Архив
Курси валют
Погода
      youtube @24
      Loading...
      google @24
      RSS ЛЕНТА
      Общий RSS

      Топ новости

      Видео новости

      Об изменениях в Минразвитии, первой зарплате и личной жизни: интервью с Аленой Бабак

      В эксклюзивном интервью 24 каналу руководитель Министерства развития и общин Украины Алена Бабак рассказала о нововведениях в ведомстве, изменениях в системе жилищно-коммунального хозяйства, задачах и целях министерства.

      О кабинете и новой должности

      У вас довольно скромный кабинет по сравнению с другими министерствами.

      Когда я зашла в этот кабинет, то он, фактически, был абсолютно необжит. Потому что до меня министром этого министерства был вице-премьер Геннадий Григорьевич Зубко. Он как вице-премьер работал в помещении Кабмина. Это помещение у него было только когда он приезжал в здание для того или иного совещания. И поэтому здесь не было ни цветов, которые я получила, например, в день рождения от своих коллег. Они мне просто помогли сделать это помещение более живым. Потому что здесь не было ничего. Был стол, стулья. Даже не было стаканов для воды. Поэтому обживаю.

      Читайте также: О скандальных увольнениях, ремонте дорог и работе в Раде: эксклюзивное интервью с Криклием

      Я довольна. Меня все устраивает. Кто-то ко мне зашел и сказал: "Ой, такой маленький кабинет у министра". Я не вижу необходимости в большем. Я считаю, что здесь нормально. Мы здесь проводим встречи. Даже ко мне люди приезжали из Сосновки Львовской области. И мне было приятно, что мы здесь добавили стульев – и все вместе здесь разместились. Мне всего хватает. Но на самом деле, мне здесь нужно было и компьютер подключать, потому что он не работал нормально. Надо было подключать спецсвязь, обновлять, фактически. Все сделали. Приказами все дооформляли.

      У нас электронный документооборот. За это большая благодарность предыдущему министру-вице-премьеру. Я знаю, что мы одно из немногих министерств, у которого полностью работает электронный документооборот. У нас есть система Энтерпрайс, которая позволяет загружать все документы и в электронном режиме отправлять и на другие центральные органы исполнительной власти, и в рамках министерства рассылать поручения. Очень удобно. Потому что часть министерства расположена на Деловой, 24, и ехать с Олимпийской сюда тяжело. А через систему очень удобно отправлять поручения. И они сразу там. Они так же нам направляют.

      Пустые были и шкафы. Но они быстренько дополнились разными документами.... Также мне пришлось здесь принимать посла Беларуси, нашего посла. Мне белорусы подарили их вещь. Приезжали уже люди из Запорожской области, в Мариуполе будет экономический форум, премьер организовывает. И туда предлагали, например, инвестиционные проекты областей. Ко мне приехали люди и показали проект по Кирилловке, который был уже давно наработан. И было бы хорошо, если бы его включили в проекты на форуме. Также мне нравится, что есть карта Украины. Мне это импонирует.


      Алена Бабак в своем кабинете

      А какие-то личные вещи приносили сюда? Детали какие-то?

      Абсолютно ничего. Я очень рада, что как раз мне на день рождения подарили икону. А так – ничего. Здесь все, что принадлежит государству. И так оно должно остаться, когда завершится моя каденция.

      Интересное, что я заметила – министры очень не любят сидеть за своим рабочим столом. У вас тоже так?

      А что же я здесь буду делать, если я постоянно в общении с людьми! Каждую минуту у меня полностью расписан график. Я постоянно встречаюсь с людьми за круглым столом. Поэтому мне тут нет смысла сидеть, я же не сама с собой работаю.

      Об образовании и первых работах

      У вас несколько образований, но первое – это филология?

      Да.

      То есть я предполагаю, что в студенческие годы вы мечтали быть переводчиком. Как так случилось, что в вашей жизни появилось жилищно-коммунальное хозяйство?

      Очень интересная история. На самом деле, я действительно хотела быть переводчиком. Почему? Потому что у меня родители – инженеры-строители. И мой папа работал как инженер-строитель в сфере электросварки за рубежом. И мы ездили заграницу, когда я была маленькой. Он работал в Египте, в Турции – строил металлургические заводы там. И я себе подумала: я хочу путешествовать по миру. В советские времена не было для меня понимания, как вообще можно путешествовать кроме как быть инженером-строителем, или же я видела еще переводчиков. И я сказала: точно не буду инженером-строителем, я буду переводчиком.

      Я поступила на иностранные языки в свое время, закончила институт и начала работать в 1993 году, я поняла, что знание языка – это хорошо, но это просто средство для общения – мне нужна другая профессия. Мне импонировали корпоративные финансы. Я выиграла грант в 1995 году на учебу в Америке. Получила диплом магистра бизнес-администрирования по специализации "финансы". И когда я 25 сентября 1998 года в Киев из Америки прилетела, еще чемодан у меня был (неразобран – 24 канал) – вышли на меня мои коллеги, с которыми я работала в проектах международной помощи, и сказали: "Алена, приди, мы делаем модель финансового планирования для водоканала Черновцов". Я говорю: слушайте, я не буду работать ни в каких водоканалах, я буду работать в бизнесах, корпоративных – я хочу быть финансовым менеджером в корпорации.

      Но с тех пор так все и началось. Была эта коллега Кэти Ревелс, которая ко мне пришла. Она сейчас работает во Всемирном банке в Индии по проектам водоснабжения и водоотведения. Она сказала: "Я понимаю, ты, возможно, не хочешь работать с водоканалами, но прочитай эту книгу". Эта книга называлась Water financing pricing, и там как раз было о ценообразовании и финансовом менеджменте водоканалов.

      И с этого все началось: с финансовых моделей Черновцов, Луцка, Хмельницкого. То есть финансы я использовала сразу в прикладной сфере – жилищно-коммунальной. И так все эти годы я работаю в этих сферах городского развития, коммунальной инфраструктуры. Преимущественно начинался мой опыт с аналитика, руководителя проектов, международной технической помощи, потом мы уже создали свою, как украинцы, консалтинговую компанию, которая занималась именно сферой местного развития. И это постоянно была как раз работа именно в этой сфере. Поэтому мне это совершенно не ново, и я очень долгое время уже этим занимаюсь.

      Вы, кстати, были одной из первых женщин, которая выиграла грант?

      Да, Так и было. Фактически, конкурс начался с 1995 года, а в 1996 году завершился процесс отбора. Нас было вообще всего пятеро на всю Украину и Молдову, кто выиграл тогда грант на обучение в магистратуре бизнес-администрирования. Это действительно было очень интересно.

      Я когда приехала в Америку, нам рассказывали о маркетинге на примерах американских реалий рынков. А у нас даже названий не знаешь, потому что тогда не было у нас вообще ни одной иностранной компании, примеры которых приводились на учебе. Компьютеров еще не было, библиотеки были. Они были, но не у каждого. И это тоже надо было уметь работать на нем. Американцы в учебе требовали все в письменном виде. Надо было писать: все отчеты, рефераты, – и все на английском языке.

      Слава Богу, все оказалось нормально. Я закончила тогда обучение с высоким баллом. Я была в 5% тех, кто завершил курс с наивысшим баллом. Мне пришлось тогда досдавать математику, потому что я же была филологом до сих пор. А магистратура требовала определенное количество часов с уровня колледжа или бакалавриата по математике. Мне пришлось идти еще дополнительно параллельно с магистратурой на курсы бакалавриата – досдавать математику – и, фактически, выйти на магистерскую программу согласно всем требованиям.

      О политической карьере и личной жизни

      У вас довольно интересная история, такая себе selfmade woman.

      Вы знаете, я не отличаю в этом вумен или не вумен. Я всегда занималась такими вещами, которые я люблю. И если открывались возможности – как например, на обучение – можно же было не пойти, не подавать заявку, не проходить этот сложный путь отбора. Это было на самом деле трудно. Я себе решила: раз открывается эта возможность, я ею воспользуюсь. Работаешь, используешь возможности, которые тебе открываются.

      Собственно, депутатом я так же стала. Мне предложили, сказали: "Алена, смотри, у нас в команде, у "Самопомочи", например, нет человека, который знает ЖКХ. Будешь?" Я также очень длительное время (думала – 24 канал). Тогда я принимала очень серьезные решения. Это надо было изменить очень кардинально свою жизнь. Там больше было принято мною решений таких взвешенных, что я буду делать, как я буду делать. Но открылась эта возможность – ты идешь работаешь.


      Алена Бабак в команде "Самопомочи"

      Так же и сейчас, когда команда уже "Слуги народа" и президента, фактически, предложила мне продолжить мою профессиональную деятельность уже в исполнительной работе. Я увидела, что это команда людей, с которыми я готова дальше работать. И действительно, в нашей командной работе, надеюсь, что мы сможем реализовать те задачи, которые мы ставим себе в первую очередь, и люди ставят к нам.

      А много ли времени проводите на работе?

      Сейчас – очень. Я очень надеюсь, что это изменится. Потому что мой ребенок, которому сейчас 11 лет – ей 12 в декабре будет – ей очень меня не хватает. Я считаю, что неправильно, чтобы люди работали день и ночь. Даже при работе, которую ты любишь, должно быть время для семьи, для того, чтобы в другой способ чем в кабинете или где-то на выезде проводить свое время. С друзьями, с семьей, со всеми. Вот мама моя просится очень сильно, хочет приехать ко мне. Я говорю: "Мама, ну я тебя прошу, я не смогу тебе уделить время сейчас. Немножечко еще подожди". А я хочу, чтобы она приехала. Они всегда приезжают с папой ко мне сюда, и мы проводим вместе время. А сейчас я просто должна им отказывать в общении. Я единственная дочь, которая отказывает родителям. Это неправильно.

      Время должно пройти. Это понятно. Много организационных вопросов. Много такой работы, как в начале. Все с пониманием к этому относятся, и я тоже. Даже если я в 22 часа сейчас ухожу с работы, если работаю в субботу – как завтра, например, весь Кабмин будет работать – к этому я с пониманием отношусь на первых порах. Дальше, я думаю, что не должно быть работы до 22 часов. Она должна заканчиваться в более или менее умные временные рамки.

      Вы уже вспомнили свою младшую дочь. Еще перед тем, как пойти в ВР, помню интервью, в котором вы сказали, что вы достаточно четко распределили время, которое вы будете ей посвящать. Сейчас как вы планируете?

      Вот я же и говорю, что очень не хватает у нее времени моего, а мне не хватает ее. То есть я с ней общаюсь по телефону в основном, вечером после 18, когда она уже из школы приезжает.

      Думаю, компенсируем. Она с пониманием относится. Я сама ее везу утром в школу, мы с ней общаемся. Недавно она мне на память рассказывала гимн. Сказала: "Мама, подожди, выключай радио, давай я тебе буду гимн рассказывать!". Ну, думаю, хорошо, давай гимн рассказывать. Слушайте, у нас все как у всех, я же не одна такая. У всех родителей являются моменты, когда они имеют больше или меньше времени, надо с пониманием к этому относиться. И я вижу, что мои дети ко мне относятся с пониманием. Я хочу дать им больше времени, как только это будет возможно и реально.

      У вас взрослый сын. Сколько ему?

      Да, он у меня уже взрослый, ему почти 29 лет. Он имеет свою, взрослую жизнь. Я не хочу рассказывать о том, чем он занимается, потому что у него своя жизнь. Я считаю, что нельзя разрушать жизнь детей, если у тебя, скажем, есть какая-то карьера. Каждый должен иметь право на свое пространство, становление и тому подобное. Поэтому я не хочу его привлекать в это все. Пока часть, за которую я отвечаю, является моя дочь. Она еще не совершеннолетняя и мне надо ответственно относиться к своим полномочиям матери.

      Гордится вами?

      Нет, такого нет. Во-первых, я никогда этого не культивировала, и никогда такого понятия как "гордись мамой" не было. Мама должна быть просто мамой. Ребенок должен чувствовать, что у нее есть мама и все, этого достаточно. Я никогда не фокусирую на этом (карьере, – 24 канал) внимание.

      Россия включила вас в свой санкционный список. Почему?

      Да, это правдивая информация. Потому что я была частью фракции в парламенте, которая очень четко формулировала свою позицию относительно войны на Донбассе. И, безусловно, во всей моей работе даже, когда я работала в вопросах работы наших предприятий, например, "Вода Донбасса". То я должна была вербализовать свою конкретную позицию относительно того, что мы признаем войну войной, что мы должны иметь четкую стратегию и понимание того, каким образом должно работать предприятие "Вода Донбасса", которое является уникальным. Оно функционирует на двух территориях: подконтрольной и нет. Все эти вещи, вероятно, отслеживаются. Не я же сама себя включала в этот список. Возможно, эти аспекты моей деятельности в определенной мере были проанализированы и оценены. Точно я не знаю.

      О зарплате

      Вы уже работаете больше месяца, получили ли вы свою первую заработную плату?

      Конечно, я работаю месяц и один день. Потому что нас назначили 29 августа, сведения мне показали. Зарплата за первый месяц была немножко грустная, потому что начисления были примерно 18 тысяч гривен, а получила я 15 тысяч. Это меньше, чем у нардепов, к тому же, это за месяц и один день. Поэтому для меня это было довольно грустно. Я не буду говорить, что это та зарплата, за которую я готова работать, потому что я не могу, это не логично. Поэтому, безусловно, через систему всех этих надбавок, премий удастся выйти на какой-то другой показатель. Думаю, "грязными" это будет примерно 60 тысяч гривен.

      И уже после учета налогов, я думаю, что размер будет более приемлем. Но мне лично не нравится система надбавок, интенсивности, премий. Я не хочу сама себе определять размер премии. Ну, конечно, не сама, потому что у нас есть государственный секретарь, он готовит обращение, которое подается на Кабинет министров, тот в свою очередь утверждает эти размеры премий. Но я не хочу жить в условиях премий. Должен быть просто должностной оклад министра и все. И тогда все, кто хотят знать, какая заработная плата министра, смогут просто посмотреть в оклад. Должен быть четкий оклад и все, не надо никого премировать или еще что-то.

      Надо было вносить изменения в штатное расписание, потому что людей вообще нельзя было взять на работу, потому что был уже вице-премьер, но у него не было ничего, даже секретаря не было. Организационно было очень тяжело. Во-первых, название нам переименовали – это головная боль. Все документы, штаты – все стало по-другому. Потому что был вице-премьер, у которого работа была организована по-своему. А у нас огромное количество международки, в общем большое количество проектов мы реализуем благодаря донорам. У нас даже есть Совет доноров.

      Вы даже хотели избавиться от своего депутатского мандата и есть информация, что вы не сильно стремились оказаться на посту министра. Как долго вас уговаривали?

      Очень мало уговаривали, потому что на самом деле мне предложили эту должность для рассмотрения. Я взяла пару дней, чтобы выяснить, какие у меня будут возможности, что я смогу сделать, посоветовалась дома. И после этого приняла решение. Для меня интересна эта должность как место реализации профессиональных вещей, которые я знаю и выполняла долгое время на разных должностях. Безусловно, сфера деятельности гораздо шире в министерстве, чем то, чем я занималась до этого. Но это все равно в пределах моей компетенции, которую я приобретала в течение последних 20 лет.

      Вы советовались с семьей, она вас поддержала?

      Дети, родители знают, если у меня есть желание что-то делать, то они понимают, что будет место и для них. Фактически они меня поддержали.

      Об изменениях в министерстве

      Во время предыдущей каденции в правительстве вы пытались донести проблемы людей в регионах. И было заметно, что премьер-министру не всегда нравилось то, что вы ему говорили об этих проблемах. В тот момент вам хотелось возглавить министерство?

      Просто возглавить министерство еще ничего не значит. Важно, с какой командой ты возглавляешь это министерство. И я очень надеюсь, что та команда, которая сегодня есть в правительстве, даст возможность реализовывать вещи, которые есть желание реализовать. Ибо один в поле не воин. Нет такого, что ты вдруг стал министром, но у тебя нет поддержки твоих коллег даже в том же самом министерстве. Поэтому говорить о том периоде – это одна вещь, там была своя команда, которая была сбалансирована. Люди там находили сотрудничество между собой. Сейчас я рада, что я являюсь членом новой команды правительства, которое настроено на изменения, сотрудничество.

      Очень большое количество проектов, которые предстоит реализовать нашему министерству, зависит от успешности коммуникации и сотрудничества с другими. Вся реформа местного самоуправления, децентрализации, усовершенствования качества предоставления публичных услуг в общинах, которые объединяются – сделать все это без коллег из других министерств просто не возможно. Потому что цель реформы децентрализации заключается в том, чтобы человек по месту своего жительства получил качественную публичную услугу. Например, чтобы там была больница, нормальная школа, безопасность, дороги. Поэтому мы вместе сейчас координируем свою деятельность и производим эти стандарты услуг, чтобы при завершении процесса децентрализации мы сказали, что происходит процесс реформы с ориентиром на определенное качество услуг, которые смогут получить все граждане, в зависимости от того, где они живут.

      Министерство поменяло название. Какие изменения и реформы вы планируете провести в ведомстве?

      Министерство отвечает за семь государственных политик, среди них:

      • реформа местного самоуправления;

      • административно-территориального устройства;

      • территориальной организации власти;

      • градостроительство и архитектура;

      • строительства;

      • жилищно-коммунального хозяйства;

      • политика обращения с бытовыми отходами.

      Все эти вещи – разделы программы деятельности правительства, которые закреплены за нашим министерством. Относительно изменений, то мы ставим акцент на общине, а не просто на развитии хозяйства или строительства. Мы говорим, что важно, чтобы развивались местности, в которых проживают люди. Поэтому изменено название. Также через все эти политики мы сделали новые акценты в программе деятельности правительства. Например, жилищная политика. Раньше правительства не формировали видение по реализации этой государственной политики на 5 лет.

      Мы просто постоянно говорим: "Надо изменить жилищный кодекс". Напомню, что это инструмент, а какая политика государства по выполнению конституционного права человека на жизнь? Это и социальное жилье, и жилье для молодежи на льготных условиях, реконструкция кварталов, арендное жилье, реализация права собственности на жилье теми людьми, которые уже имеют жилье. Нам важно начать с концепции жилищной политики, принципов ее реализации в государстве и идти к инструментам.

      Среди которых будут: изменения жилищного кодекса, программ финансирования, реконструкции и так далее. Поэтому, конечно, министерство получило новое название и будет фокусировать свое внимание на новых вещах, которые сегодня актуальны. Среди таких актуальных вещей, я считаю, и мои коллеги из Министерства разделяют это, будет новый подход к пространственному планированию тех населенных пунктов, в которых мы с вами живем: городов, сел.

      Пространственная планировка. В программе деятельности правительства вы увидите такое название, или еще можно сказать – лозунг. "Мы считаем, что по результатам нашей деятельности люди будут проживать в комфортных городах и селах". Кажется, лозунг, но комфорт начинается от определенного порядка и прекращения хаоса.


      Бабак об изменениях в ведомстве

      Этот хаос создавался в последние годы из-за хаотичной застройки. Из-за того, что инвесторы хотели что-то делать, хотели реализовывать свои инвестиционные проекты, включая проекты замены сетей. Не только строительства жилья, а еще офисов, электростанций, энергетики, садов – всего.

      Но очень долгое время в Украине никто внимания не уделял тому, что нельзя начинать никакого строительства без имеющегося генерального плана населенного пункта, детального плана территорий и запрета любой деятельности, пока город не потратит средства на разработку этой документации пространственного планирования. Что происходит? Инвестор уже хочет строить сейчас, люди хотят иметь жилье, кто-то хочет иметь сад, кто хочет заменить какую-то трубу, сеть. Но нет общего документа, согласованного обществом, для этого развития.

      Европа и весь мир уже живет наоборот, даже другими подходами. Они начинают с интегрированной концепции развития в общине. И это начинается со стратегии видения: "А каким же будет наш город? Что оно будет? Где будут парки? Где будут площадки отдыха? Где будет жилая застройка? Как у нас будет развиваться система теплоснабжения? Будет ли у нас мусоросжигательный завод? Или, может быть, мы будем иным способом получать тепло?".

      Все начинается с концепции, интегрированной концепции развития, которая обсуждается. После этой концепции уже дается техническое задание архитекторам для разработки градостроительной документации. И дальше все инвесторы живут по этому плану.

      Когда вы поедете в Европу, вас не поймут, если вдруг какой-то застройщик начнет что-то строить не в соответствии с настоящей документации. Вас просто не поймут. Вам скажут "Как такое может быть?", а у нас это все идет. И через это постоянно люди бастуют возле Министерства, возле Кабмина, возле Офиса Президента. За то, что в Украине постоянно в последние годы происходила хаотичная застройка во всех сферах. Инфраструктурные объекты менялись без планов, жилая, коммерческая, промышленные объекты – все это строительство происходит в хаосе.

      После этого, когда нет исходной градостроительной документации, куда идет застройщик со своим каким-то планом? Он идет в архитектурно-строительный контроль за получением разрешения на строительство. Люди, которые сидят в архстройконтроле, они смотрят на эти документы и говорят "Так у вас же это не согласно генплана. У вас нет документов на землю. Правильно эта земля должна быть использована: на коммерческую или жилую застройку. Нет данных земельного кадастра по видам использования земель, а вы пришли просить разрешение на строительство. Давайте вы зайдете через кабинет слева и мы "порешаем".

      И от этого начиналась и развивалась, и процветала коррупция в сфере архитектурно-строительного контроля. Эта коррупция зашкаливает. То есть деньги, о которых говорят, что они крутились в системе архстройконтроле, просто невероятные. Но это все взаимосвязанные вещи. Эта коррупция процветала из-за того, что сознательно разрушалась система планирования и градостроительства в государстве.

      Поэтому, когда мы с вами говорим о комфорте нашей с вами жизни, что вы вышли из дома, а там есть где сесть, воздухом подышать, что машина и парковка не стоят прямо возле вашего выхода. Где вы можете просто отдохнуть, где есть детям куда пойти, где молодежи отдохнуть. Это все взаимосвязанные вещи. Наше Министерство ставит себе цель возобновить практику территориального планирования в соответствии с которой будет происходить строительство.

      Как думаете сколько вам времени нужно будет?

      Пять лет. То есть мы начинаем с концепции. Мы себе поставили задачу по методическому обеспечению этого интегрированного планирования. До конца года мы хотим разработать методику для городов, общин. Формирование этой концепции интегрированного развития до конца года.

      Дальше мы уже идем в реализацию задач по градостроительному кадастру. Далее мы думаем, что через инструменты государственной поддержки мы будем ставить определенные условия городам, селам, объединенным общинам. Что государственная поддержка, например, из государственного бюджета будет идти только тем общинам, которые будут иметь планировочную документацию.

      То есть мы будем таким образом стимулировать, мотивировать общины начинать серьезно относиться к этой документации. К которой было пренебрежение очень-очень много лет. То есть мы будем говорить: "мы будем давать поддержку на ту же школу, на больницу. Если мы увидим, что и школа, и больница есть в вашем генеральном плане. Что они направлены по принципам, критериям, которые определены в других нормативных документах Украины, как требования для архитекторов. Что не будет жилая застройка без детских садов, без спортивных площадок, которые должны быть при такой плотности-то население на этой территории".

      Есть ряд этапов для того, чтобы это реализовать. Но мы должны начать с этого уже сейчас. И далее, я думаю, Украина будет меняться, если мы начнем планово идти этим путем. И поэтому в программе деятельности правительства появилось не только новое название Министерства, но и появились акценты, которых не было до этого. Это пространственное развитие, устойчивое пространственное развитие. Если мы развиваем наши общины, то они с учетом изменений, перспектив и, что у нас, например, будет жилищная политика. Некоторые вещи мы также добавляем в этой программе, но они более стандартные. Например, предыдущие правительства акцент ставили на реформе местного самоуправления, децентрализации. Мы продолжаем это движение также. Но и берем новые направления нашей работы.

      Жилищно-коммунальное хозяйство это такая довольно сложная тема, потому что украинцам не всегда нравятся платежки, которые они получают. Плюс есть очень большие задолженности, плюс не энергоэффективные дома. Как вы с этим планируете бороться?

      С энергоэффективными домами проще, потому что политика по энергоэффективности в жилых и общественных зданиях остается за нашим Министерством. Мы будем продолжать поддерживать украинцев в их желании сделать что-то с точки зрения энергоэффективности здания через фонд энергоэффективности.

      Ежегодно фонд из государственного бюджета будет направлять минимум 1,6 миллиарда гривен. Плюс у нас есть европейские партнеры, которые уже выделили 100 миллионов евро еще при том правительстве. Я откровенно говорю, что эта работа делалась планово и уже достигнуты договоренности с нашими европейскими партнерами по финансированию в размере 100 миллионов евро по инициативе энергоэффективности в жилых домах.

      Но на нас стоит сейчас задача разъяснение, информирование людей, чтобы действительно этот фонд заработал. Он фактически начал работать с началом работы нового правительства. Первая заявка поступила в фонд 3 сентября, потом немножко позже, то есть фонд заработал. Теперь наша задача, чтобы фонд пополнялся средствами, чтобы мы информировали, разъясняли, как они могут им воспользоваться. Мы должны внедрить систему мониторинга эффективности всех этих мероприятий в зданиях.


      Борьба с задолженностями

      Мы планируем создать даже реестр жилых домов, в которых будут эти мероприятия проводиться. Будем видеть результативна ли эта работа и поддержка. Действительно ли в домах люди сократили потребление энергии и смогли уменьшить свои платежки.

      В отдельных домах в зависимости от комплексного мероприятия может быть уменьшено даже в два раза потребление энергии. А в среднем минимум на 20% гигакалорий, киловатт-часов, чтобы было уменьшено расходование. И соответственно это приведет к снижению или сдерживанию роста платы за коммунальные услуги. Но это мы говорим о воду, тепло. Не все вместе.

      Также мы политикой жилищно-коммунального хозяйства продолжаем заниматься, как Министерство. Но в чем мы ее видим отлично от того, что было до этого. Поскольку в управлении государства практически нет водоканалов, ни теплоэнерго, ни компании по переработке мусора, ни вывоз мусора – это все есть в общинах.

      У местного самоуправления должен быть полноценный инструмент управления своим имуществом, а не так, как сейчас. Когда у нас есть национальный регулятор НКРЕКП, который устанавливает тарифы. Они не отвечают реалиям, они не согласуются с инвестиционными программами, которые являются приоритетом для общин.

      Мы поставили в программе деятельности правительства, вы можете это прочитать, что мы хотим за эту каденцию этого правительства полностью передать все полномочия по установлению тарифов, инвестиционного планирования, регулирования на местный уровень, на уровень общин.

      Тогда у общины будет возможность определяться со своей перспективой инвестиционного развития систем водо- и теплоснабжения. И тогда уже формировать тарифную политику, исходя из:

      ► Во-первых, из этих инвестиционных программ. Долгосрочных, а не тех однолетних. Тарифы сегодня определяются из этого: "А что в инвестпрограмме на этот год?". Так инвестиции не планируются, это длительный процесс. И тарифная политика должна быть согласована не на один год, а согласно инвестиционной программы.

      ► Во-вторых, способности людей оплатить по этим тарифам, которые должны позволить реализовать инвестпрограмму.

      ► В-третьих, уже тогда решений местного бюджета. А что должно быть в дополнение к тарифу из местного бюджета для того, чтобы можно было коммунальному предприятию реализовать свою инвестиционную политику. Которая, мы считаем, должно пройти по процедурам общественных слушаний, согласования с общинами, что именно такое видение ее развития коммунальной инфраструктуры: водо, и теплоснабжения.

      Сегодня у нас было совещание по Смеле. По хронической проблеме отсутствия нормального теплоснабжения. И мы видим, что там абсолютно нет городской политики, согласованной с обществом по оптимальному теплоснабжению этого населенного пункта. Извините, но коммунальное предприятие в собственности общины. Но никто ничего не делает.

      Поэтому мы видим, что, во-первых, сознательно перейдем к тому, что система ценообразования, инвестиционного планирования, схема оптимизации теплоснабжения города, от какого источника теплоснабжения будет осуществляться. Так же по воде, по обращению с бытовыми отходами. Это комплексное решение общины, которое превратится в документ, который будет приниматься. Под эти решения должна формироваться долгосрочная стратегия ценообразования тарифов.

      Потому что сегодня этого нет и опять возвращаемся к комфорту нашей жизни. Когда нет планировочных документов, от чего в общине будет на перспективу, например, подаваться тепло. Или это будет котельная газовая, или это будет альтернативный источник энергии, или это будет мусоросжигательный завод, или все вместе. Или вообще не будет централизованного теплоснабжения в отдельных частях населенного пункта, а будет так называемая децентрализация. То есть в каждой квартире позволят перевести на индивидуальную систему. Или это будут какие-то автономные системы на один дом, на квартал. Это решение общин, а не Министерства.

      Министерство должно дать посыл, что это политика государства, решения в общинах на основании плановой документации, долгосрочных стратегий планирования и долгосрочных стратегий тарифной политики. А реализация должна быть в общинах.

      Это такая позиция, которую исповедует наше правительство, подал эту политику в программе деятельности правительства и было принято Верховной Радой. То есть то, что всегда интересует всех украинцев, вырастут ли тарифы должны решать сами общины?

      Согласно имеющимся планам. Например, вы директор теплоэнерго или мэр. Мы говорим: "Вы отвечаете за тарифы, за систему теплоснабжения города. "Люди должны иметь инструмент для того, чтобы мэр и теплоэнерго привлекли общественность к обсуждению долгосрочной стратегии развития этого предприятия.

      То есть мы, как государство, должны найти место где записать: или в законе о теплоснабжении, в законе о местном самоуправлении в разделе, где полномочия в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Но скорее всего, что это закон теплоснабжения. Что обязательным условием для установления тарифа на тепловую энергию и услуги горячего водоснабжения должно быть имеющийся инвестиционный план минимум на 5 лет, максимум на 10 лет. Презентована эта инвестиционная стратегия общественности.

      Что должен быть рассчитан тариф на перспективу 5 лет. И далее определен план изменения индексации или тарифа по годам за ежегодные решение исполкома по утверждению этого тарифа. Но это публично, открыто, есть процессы, как это делается. Я сейчас привожу вам это просто, как примеры, но во всем мире именно так это все и работает.

      То есть процедура пересмотра тарифов, которая предполагает наличие долгосрочного инвестиционного плана, процедуру привлечения людей, потребителей к обсуждению этого инвестплана, его обнародование, выяснения, предоставление предложений и только потом идет процесс пересмотра тарифов согласно всех этих других вещей.

      Более того, меня совершенно удивляют мэры, которые сегодня имеют полномочия по установлению тарифов. Но они даже не сделали процесс открытым. Доступа любого к информации о расчете тарифа для коммунального предприятия. Коммунальное предприятие является собственность общины, собственность каждого человека, который там находится. Вот вы пришли в Министерство. Это здание является собственностью государства. Вы мне говорите: "Давайте покажите, как вы здесь живете". Я с удовольствием это сделаю, потому что это собственность государства. Это средства налогоплательщиков, за которые содержится этот кабинет, это помещение. И так же с водоканалом или с теплоэнерго.

      Поэтому меня удивляет почему мэры еще не открыли информацию о расчете тарифов и не сказали "В кабинете №35, на первом этаже. Любой может ознакомиться с детальным расчетом тарифов, которые мы утвердили". А это уже не вопрос того ли люди разбирается, или не разбирается в этих расчетах. Это элемент открытости информации, а дальше уже человек сам или привлечет аудитора, или профессиональную организацию и то, что ее интересует выяснит через этот расчет. И подаст уже обоснованное обращение в тот же исполком и скажет: "Вы знаете, а вот мне интересно откуда взялась та или иная цифра. Позвольте мне понять этот процесс".

      Именно так это все работает в мире. Я очень давно занимаюсь вопросами ценообразования в ЖКХ. Профессионально с 1998 года и имела возможность общаться с американцами у которых очень давно работает местное самоуправление. И в них так же есть коммунальные водоканалы, но теплоэнерго меньше. И они имеют эту практику. Придут или не придут люди, но они понимают, если это собственность общины, то вся информацию о его деятельности по определенной форме является публичной.

      Но каким образом это определено? Не через запросы и обращения, а есть место куда человек может прийти и получить эту информацию. Не надо писать постоянно запросы: "Дайте мне информацию: сколько у вас там счетчиков установлено. Дайте мне информацию: сколько вы потратили на зарплату директора."Зарплата директора такая же публичная информация, потому что он работает на коммунальном предприятии и это не коммерческая тайна.

      Я бы хотела, чтобы именно эти принципы у нас работали. То есть этот процесс стандартизирован и каждый может быть в этот процесс вовлечен. Потому что это не нормально, когда тысячи обращений народных депутатов. Я была народным депутатом, я видела с какими обращениями ко мне обращались люди. Когда они меня просили выяснить через депутатское обращение, как на коммунальном предприятии выполняются та или иная вещь. Это не нормально.

      Читайте также: О Скалецкой, скандале в Минздраве и борьбе с фейками: откровенное интервью Супрун

      Если человек живет в общине, а коммунальное предприятие, то должен быть некий стандартный набор информации доступной для каждого. Не надо через народного депутата делать запросы этой информации. Община должна иметь инструменты управления своим имуществом и доступа к той информации об этом имуществе.

      И поэтому тарифы перестанут быть страшилкой для людей. У них должна быть перспективное видение через стратегический план деятельности своего водоканала или теплоэнерго. Перспективу изменения цены на услуги на 5 лет, на 10 лет. Это нормально. Даже, если бы там было предположение, что цена на газ сохраняется, то тариф будет расти. За то, что у нас должна быть инвестпрограмма реализована. Это будет так расти при условии изменения цены на газ на 10%, 20%, 30%, 40%, 100% – цена будет расти таким образом.

      Это не Министр должен рассказывать людям. Это директор водоканала и мэр, который живет в той или иной общине и знает перспективы развития своего предприятия.

      Диджитализация – такое очень сложное слово, которое очень нравится вашему правительству. Буквально через несколько месяцев должно появиться приложение "Дія", которое презентовал Михаил Федоров. В котором должны появиться различные государственные услуги, реестры. Как это будет касаться вашего ведомства? Какие услуги можно будет найти в этом приложении?

      Во-первых, это будет набор услуг, которые касаются именно деятельности Государственной архитектурной строительной инспекции Украины. Там, где довольно длительное время процветала коррупция. И поэтому мы считаем, что как раз діджиталізація – перевод в цифровой формат, избежания фактора человека, а перевод в автоматические режимы получения разрешений на определенные виды строительных работ – является нашим приоритетом.

      У нас должен появиться электронный кабинет застройщика и упрощенное администрирование получение всей разрешительной документации на строительство определенных объектов. Например, с классом последствий сложности СС1 – это проще всего. Небольшой домик кто-то строит, какой-то магазинчик или еще что-то. Это не сложный объект по виду своего строительства. Перевод информирования архитектурно-строительную инспекцию о том, что началось строительство этого объекта должно полностью перейти в электронный формат.

      Сейчас мы согласовываем и с нашим Министерством цифронизации и с Федоровым наш формат сотрудничества между министерствами. Вы понимаете, что в него Министерства вообще не было, поэтому ему сложнее, чем другим министрам начать активную деятельность, как Министерства. Поэтому мы согласовываем формат нашего сотрудничества. Сфера компетенции ДАБИ – это наша компетенция, но он нам помогает с ресурсом по автоматизации этого.

      Мы должны согласовать меморандум по сотрудничеству для того, чтобы первое реализовать этот электронный кабинет застройщика. Для того, чтобы у застройщика была возможность скачать документ разрешительного характера, направить их в ГАСИ. Критерии отказа или не отказа были очень жесткие и компьютер информировал "У вас ошибка такая-то, исправьте пункт такой-то". То есть абсолютно четкие инструкции того, что надо исправить, если надо. А не так что "У вас документация не соответствует законы статьи 25". И все. Что это значит, как это исправить. Мы будем стараться из-за диджитализацию как раз автоматизировать процесс общения застройщиков с органами государственного архитектурно-строительного контроля и надзора. И это позволит нам избегать коррупции, автоматизировать процессы, перевести их на четкие и понять алгоритмы сотрудничества государства и частного сектора.

      Я так понимаю, что можно и коммунальные услуги оплатить через это приложение?

      Нет, это другие вещи. Опять же надо четко понимать, что есть функция государства, а что коммунального предприятия. Потому что оплатить услуги – это коммунальные предприятия должны дать возможность людям платить через электронные сервисы.

      Мы думали сейчас через закон о жилищно-коммунальные услуги написать это, как требование. Если человек хочет иметь возможность платить за услуги в электронном виде, пользуясь своей карточкой, то каждое коммунальное предприятие должно дать возможность это сделать. Это не мы будем делать, это мы должны записать, как требование. А уже тогда каждое коммунальное предприятие должно дать возможность потребителю реализовать эту возможность. Мы не можем собой заменять все сервисы, которые не государство предоставляет.

      Читайте также: Кулеба о возвращении в Украину, новой власти и приоритетах в семье: откровенное интервью

      Государство не предоставляет жилищно-коммунальных услуг. Мы формируем политику. Но наша политика может быть в том, что мы обязываем предприятие дать право потребителю рассчитываться через электронный кабинет потребителя жилищно-коммунальной услуги. В такой способ мы будем подталкивать коммунальные предприятия или тех, кто будет оказывать жилищно-коммунальные услуги, эти сервисы давать людям.

      powered by lun.ua
      Если Вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
      Комментарии
      Больше новостей

      Читай новости даже без интернета

      Скачать

      Читай новости даже без интернета

      Залиште відгук