музыкальный термин, обозначающий постепенное увеличение силы звука, – LifeStyle 24), я слышал, что оно идет от печени ... Не столько голос, а сколько боль и надежда. Ведь его персонаж не верит, что остался единственным мужчиной в семье, и ему теперь надо вести за собой и принимать решение в отношении всего и себя самого тоже. На съемках я понимал, что к Ремзи лучше не подходить.

Фільм
Кадры со съемочной майдачинка фильма "Домой" / Фото: Павел Шевчук

Его открытость, доверие и своевременная работа поражали. И только два дубля последней сцены?! Каждый актер упал бы, потому что это требует и физических и психологических усилий. Я себя спрашивал, а если бы на его месте играл опытный актер ... Вот не знаю, было бы ли так искренне. Он был на своем месте. Главный фильм для меня "Мужчина и женщина", а молодой Ремзи Билялов напоминал мне Трентиньяна. От этого было тепло. И я старался научиться этой непринужденности, гармонии внутри себя ровно столько, сколько нужно. Я словно вернулся на первый курс мастерства актера, когда учат быть убедительным в своей простоте.

Фільм
Ахтем Сеитаблаев в интервью 24 каналу / Фото: Виктор Тимохин

Об ошибке главного персонажа, страхе ассимиляции и попытке развенчать стереотипы в отношении крымских татар

Что у вас общего с персонажем, которого сыграли, и в чем ошибка Мустафы?

Ахтем Сеитаблаев: С одной стороны его трудно винить, потому что эти геополитические изменения прямо затрагивают крымских татар. Они были внутри тайфуна, там вроде тишина, а вокруг весь мир в сногсшибательном состоянии. И его попытки сохранить семью, традиции, религиозную принадлежность, культуру, – это довольно жесткий и не всегда адекватный ответ вызовам. Его попытки защититься стали доминантой даже в отношении к родным людям. А иногда надо было говорить или хотя бы смотреть друг другу в глаза не с позиции "отец – патриарх" и "сын – ученик", а с позиции друзей.

В моем детстве, благодаря Всевышнему, были не такие отношения с отцом. Но я помню страх не быть достойным его внимания или доброго слова ... Не могу сказать, что меня не любили, но этого было мало. И первый раз с отцом я проговорил больше часа, когда впервые женился в 20 лет! Как-то я себе сказал: если у меня будут дети, я хочу им быть другом.

Понимаете, одним словом не скажешь об ошибке Мустафы. Все дело в том, что он много верил в защитную стену, которую построил вокруг себя, своей семьи и убеждений. И ошибся, потому что просто не разговаривал с близкими ему людьми.

Фільм
Ахтем Сеитаблаев в интервью 24 каналу / Фото: Виктор Тимохин

Нариман, в фильме вы проговариваете о межэтническом конфликте украинцев и крымских татар. Сейчас 300 тысяч крымских татар проживают в Крыму. В вашем кино показываете порожденный депортацией и гонениями страх ассимилироваться и отсюда желание сохранить консервативные устои. Настолько большой сейчас страх рассеяться?

Нариман Алиев: Это было всегда, потому что мы маленькая нация, которая постоянно под угрозой ассимилирования. И потеря этой идентичности – это потеря самих себя. Фильм не о конфликте крымских татар и украинцев, а об определенном недоразумении, отсутствии информации и наличии стереотипов в отношении крымских татар. В фильме нет антагонистов – плохих или хороших, просто люди которые пытаются действовать в соответствии со своими убеждениями и интересами. А почему так действуют? Дело в социальном бэкграунде, воспитании и информации, которая их окружает. Я это проговариваю, но не пытаюсь сказать, что кто-то в этой ситуации хороший или плохой.

Фільм Нариман Алиев в интервью 24 каналу / Фото: Виктор Тимохин

О депортированных родственниках Наримана Алиева на Донбассе, пробелах в дискуссии о Крыме и почему на самом деле о крымских татарах в 2014-м заговорили вслух

Поколение ваших родителей пострадало от депортации: уже в зрелом возрасте они возвращались на свою землю, отстраивали дома, делали карьеру. Как депортация коснулась вашей семьи?

Нариман Алиев: Каждая крымская семья была депортирована. Вы не найдете ни одной семьи, которая не пострадала и осталась в Крыму. Депортировали на Кавказ, в Среднюю Азию, Сибирь. Уже через 15 лет, когда сняли комендантский час, то люди искали свои семьи и пытались объединяться, поэтому основная ячейка был в Узбекистане. В 1960-х годах нам, якобы, позволили возвращаться в Крым. Но всем людям, которые туда поехали, не позволили остаться в Крыму ... И поэтому они оседали на материковой части Украины за Чонгаром. С тех пор в Геническе и Новоалексеевке очень много крымских татар.

У меня есть родственники, которые живут в Донецкой области. Небольшой очаг крымских татар депортировали туда. Интересно, что они на востоке Украины качественнее сохранили свою идентичность. Потому что, например, в Узбекистане также бытует тюркский язык, они также мусульмане, поэтому без заимствований и интерпретации языка и традиций не обошлось. А в Донецкой области мои родственники лучше сохранили крымскотатарский язык, его диалекты и традиции нашего народа.

Фільм
Нариман Алиев в интервью 24 каналу / Фото: Виктор Тимохин

В вашем кино война на Донбассе показывается как фон, а о российской агрессии "говорит" только тело погибшего и радиоприемник. Однако из фильма понятно, кто в этих бедах виноват ... "Домой" – необходимое кино для украинского гражданского общества. Потому гонения на крымских татар продолжаются: незаконные аресты, похищения, пытки, убийства. По данным украинских правозащитных организаций, около 87 заложников Кремля, из них львиная доля крымских татар, сейчас в российском плену. И правозащитники, активисты и журналисты должны поддерживать гражданское и медийное давление для их освобождения.

Так вот, письма крымских татар имеют четкую конкретику и общее отличие: пишут, что гордятся быть представителями крымскотатарского народа, желают нации сплоченности. Чувство достоинства, религиозность, вера в свой народ и благодарность за национальную принадлежность и дает им силу в плену. Как по мне, этот фильм для украинцев очень важен именно в этом контексте: благодаря истории на экране мы видим душу вашего народа и лучше понимаем пленных крымских татар, которые, как и украинцы, сейчас реально страдают от российского террора. Поэтому осознаем, почему должны за них бороться. Вы прогнозировали, что фильм так будет действовать?

Нариман Алиев: Для меня наш фильм – один из кирпичей для взаимопонимания между украинцами и крымскими татарами и освещение того, кто они такие. Это очень комплексная вещь, которая не может быть изменена быстро. У нас еще много пробелов в дискуссии и о крымских татарах, и о Крыме. Нас держит то, что крымские татары научились быть сплоченными, имеют общую идею. Только это нас и спасает.

В 2014-м почему крымские татары стали очень заметными? Потому что мы были конкретно централизованными в своем видении. А проукраинские силы, которые проживали в Крыму, не имели возможности вокруг кого-то объединиться и продвигать свое видение будущего. То же самое было в Донецке и Луганске.

И эти письма политзаключенных очень конкретные, потому что есть устойчивое понимание национальной идеи. Мы никогда не выступали против украинцев или русских, против украинской государственности, мы всегда выступали за свое, чтобы наш язык и культура могли развиваться, чтобы дети имели возможность чувствовать себя на Родине. Мы выступали за себя. Наша идея должна развивать нас, а не подавлять другого. Мое кино о солидарности, дискуссии, возможности слушать друг друга. Я не считаю, что кто-то в моем фильме делал ошибки был или неправ. Должна быть коммуникация, чтобы найти что-то общее и двигаться вместе дальше.


Кадры со съемочной плошадки фильма "Домой" / Фото: Павел Шевчук

О причине дебюта в Каннах, экзотической универсальности и почему успешная фестивальная история – прежде всего возможность покорить зрителя в Украине

Вместе с тем полнометражный художественный фильм о крымских татарах преимущественно на крымскотатарском языке получил неслыханный фестивальный успех за рубежом! Уже были показы в 14 странах, кино получило награды в Одессе, Бухаресте, Стамбуле, Украина, Израиле и Варшаве. Также фильм поборется за "Оскар" и "Золотой глобус". Вы говорили, что о крымских татарах вслух начали говорить только в 2014 году. Чем объясняется тот факт, что локальная история малочисленного народа является для зарубежного зрителя близкой и узнаваемой?

Нариман Алиев: Это все и просто, и сложно. Нет единого рецепта, почему этот или другой фильм имеет возможность показываться за рубежом. Над фестивальной историей мы тоже работали 2 года, рассказывали о проекте, показывали его, собирали определенные отзывы. Не для всех фильмов это надо. Потому фестивальное признание для нас – это возможность дойти до зрителя даже в Украине. Наш фильм – не блокбастер, у него нет миллионов на промоушен, поэтому мы и стараемся использовать любой инструментарий, позволяющий рассказать о кино зрителю. Почему мы попали в Канны? Так звезды сошлись. Дело в огромных усилиях продюсера фильма Владимира Яценко, селективной комиссии, которая смотрела наш фильм, и конкурентной среде.

Как эта история стала узнаваемой? Кино не является чисто крымскотатарским. Темы универсальны и понятны кому угодно: конфликт отцов и детей, идентификация тебя в мире и мира в тебе. Мы со своей стороны пытались сделать кино качественным и откровенным. Когда создавали "Домой", опирались на личный вкус и не врали ни себе, ни людям.

Фільм Эксклюзивное интервью с создателями "Домой" – Алиевым и Сеитаблаевым / Фото: Виктор Тимохин

Во второй части интервью с режиссером Нариманом Алиевым, актером Ахтемом Сеитаблаевым и продюсером Владимиром Яценко читайте, чем объясняется неслыханный до сих пор успех украинского кино, возможно ли его сделать прибыльным и какие новые фильмы ожидать от кинокоманды фильма "Домой".

Репортажные фото из интервью: Виктор Тимохин

Фото со съемочной площадки: Павел Шевчук

powered by lun.ua
Если Вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Залиште відгук