Тема Голодомора – личная история для каждого: интервью с режиссером и героем фильма "Яков"

Виктория Трофименко и Евгений Ламах эксклюзивном интервью / Facebook / @ Yakiv / Яков / Фото: Екатерина Лащикова

Съемочной команде фильма "Яков" трижды отказали в финансировании, однако режиссер фильма Виктория Трофименко убеждена, что таким фильмам место в украинском кино. Автор фильма о Голодоморе и главный герой Евгений Ламах в откровенном интервью для LifeStyle 24 рассказали об истории Якова Дробота, проблемах с финансированием и талантливое команде, которая готова снимать качественный продукт.

Тизер украинского полнометражного художественного фильма "Яков" о реальном мужчине, который спас 2800 человек в Голодомор, вызвал неожиданный резонанс. Однако сам проект фильма уже три года не может получить госфинансирование для съемок. Почему этот проект важен для режиссера, как ведущему актеру далось перевоплощение в смельчака-Якова, кто прежде всего должен финансировать такие фильмы и какая волна украинского кино ждет нас в будущем – читайте в нашем материале.

Читайте также: В Украине снимают фильм о Якове Дроботе, который в Голодомор спас 3 тысячи человек

Хочу снять свой "Список Шиндлера"

Проект фильма "Яков" о реальном мужчине Якове Дроботе, который в должности председателя колхоза в селе Великий Хутор в Черкасской области спас три тысячи людей от Голодомора, не допустив смертей и каннибализма. Пока нет ни одного понометражного художественного в современной Украине фильма о Голодоморе, вы первопроходец, потому что решили взяться за экранизацию этой истории. Виктория, почему для вас эта история настолько важна, а персонаж интересен? Почему вы взялись за эту историю?

Виктория Трофименко: Я, как наверное многие режиссеры, хочу снять свой "Список Шиндлера". Для меня эта тема актуальна, потому что, как и у многих украинцев, у меня есть родные, которые пережили Голодомор, и есть те, которые не пережили его. Мне хочется сделать историю о силе в трудные моменты. Потому что мы в основном смотрим на Голодомор с точки зрения виктимности. Я хочу посмотреть на историю, расставив акценты по-другому. Рассказать не о том, как мы умирали, а о том, как мы выживали в тех условиях ловушки... Очень важно пройти период осознания, прожить эту травму и проговорить ее с другой точки зрения. Главное, чего мы можем научиться в истории – выживать.

Например, немало фильмов о войне, которые снимали мужчины – это кино о героях, которые умирают, но не умирают в памяти. Ведущий мотив: возвышение смерти в ранг священного долга. Это очень по-мужски. Однако я смотрю с точки зрения женщины, поэтому для меня больше героизм в том, чтобы выжить героями и продолжить свой род. Мы выжили в Голодомор благодаря тому, что были люди, которые сохранили жизнь других людей. Я хочу в нашей болевой точке найти точку силы и о ней говорить. В этой истории конечно будет и вся боль, и все то, что мы пережили.

Фільм Яків
Виктория Трофименко в интервью LifeStyle 24 / Фото: Сергей Терещенко

Нам архиважно это переосмыслить. Я убеждена, что хлеб вы не выбрасываете, а в Европе выбрасывают и не думают об этом. Убеждена, что картофель чистите очень тонко, потому что бабушка ругала, если грубо. Нашим предкам пришлось пережить не один этап голода, мы это все несем на генном уровне, и если не переосмыслим, не отпустим, на нас будет влиять это на подсознательном уровне.

Для меня эта история важна еще и тем, что люди в Большом хуторе тогда объединились, и никто никого не сдал. Потому сдавать своих – это было тотальное явление. Со Сталиным понятно, что это зло... Но кто были те люди, которые писали доносы? Говорю сейчас о страхе за собственную жизнь, что приводит к смерти всех... Мы не можем их осуждать. Это люди в жерновах истории. Однако было много героев, которые, так же как и Яков, спасали других. Но их или сдавали и высылали в Сибирь, или расстреливали.

Фільм Яків
Актеры на снимальной площадке фильма "Яков" / Facebook / @ Yakiv / Яков / Фото: Екатерина Лащикова

В конце концов, у самого Якова плохо закончилась жизнь. Его немцам сдал украинский полицейский, кстати, из того же села. Якова загрызли собаки, а раны посыпали солью... Это была страшная смерть, уже во время второй мировой. Мне интересны его черты по сути, он был коммунистом-оппортунистом, который был против тех пятилеток хлеба, что и привело к Голодомору.

Но селу Якова удалось объединиться и поэтому спастись. Потому что никто из них никого не сдал, понимаете? Это то, что надо культивировать в себе – умение объединиться, несмотря на различие и идеологические противоречия. Это делает нас сильными и стоит проговаривания на экране.

Фільм Яків
Евгений Ламах в главной роли в фильме "Яков" / Facebook / @ Yakiv / Яков / Фото: Екатерина Лащикова

Как работалось Вам как сценаристу и режиссеру одновременно? На чем базируется сценарий?

Виктория Трофименко: Я просмотрела все фильмы на эту тему, читала литературу, ездила в деревню, говорила с историками, посещала не одну конференцию. При работе над сценарием частично опиралась на материал Виктора Козориза – уроженца этого села. Он заботится о сохранении истории Большого хутора, собрал архивные материалы в многотомник от зарождения до современности. Эти документы я взяла за основу, а также опиралась на глобальные архивы, исторический материал. В фильме есть доля домысла и в основном правда.

Первый драфт писала один месяц, базовым стал третий драфт. Это три месяца работы с перерывами между ними, чтобы отойти от материала, освежиться и сесть со свежим восприятием. Я захожу в затвор, чтобы написать сценарий. Никуда не хожу, ни с кем извне не общаюсь... А потом до самого съемочного периода шлифую сценарий и даже на площадке, адаптирую под актеров. Потому текст – это живой материал, он как одежда, когда сапожник шьет, а затем на примерке подгоняет под того, кто будет его носить. Так и делаю.

Фільм Яків
Режиссер фильма "Яков" за кулисами съемок/ Facebook / @ Yakiv / Яков / Фото: Екатерина Лащикова

Состояние аффекта, или как воплотился в образ Якова Евгений Ламах

Женя, как Вас утвердили на роль Якова и как вы вживались в образ?

Евгений Ламах: Все началось с читки – в сценарной лаборатории "Film ave", где мы читали разные сценарии. И я попал к Виктории читать сценарий полнометражного фильма "Яков". Он мне понравился и единогласно пришелся по душе всем актерам, которые принимали участие в чтении. И Вика уже тогда пригласила меня на пробы. Все идет от режиссера. Какое зерно он вложит, то и пожнет. Вика наговорила в течении трех часов, а дальше говорит: "Все, оно есть, отпускай". И я с доверия режиссера к актеру начал отпускать и входить в коннект со своей ролью. Каждая роль – это развитие. Ты растешь в процессе и в работе. От сложной роли невозможно отказаться.

Как было вам играть Якова уже в кадре – на съемках тизера?

Евгений Ламах: У меня по-разному проходят съемки, а с некоторых съемочных площадок не хочется уходить, потому что есть уверенность, что все делаешь правильно. На съемочной площадке "Якова" был покой, атмосфера. Каждый делал свое дело настолько слаженно, что нельзя было сделать в кадре что-то не так. Процесс был легким, это была химия и магия кино.

Читайте также: Спас в Голодомор тысячи людей: сеть взрывает тизер к фильму "Яков" об известном украинце

Расскажите о съемках тизера. Что было интересного, непредсказуемого?

Евгений Ламах: Съемки длились 4 дня. Вспомнилась сцена бритья. Мы репетировали, я брился правой рукой, а на левой щеке должен был быть порез. А Вика говорит: "Что-то не то. Надо наоборот левой". Я попытался, но в первый раз не получилось быть в партнерстве, свою линию держать и технически порез сделать. Я предложил что-то поискать... И с первого раза получилось. Я не понимал, что делал. Просто мозг отключается, включается магия...

Фільм Яків
Евгений Ламах в интервью LifeStyle 24 / Фото: Сергей Терещенко

Виктория Трофименко: Герой живет!

Евгений Ламах: Да, эти моменты ценные, когда со сцены, условно говоря, заходишь за кулисы и не помнишь, что на той сцене было. Состояние аффекта... Это чувство бывает редко, но оно должно быть.

Виктория Трофименко: С Женей очень комфортно работать. У меня с ним история Якова живет. Когда актер выходит на площадку, понимаешь, что работает, что нет. Он с этим персонажем единый. Я очень долго выбираю, потому пробовала на роль Якова и других актеров, чтобы понимать, что я себе не вру. Ты с этим героем носишься три года, любишь его очень, представляешь, каким он на самом деле должен быть на экране. Поэтому важно найти актера, которому ты сможешь доверить свою ценность. Поэтому у меня не было вопросов к Жене. С ним история живет, а у режиссера загорается импульс.

Очень важно найти актеров, которые смогут оживить персонажей, вывести их в свет. На съемочной площадке тизера фильма "Яков" я была довольна своим выбором. Не было неожиданных моментов, так как была длительная подготовка. Я кайфую от процесса на площадке, вообще от всего творческого процесса над фильмом и резонирую с актерами. И когда ты даешь импульс, чувствуется отдача, зато есть духовный контакт...

Фільм Яків
Евгений Ламах и Виктория Трофименко в интервью LifeStyle 24 / Фото: Сергей Терещенко

Как приемная дочь Якова Ламаха "папой" назвала

Расскажите о контакте с внучатым племянником настоящего Якова Дробота. Как он вышел на вас, эта встреча изменила сценарий фильма?

Виктория Трофименко: Нет. Как по мне, я уже больше знаю о Якова, чем они. Я обращалась к архивному материалу, не только хутора, но и того периода в целом и анализировала его историю в больших объемах. Включался синтез и анализ. Внучатый племянник нашел неизвестную фотографию Якова, а также местных людей в тот период и вышел на меня через Виктора Козориза. Он сообщил информацию, которую я уже знала. Рассказал, что в Иакова был один родной сын Слава. А у того уже не было потомков, ему изменили имя и отчество, чтобы выжил. И он всю жизнь мучился, что имел такого отца, а носит имя другого человека, так и умер с именем Бойко Анатолий.

А еще я встретилась с женщиной, которая была приемной дочерью Якова. Она очень преклонного возраста, ей 91 год. На меня вышла сама. И мне было страшно с ней встречаться. Я Якова уже слепила, люблю его уже таким. И сейчас она мне что-то такое могла сказать... Безусловно, мне было важно это услышать, пока она еще в здравом уме.

Фільм Яків
Приемная дочь Якова Дробота, которой 91 год / Facebook / @ Yakiv / Яков

Влада Павловна Бойко называла Якова Дробота отцом... Он был ей не родным отцом, но единственным, кто растил. Вчера она смотрела тизер и говорила, что наш Яков, которого играет Евгений Ламах, похожий на настоящего Якова. Что ее папа был именно таким. Прижималась к исполнителю роли Жени Ламаха и называла его "папа"... Странные пожалуй ощущение, когда ты потеряла человека, которого звала отцом, в 13 лет, а в 91 год прижалась к тому, кто для тебя вдруг стал экранным воплощением "папы".

Удивительно также послушать историю жизни папы от чужих людей, которые решили рассказать эту историю миру. Ту историю, которую даже от своих детей он скрывал. Видимо, вчера она спала по-другому, и эта встреча вероятно для нее была такой же важной, как и для нас. Дай Бог ей посетить премьеру в здравии и твердости духа. Говорит: "Обещают, если будет сто лет, сделать прибавку к пенсии 100 гривен, то надо же проверить дадут или нет..." Надеемся, премьера фильма будет раньше, чем она узнает о том, дают ту прибавку к пенсии или не дают.

Фільм Яків
Виктория Трофименко в интервью LifeStyle 24 / Фото: Сергей Терещенко

"Историческое кино не может быть дешевым"

В августе этого года стало известно, что ваш проект отобрало Госкино. Но когда появился новый министр культуры, выяснилось, что много денег распределили, министр сказал, что столько нет. Около 50 проектов из 100 не прошли. Вашему проекту также отказали в госфинансировании. Режиссеру Ахтему Сеитаблаеву также отказали с историческим фильмом "Конотопской битвой", аргументируя, что это дорогостоящее кино. С такой же аргументацией отказали и вам?

Виктория Трофименко: Не было аргументов. Отказали и все. Безусловно, историческое кино не может быть дешевым. Мы просили около 50 миллионов гривен. Идти на компромиссы и сократить бюджет еще больше означало бы выбрасывать сцены из сценария, потому что мы не сможем их снять, если мы не найдем копродюсеров и деньги. Мы не можем снимать этот фильм, как сериал, на сериальных локациях. Мы хотим строить заново Большой хутор. Условно говоря, нельзя же "Тесла" купить по цене "Жигулей", не так ли? Для меня качество очень важно.

Каким будет съемочный процесс, если получите госфинансирование?

Виктория Трофименко: С тем бюджетом, что мы подавались, не можем себе позволить очень много. Но я бы очень хотела делать так, как Агнешка Холланд (автор фильма "Цена правды", – LifeStyle 24) – делать день репетиции с камерой и актерами на локации, и день съемки. Это даст хороший результат. Но с нашим бюджетом, который нам урезали, дали и забрали этот раз, мы себе такого не можем позволить. Даже если Госкино нам даст деньги, мы будем делать краудфандинг, искать частные инвестиции, потому что я хочу сделать качественное кино. Для сравнения "Урожай дьявола" – 21 млн долларов, фильм Агнешки – около 11 миллионов долларов, а мы просили только 3 миллиона долларов. Если мы не найдем деньги, придется урезать сцены, для меня очень важные. Например, в сцене "Одесский порт" я показываю то время, когда у нас люди страдают от голода, тонны зерна едут за границу. И это очень важная сцена.

Фільм Яків
Кадр со съемочной площадки фильма "Яков" / Facebook / @ Yakiv / Яков / Фото: Екатерина Лащикова

Но пока в Госкино говорят, что будут давать значительно меньше бюджеты. Откровенно говоря, в такой зыбкой и непонятной ситуации я не знаю, где мы найдем деньги, чтобы снять такое мощное кино, как хочется. На этот фильм в Госкино и Минкульта уже три года нет денег. Это продолжается с 2017 года, отказ за отказом. То боятся неоднозначных героев... То в Минкульте советовали урезать бюджет, но как я могу сделать историческое кино дешевым? Есть же примеры фильмов на эту тему, сравните.

Могут ли такие исторические фильмы быть прибыльными? И приносить кассовые сборы? Что для этого нужно, когда у нас будет такая киноиндустрия. При каких условиях это будет возможно?

Виктория Трофименко: Есть много факторов, почему мы не прибыльные. Во-первых, мы не можем быть прибыльными в Украине с таким мизерным количеством кинотеатров. Во-вторых, я убеждена, что если мы ориентированы на кинотеатрального зрителя, то должны снимать на английском языке. Долгое время мы были ориентированы на российский рынок. Почему снимать тогда на русском? Чтобы продавать в страны СНГ. Мой первый фильм "Братья: последняя исповедь" – (украинский драматический фильм по мотивам романа "Джмелиний мед" шведского писателя Торгни Линдгрен, рассказывает историю любви и ненависти двух братьев-гуцулов, которые доживают в горном селе в Карпатах, – LifeStyle 24) победил в первом питчинге. На нас смотрели квадратными глазами, потому что многие питчинговали с по большей части российскими узнаваемыми актерами, чтобы продать кино, что было логично, а мы вышли с фильмом на украинском языке, гуцульским диалектом и преимущественно всеми актерами дебютантами. А потом те фильмы с русскими актерами, вышедшие в прокат после 2014 года, начали сталкиваться с проблемами. Мы предусмотрели время, так случилось.

Фільм Яків
Евгений Ламах и Виктория Трофименко в интервью LifeStyle 24 / Фото: Сергей Терещенко

Нам закрыли двери с российским рынком, ничего страшного. Но когда закрыли одну дверь и не открыли другие европейские, сказав, что нам снимать нужно только на украинском – это ловушка для самих себя. Чтобы самоокупиться, должны снимать на английском. Потому что за рубежом, в отличие от Украины, не воспринимают тонированное кино. Они привыкли к живому звуку. В Америке тонированное кино – это кино второго сорта. А наши люди воспринимают как должное. Если снимать кино на английском языке, тогда откроется западный кинотеатральный рынок сбыта. Должны начать открываться, а не закрываться кинотеатры. И ТВ-каналы должны принимать украинские фильмы наравне с иностранными по такой же тарифной сетке, а не так, как сейчас. И ясно, что требование из производителя по качеству никто не снимал. Сейчас в Украине может окупиться только фильм, который стоит в районе 300 тысяч долларов, комедия. Историческое качественное кино за такие деньги не снять. Да и вообще качественную драму.

Но мы также должны осознавать, что есть определенные имиджевые фильмы. Когда снимали "Список Шиндлера", Стивен Спилберг был убежден, что денег не заработают, но просто должны это снять. Потому что есть определенные травматические истории, которые надо пережить, тогда это имеет определенный терапевтический эффект для нации. Стоит без оценочного суждения в процесс окунуться. Мне кажется, что я попыталась это сделать в сценарии "Якова". Это также имиджевое кино, абсурдно ожидать от него бешеных доходов. Но все может быть. Впрочем, несмотря на неутешительные ожидания, "Список Шиндлера" стал самым кассовым фильмом в киноиндустрии.

Фільм Яків
Съемочный процесс тизера фильма "Яков" / Facebook / @ Yakiv / Яков / Фото: Екатерина Лащикова

Когда начали выделять существенные суммы из государственной казны на кино после Революции Достоинства, у нас начали появляться качественные украинские фильмы. В Украине есть хорошая фестивальная история за границей, иностранцы понимают, что украинское кино хорошего качества таки есть. Пытались ли вы найти финансирование за рубежом?

Виктория Трофименко: Мы не можем искать за границей, пока нет денег в Украине. Пока их нет, с нами никто не говорит. Деньги приходят к деньгам. Сценарий "Яков" прошел немецкую сценарную программу, я его дорабатывала в рамках этой программы, и они заинтересованы присоединиться в партнерство как копродюсеры. Когда мы в августе узнали, что нам выдали деньги из бюджета, запустили процесс. А потом оказалось, что денег нет и его остановили. Понимаете, мы не стабильны. Мажоритарным финансодателем должна быть Украина. У меня украинская история, украинские актеры, украинский язык, украинская творческая группа. Ясно, что деньги должны прийти только из Украины. Получается, что это замкнутый круг. А так, безусловно, мы думаем о краудфандинге и зарубежных копродюсерах.

Почему Евгений Ламах согласился на роль Якова

Женя, вы сыграли главных персонажей в историческом фильме-экшне "Круты 1918" и военной драме "Черкассы" и взялись за "Якова". Сейчас Вы предпочитаете играть в фильмах неразвлекательного характера преимущественно на историческую тематику, почему так?

Евгений Ламах: У нас, к сожалению, уровень киноиндустрии не столь развит, чтобы молодые актеры имели право выбирать. В Украине современное кино появилось 5 лет назад. Откровенно говоря, в основном это не то, что я выбираю, это то, что предлагают. Потому что имею опыт работы с хорошими режиссерами и в хороших проектах. Уже может идти речь, что я могу отказаться, но тогда мне ни за что будет жить. Скоро выйдет на экран комедия "Голая правда", где я также сыграл. Мне, как актеру, интересно работать во всех жанрах. Это развитие. Но самое интересное работать в таком жанре, как "Яков", потому что это тонкая психологическая работа.

Фільм Яків
Евгений Ламах в образе Якова Дробота / Facebook / @ Yakiv / Яков / Фото: Екатерина Лащикова

Виктория Трофименко: На самом деле современное украинское кино появилось не 5 лет назад... В 2011 году Екатериной Копыловой были начаты питчинги и запущен первый питчинг Госкино, на котором, кстати, победил мой фильм "Братья. Последняя исповедь".

Как вам дался съемочный процесс в "Черкассах" и "Крутах 1918"? Что было самое трудное, какие вызовы перед вами стояли и как справились?

Евгений Лемах: Режиссер "Черкасс" Тимур Ященко, он в плане работы похож на Вику Трофименко. "Черкассы" тяжелые тем, что это был мой первый полнометражный фильм – и сразу корабль, открытое море... Мы снимали вместе с командой моряков на настоящем военном корабле.

Я впервые познакомился с стадикамом, впервые начал работать со светом в кадре. Актер, не теряя своего персонажа и пути, куда ведет зрителя, должен еще работать с техническими аспектами. Там много было тяжелых нюансов, которые уже сейчас вспоминаю это с улыбкой.

Будущее украинского кино

Что ждет украинскую киноиндустрию, когда она станет прочной? Какой будет украинская волна и на чем тематически и жанрово будет базироваться?

Евгений Ламах: Это от людей зависит, насколько хорошо они будут выполнять свою работу, настолько быстро это и произойдет.

Фільм Яків
Режиссер Виктория Трофименко на съемках тизера / Facebook / @ Yakiv / Яков / Фото: Екатерина Лащикова

Можно ли считать, что сердцевиной этой волны будут рефлексии на войну на Донбассе и Революцию Достоинства?

Виктория Трофименко: Рефлексии нельзя заказать. Они происходят здесь и сейчас, мы очень разные и мы рефлексирует. Новая волна – это волна качества и профессионализма. Должны быть разного жанра фильма. Как по мне, важно, чтобы приняли закон о том, что люди, которые занимаются меценатством кино, должны освобождаться от налогов на сумму меценатства. Тогда мы сможем не зависеть так непосредственно от госфинансирования, а начнем говорить с предприятиями и бизнесом.

Новая украинская волна уже пошла с 2013 года, когда "Братья: последняя исповедь" стартанули – это был один из тех первых фильмов, когда именно для украинских фильмов фестивальная история начала твориться, "Братья: последняя исповедь" были первым фильмом, который попал во времена независимости на 3 фестивале класса "А", имел награды. Затем был "Племя" с его бешеным фестивальным успехом, а дальше колесо покатилось, и процесс пошел достаточно активно. У нас есть мощный творческий потенциал, достаточно талантливых режиссеров, актеров, операторов, художников-постановщиков, композиторов. Процесс пошел, волна уже идет, чтобы она не приходила, ее надо поддержать.

У вас уже давно сформирована творческая команда. Как вы видите съемочный процесс "Якова" при наличии достаточного финансирования?

Виктория Трофименко: Будем строить локации, в частности планируем построить аналог тогдашнего села Большой хутор. Писать музыку, у нас есть мощный композитор Святослав Лунев. Талантливый художник-постановщик Юрий Денисенков, с которым я хочу и дальше двигаться, мне понравилось работать с оператором Сергеем Смычком. Мощная творческая и административная команда, с которой мне приятно и комфортно работать. Я продолжаю сотрудничество с большим удовольствием с "Пронтофильм" и продюсером Максимом Асадчим. Есть классный состав актеров, которые меня испытывают, а я их. Если бы в этом году дали госфинансирование, фильм вышел бы в 2021-2022 году. Если в следующем году дадут, фильм выйдет в 2023 году к 90-летию Голодомора.

Фільм ЯківОператор фильма "Яков" Сергей Смычко / Facebook / @ Yakiv / Яков / Фото: Екатерина Лащикова

Почему сеть охватил резонанс, когда вышел тизер фильма "Яков" и стало известно, что вы не получили госфинансирование? Может ли это свидетельствовать, что украинскому зрителю таки интересны и нужны исторические фильмы?

Евгений Ламах: Здесь и политика играет роль и то, что этот фильм о нашей истории. Думаю, что основной двигатель резонанса – политический конфликт. Речь идет о ситуации в стране и смене власти. Повлияло также то, что люди увидели качество тизера и поняли, для чего фильм должен появиться. Это очень актуально сейчас.

Еще на резонанс повлияло то, что сейчас в моем кругу общения все актеры и режиссеры настолько объединенные, поддерживают друг друга, но не завидуют. Это также увеличивает просмотры, репосты, работает сарафанное радио. Коллеги не говорят, что что-то плохо, а проговаривают, как можно улучшить. Это касается не только "Якова", идет тотальная поддержка в этом плане. Если пойти к людям, не из этого круга, они так же будут реагировать. Я хорошо отношусь к работам своих коллег в нашем кино, где полностью украинский актерский состав и украинская съемочная группа. Пусть эти работы еще иногда не самые лучшие, но качество их неуклонно растет.

Фільм Яків
Евгений Ламах на съемках тизера "Якова" / Facebook / @ Yakiv / Яков / Фото: Екатерина Лащикова

Виктория Трофименко: Я думаю, что тема Голодомора – личная история для каждого. Человек смотрит и говорит: "Мне моя бабушка также рассказывала, как они с навоза извлекали непереваренные зерна". И они это видят в кадре. Я не могу это придумать, здесь столько ужасов, что и придумывать не приходится. Поэтому я брала из реальных историй и документировала событие. Они видят, что это верно и чувствуют, что это касается именно их. Далее происходила "цыганская почта", потому что оно резонирует. Только сейчас действительно стало известно, что этот фильм в Украине будет иметь большой резонанс после этой реакции людей.

Фільм ЯківЕвгений Ламах и Виктория Трофименко во время съемочного процесса / Facebook / @ Yakiv / Яков / Фото: Екатерина Лащикова

powered by lun.ua
Если Вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Залиште відгук