Между тем в течение двух лет случилось 55 нападений на активистов. И они все еще не раскрыты. Заказчиков нападений правоохранители тоже не назвали, а сами расследования затягиваются или не происходят вообще.

Читайте также: Нападения на активистов не раскрывают, – журналист напомнил, о чем "забыла" власть

"Меня лечат очень хорошо украинские врачи. И я точно знаю, что выгляжу сейчас гораздо лучше, чем выглядят в Украине справедливость и правосудие", – эти меткие слова херсонская активистка Екатерина Гандзюк сказала незадолго до смерти. За жизнь она боролась три месяца, после того, как ее облили кислотой 31 июля. Заказчика нападения до сих пор не нашли, только вероятных посредника и напавшего.


Екатерина Гандзюк

Из всех 55 нападений четыре закончились смертью активистов. Среди них – и адвокат Ирина Ноздровская. Ее тело нашли 1 января 2018 в селе Демидов. Жизнью поплатилась за правозащитную деятельность, когда расследовала смерть сестры.


Ирина Ноздровская

Активист Евгений Дидковский получил четыре пули в живот и спину за борьбу с незаконной добычей янтаря на Житомирщине.


Евгений Дидковский

Во двор подростка-активиста Сергея Чагарова бросили взрывчатку – из-за публикаций в Facebook, после которых на него напал депутат.


Сергей Чагаров

"Киборга" Дмитрия Вербича группа молодых людей атаковала только из-за того, что считала его бандеровцем.


Дмитрий Вербич

Еще один интересный метод борьбы с активистами – зеленка в лицо. Так пытались убрать с дороги главу ГО "Центр противодействия коррупции" Виталия Шабунина во время митинга возле Специализированной антикоррупционной прокуратуры.


Виталий Шабунин

А на одесского активиста Сергея Стерненко вообще была серия нападений, во время одного из которых он убил исполнителя.


Сергей Стерненко

Все это – далеко не полный список методов, которые используют, чтобы запугать активистов или убрать их со своего пути навсегда. Из-за борьбы за справедливость неизвестные нападали на депутатов, адвокатов, журналистов, ЛГБТ-активистов и даже на судей.


Судья Октябрього райсуда Полтавы Лариса Гольник

Правозащитники отмечают: собранные сведения только то, что попало в поле их внимания, а реальное число таких преступлений гораздо больше.

Кто заказал всех этих людей, кто покрывает заказчиков? Почему такое количество расследований саботируется? Почему мы должны терпеть, пока самых активных из нас убивают и калечат? С каких пор как это стало нормой?
– спрашивала Екатерина Гандзюк.

К сожалению, у нас до сих пор нет ответов на эти вопросы.

Напомним, недавно глава Временной следственной комиссии по убийству Екатерины Гандзюк Борислав Береза заявил, что во время работы члены ВСК узнали больше, чем нужно. В частности, о наркотрафике, глобальной коррупции и сотрудничестве с оккупантами.