От бальных танцев до стронгмена: интервью с чемпионом Украины Павлом Кордиякой

Павел Кордияка
Павел Кордияка

Самый сильный человек Львова 2017 года, чемпион Украины по стронгмену 2019, участник любительского "Арнольд Классик" в Коламбусе, серебряный призер чемпионата мира среди любителей. Это далеко не полный перечень побед львовского богатыря Павла Кордияки.

Любимый фильм Павла – "Побег из Шоушенка". В плей-листе есть рок, классическая музыка и немного попсы. Но таскать железо любит под рок, очень хорошо подходит немецкая группа Rammstein. Художественную литературу читал еще в школе. Но сейчас много читает книг по медицине. В первой части интервью Павел Кордияка рассказал о занятиях футболом, работе в ФК "Львов", приглашении играть в "Карпатах", к каким достижениям приводят споры, почему не идет в бодибилдинг, когда станет Pro-атлетом, кем хочет стать и почему девочек тренировать легче.

– Каким спортом занимались в школе?
– Активно занимался футболом в структуре "Карпат". Было даже предложение переходить в спортивную школу "Карпат", но не сложилось. Мне нравилось в моей школе, и не хотел переходить в другую. Плюс говорили о коррупции среди детских тренеров.

Параллельно недолго была акробатика, бальные танцы года три, настольный теннис и единоборства. Рукопашным боем, боксом, тайским боксом и ММА занимался перед стронгменом года три. У меня брат Игорь – чемпион Украины по ММА.

Акробатикой занялся ближе к старшим классам. Ходил где-то год или два, а потом стало неинтересно. На единоборства пошел вместе с братом. Друг открыл свой зал и мы решили попробовать. Брата затянуло, а я перешел в стронгмен. Из-за занятий ММА ухудшалась память. Никогда не было проблем с памятью в школе: прочитал – запомнил. А потом просто провалы начали становиться. Удары в голову не проходят бесследно.

– Всеми этими видами спорта параллельно занимались?
– Я был очень активным ребенком. Приходил с тренировки по футболу и шел на танцы. Футболом занимался с семи лет до 14-15. Играл на позиции вратаря. Но в футболе я все же работал. В 2017 году был в ФК "Львов" физиотерапевтом. Было интересно, но не давало возможности развиваться как спортсмен, ведь постоянные выезды, матчи и сборы.

Читайте также: Есть только одно место – первое, все остальное утешительные призы, – победительница Кубка мира Елена Старикова

– Такая большая спортивная база помогла потом в стронгмене?
– Думаю, да. У меня все в порядке с координацией, с силовыми.

– Вы еще пробовали себя в тяжелой атлетике?
– Мне нравится этот вид спорта. Было межсезонье, и я поспорил с другом, что за месяц тренировок достигну уровня кандидата в мастера спорта в категории 105 кг. Достигнул! Сейчас Владимир Рекша подбивает, чтобы я выполнил мастера спорта, потому что у меня хорошие данные. Но пока не планирую. Хочется, но не в ближайшее время.

– Почему тяжелая атлетика, а не пауэрлифтинг?

Она динамичнее, не скучно. В пауэрлифтинге сделал подход и 45 мин ждешь, пока все выступят. В атлетике есть постепенное поднятие веса, и ты это делаешь в течение 10-15 минут. Тут надо технику, силу, скорость. Слежу за чемпионатами Европы, мира, Олимпиадой. Никогда не думал, что буду в нем выступать, просто интересен мне спорт. Можно задуматься об участии в Олимпиаде, но тогда придется завязать со стронгменом.

– Куда хотели идти учиться в школе?
Класса с седьмого определился, куда буду поступать. Был период, в который мог передумать. У меня брат учился во Львовском государственном университете безопасности жизнедеятельности, поэтому была мысль туда тоже пойти. Но когда он впервые пришел домой и рассказал, как трудно жить в казарме, о курсе молодого бойца, то я передумал. Не жалею, что передумал.

– И где Вы учились?
– На факультете здоровья человека и туризма Львовского государственного университета физической культуры. Его позже переименовали в факультет реабилитации. Мне нравится медицина. Но на какую-то сугубо медицинскую профессию не пошел, потому что знал, что будет спорт. Поэтому выбрал реабилитацию. Ко мне приходит человек с болью в спине и после первого сеанса уходит без боли. Нравится помогать людям.

– Почему стали массажистом?
– Хотел частную практику, чтобы иметь возможность тренироваться и зарабатывать.

– Сколько стоит час массажа?
– От 250 гривен.

– Почему решили заняться стронгменом?
– Просто пришел в зал подкачаться к лету. Была скидка на абонемент и со стипендии его купил. В зале тренировались братья Пилипяки, которые меня мотивировали и сагитировали попробовать. Сперва просто силовые упражнения, а потом и в стронгмене.

Читайте также: Как вместо кондитера стать четырехкратным победителем Паралимпиады: история Романа Павлика

– Тренер нужен в стронгмене?
– Нужен не так тренер, как напарник. Сначала меня немного тренировал Олег Пилипяк. Сейчас программу тренировок составляю сам. Конечно, есть подсказки от Владимира Рекши и Алексея Новикова. Тренируюсь с партнером – Юрием Огоновским. Он смотрит за мной, я смотрю за ним. Результат есть, значит все хорошо.

– Кто был примером для подражания?
– Не буду говорить о Василии Вирастюке, потому что все его видели и знают. Из тех, кого я видел вживую и мог наблюдать за работой – это Владимир Рекша. Теперь Новиков. Он добавляет, я добавляю, я его поджимаю, он снова добавляет. Мы с ним дружим, поэтому дружеская конкуренция.

– Вы выглядите как братья…
– Может и так. Я у него несколько раз оставался. У него очень хорошая мама, бабушка и сестра. Приняли как своего.

– Вы работали тренером в зале. Как Вам этот опыт?
– Очень хороший. Всегда стоял над душой и заставлял делать. Если человек ничего не знал, то водил, показывал, рассказывал. Кого легче тренировать? Все зависит от мотивации. Наверное девушек, они более мотивированы.

– Не думаете в бодибилдинг пойти?
– Мне этот вопрос уже задавали знакомые, друзья и люди в зале. Думаю, что нет – я себя не настолько люблю.

– Сила зависит от размера мышц?

В определенной степени так. Чем больше мышцы, тем больше силы. Если они высушенные и рельефные, то человек не будет очень сильным, потому что они будут истощены. Если работать в стронгмене, то мышцы не будут рельефными, но силы будет больше.

– Если бы у Вас была возможность вернуться назад, то опять стали бы стронгменом?
– Да. Но изменил бы свои тренировки. Больше времени бы уделял технике и восстановлению. В стронгмене все зависит от техники. Если ты правильно поднимаешь, то и правильно используешь свои мышцы и антропометрические данные.

Читайте также: Усик может побеждать любого тяжеловеса, – экс-тренер сборной Украины по боксу Сосновский

– Какой у Вас вес сейчас и в межсезонье?
– Сейчас у меня 128-130 кг при 194 см роста. Перед "Арнольдом" я был на море, то весил 126 кг. Я ничего не делал, только отдыхал, и вес пошел на спад. На соревнования я всегда суше приезжаю – вес падает, но за счет сжигания жира. Все из-за того, что я меньше работаю в силовом стиле и более интенсивно выполняю упражнения. Я по своей природе никогда не был массивный. Поэтому, когда перестаю тренироваться, вес падает.

– Сколько килограмм набрали за первый год тренировок?
– 20 кг. Не знаю сколько мышечной массы, но это было без использования спортивного питания и фармакологии. Думаю, что попал в хороший возраст. Было 18 лет, поэтому хорошо развивался. Чтобы Вы понимали: папа моего роста и весит 115-120 кг. Организм хорошо реагировал, проблем не было. Предварительная физическая подготовка дала о себе знать. Сейчас я вроде уже не набираю, но мышца становится жестче. В межсезонье я просто меняю вид работы, поэтому будто и другое делаю, но поднимаю, как было с тяжелой атлетикой.

– Какие травмы были?
– Спины и плеча. Спину травмировал на фоне переутомления, я неправильно выполнил упражнение. Травма никуда не делась, но совсем ее не чувствую. Выступаю без уколов. А с плечом было воспаление суставной сумки, сейчас не беспокоит. Время от времени бывает воспаление связок. Это из-за того, что дельта мышца небольшая и сильно перегружается.

– Как родители и близкие отнеслись к занятиям стронгменом?
– Отец в начале не воспринимал серьезно. Мама всегда поддерживала. Теперь уже все поддерживают и понимают. А тогда кое-кто из знакомых думал, что "поиграю и перестану".

Читайте также: За то, что я выиграл этап Кубка Мира, получил просьбу пописать в баночку допинг-контроля, – Павел Коростылев

– Почему начали выступать за университет?
– Мне способствовали в определенных зачетах, а я выступал. Для примера: у нас были атлетические виды спорта. Чтобы не ходить и не сдавать зачет, выступал. И так понимали, что если я на соревнованиях все правильно сделал и выиграл, значит знаю, как это должно быть. Помог университету занять первое общекомандное место.

– Разница между любительским спортом и профессиональным у стронгменов велика?

Если смотреть на "Арнольд Классик", то это просто больше коммерции. Поэтому распределение спортсменов условное. Разница, конечно, есть, но это связано с мотивацией людей. Когда ты уже Pro-атлет, тем больше тренируешься и лучше готовишься, потому что ты зарабатываешь. Я тренируюсь и соревнуюсь, но здоровье для меня не на последнем месте. Если бы имел Pro-карту, то уже многое делал бы по другому, под другие задачи.

– Как можно стать Pro-атлетом?
– Надо победить на любительском "Арнольд Классик" или выиграть один из этапов "Арнольд Европа", "Арнольд Африка" или "Арнольд Азия". Или набрать баллы. Но и на эти этапы тебя приглашают. Попадают спортсмены, имеющие знакомства или те, что являются медийными лицами. Украинцам трудно попасть. Сейчас пригласили стронгмена Лари Уилсона, он не выигрывал турниры, но имеет более миллиона подписчиков в Инстаграм.

– Когда Вы планируете получить свою Pro-карту?
– Думаю, что это возможно в следующем сезоне.

– В Украине есть проблемы с судейством?
– Когда судит Вирастюк, то он не даст фиксацию, если ноги не стоят в линию, тебя качает. Он очень придирчиво относится. Считаю, что это справедливо, но когда уже рекордные веса, то можно дать поблажку. Конюшок не такой придирчивый.

– Где лучше поддерживают на соревнованиях: во Львове или в Центральной и Восточной Украине?
– Львов тяжелый на подъем. Здесь не так много людей приходит. Для примера, в Каменском люди голодны на зрелище. Они болеют, кричат, поддерживают, им нравится. А во Львове много мероприятий, полумарафоны каждые выходные.

Читайте также: От модели до каратистки: интервью с Галиной Мельник

–  Хафтор Бьернсон – сейчас недостижим?
– Думаю, что в этом году точно да. Есть он, а есть все остальные. Он на пике формы и на очень высоком уровне. Если не совершит ошибку и не травмируется, то снова станет самым сильным в мире. Я с ним общался на "Арнольд Классик", он очень простой человек.

– У Вас нет желания сняться в кино, как Бьернсон?
– Были предложения сняться в эпизодических ролях в фильмах "Штангист" и "Король Данило". Но все разы не было возможности, потому что были соревнования или меня не было во Львове.

– Используете специальные приспособления для выполнения упражнений?
– Есть соревнования, где разрешено использовать специальный клей. Если не разрешено, то ничего не использую. Я не неженка. Если поднимать шары, то еще есть специальные салфетки, ими пропитываешь кожу и она имеет лучшее сцепление.

– Армрестлинг – это просто развлечение или тоже будете выступать?
– Когда-то чисто для себя тренировал предплечья и кисть, но выступать никогда не планировал. Иногда после тренировки кто-то просит с ним поработать, чтобы попробовать себя в силе. Прошу только бороться аккуратно и без рывков, чтобы не было травм.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Timon & Pumbaa Придумайте свій варіант для відео @nazaryarosh

Допис, поширений Павло Кордіяка (@pavlo_kordiyaka)

– Чем помогает балансировка с грифом на доске, которая лежит на валике?
– Это просто развлечение. Но и свою пользу дает – тренирует вестибулярный аппарат, дает баланс и стабильность. Атлет должен быть всесторонне развитым, одной силы недостаточно.

– Тянуть в одних носках легче или это миф?
– Правда. Влияет несущественно, но на больших весах это чувствуется.

– Сколько максимум выступлений у Вас было за один год?
– Точно не вспомню, но где-то в пределах 20-25 выступлений. Это было с апреля до середины октября. Было весело, люблю поездки. Тогда я почти не тренировался. Приехал, одна или две тренировки и снова в дорогу.

– Сколько из этих 20-25 турниров были коммерческими?
– Большинство. Но деньги небольшие, поэтому только окупалась дорога. В прошлом году большинство турниров были коммерческими.

– Удалось заработать?

Да, немного заработал. За эти средства невозможно постоянно жить, но приятный бонус от соревнований уже есть. С самого начала понимал, что не буду на этом зарабатывать. Соревнуюсь и тренируюсь ради удовольствия. Также надо учесть, что соревновательный сезон не длится круглый год и ты не имеешь стабильного дохода.

– А в профи?
– Это уже будет как полноценная работа. Там уже контракты, спонсоры, выставки.

– В Украине реально стронгмену получить спонсора?
– Некоторые атлеты имеют своих спонсоров. Из львовских никто. Почему так? Не знаю. Тем, что имеют спонсоров, оплачивают поездки, кому-то платят бонусы или зарплату. Есть атлеты, получающие бонусы за выигранные турниры. Кто-то получает бесплатное питание.

– 2018 год стал для Вас "серебряным"…
– Часто выступал с Новиковым, поэтому проигрывал. Только на одном турнире сумел его победить. Но я адекватно оцениваю свои силы и возможности, поэтому нет злобы или обид. Сейчас я не мог его победить в тех упражнениях, которые были на соревнованиях. Он меня мотивирует и тянет за собой.

– Отсутствие Новикова на чемпионате Украины – это плюс, потому что выиграли, или минус, потому что стала меньше конкуренция?
– Конкуренция была и без него. Для меня конечно плюс, что я стал впервые самым сильным в Украине. Но перед турниром и во время я с ним говорил. Посоревноваться между собой сможем на турнире "Богатырь года".

– Где планируете выступать в этом году?
– В основном заграницей. В Азербайджан, Чехию, Польшу поеду. Это все коммерческие турниры. В Украине не очень дешевые авиаперелеты, и федерация не покрывает потери на дорогу по стране. Мне ехать сутки в Кропивницкий, сутки назад, невыгодно. Поеду только на несколько турниров, чтобы добрать баллов в рейтинг.

– Какие максимальные призовые были на тех турнирах, что Вы принимали участие?
– 2000 долларов. И это, кстати, было в Украине. Но все зависит от атлета. Чем больший уровень атлетов, тем больше турниров, больше призовые. На последнем чемпионате призовых не было.

– Работу охранником или вышибалой предлагали?
– Предлагали охранять политика. Человек, который работал в охране консула, искал частного охранника для этого политика. Не согласился на это предложение, потому что ты должен жить чужой жизнью и привязан к нему.

– Спорт вне политики?
– Как написал Юрий Огоновский: "Там, где убивают людей, политика заканчивается". Никогда бы не рискнул и не поехал выступать в Россию.

Читайте также: Что лучше, чем победа на земле врага и поднятие в Москве флага Украины, – Антон Никулин

– Вы участвовали в нескольких проектах для детей. Какие впечатления?
– Мне не трудно, и даже приятно. Дети – это всегда хорошие эмоции. В прошлом году мы делали показательные выступления и тренировки для детей-сирот, детей с инвалидностью. Мне всегда детей жалко, они ни в чем не виноваты, виноваты взрослые. Потом едешь домой и думаешь, почему так случилось с ними.

– Расскажите о курьезах на соревнованиях
– Был случай на соревнованиях, когда поднимали парную колоду весом полтонны, и она на меня упала. Так получилось. Я ничего не сломал, что странно.

– Дисками для штанги часто с Огоновским перебрасываетесь в зале?
– Бывает. Мы с ним любим подурачиться. Иногда кто-то из нас разбежится и повалит другого. Люди пугаются, пока не понимают, что мы дурачимся.

– Какова Ваша цель?
– Стать самым сильным в мире. Неважно, когда это произойдет. Я просто буду идти к этой цели.

Через несколько дней читайте на сайте Спорт24 вторую часть интервью с Павлом Кордиякой.

Источник: 24 канал
powered by lun.ua
Если Вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Залиште відгук