Об этом они написали под комментарием журналистки Ольги Лень, где она указала, что "военные могут сделать выводы: лучше не стрелять и получить пару лет условно, чем стрелять и получить заключение на 13 лет". Таким образом журналистка привела параллели с делом о захвате военной части в Одессе.

Читайте также: Вместо награды – наручники: почему осудили пограничника Колмогорова

По данным Юрия Луценко, Сергей Колмогоров получил приказ остановить автомобиль и проверить его. Однако вместо того открыл огонь по машине без предупредительного выстрела в воздух с 60 метров.

"Приказ остановить машину не означает стрелять в машину. Перед стрельбой не было обязательного предупредительного выстрела вверх. Никаких доказательств о сотрудничестве пассажиров с "ДНР" не было", – написал генпрокурор.

Кроме того, Юрий Луценко заявил, что напарник Колмогорова заявил, что предупредительного выстрела не было. При этом в суде адвокаты подозреваемого заявили, что выстрелы в воздух были, и только после этого пограничники открыли огонь по автомобилю, который не остановился.

"Командир в Мариуполе отдал приказ остановить машину и осмотреть ее. И это правильно. Неправильно без предупредительного выстрела на расстоянии 60 м стрелять на поражение в людей, чья вина не установлена. На той территории ни шли боевые столкновения. Поэтому стрелять без предупреждения – табу", – убежден Юрий Луценко.

Он заявил, что автомобиль не остановился из-за того, что в салоне играло радио. А что касается световых сигналов, которые зафиксировали пограничники, то "эта марка авто при опускании/подъеме стекла и при включении зажигания автоматически моргает фарами", – заявил Луценко.

Не слишком подбирал слова в общении с журналисткой и главный военный прокурор Анатолий Матиос. При этом он заявил, что Колмогоров был без опознавательных знаков, и блок-поста там не было.