Усик может побеждать любого тяжеловеса, – экс-тренер сборной Украины по боксу Сосновский

Дмитрий Сосновский
Дмитрий Сосновский

Во второй части интервью выдающийся украинский тренер по боксу Дмитрий Сосновский рассказал о 90-х, обеспечении, отношении к женскому боксу, перспективе Усика, выезде боксеров в Россию, пересечении политики и спорта и предложении из других стран.

Первая часть интервью о своем детстве, как пришел в бокс, другие виды спорта, которыми занимался, своей семье, уходе с поста тренера сборной Украины, хобби и отношении к славе – по ссылке.

– Приходилось подрабатывать в 90-х?
– Только один раз было. Уехал в Польшу продавал простыни, носки, насос для качания воды. Все остальное зарабатывал только благодаря боксу. Когда мне было очень трудно, то мне помогал Андрей Хамула, который сейчас живет в Австралии. Было время, что мы с женой по 8 месяцев или даже год не получали заработную плату, поэтому была беда. Хамула выступал за польский клуб, зарабатывал там доллары и помогал мне. Затем Котельник тоже выступал в Польше и помогал.

Читайте также: Британский боксер, который попортил нервы Кличко, оценил шансы Усика в новом весе

– Пошли ли ваши питомцы в 90-х в криминальные структуры?
– Воспитанников много, и они все разные. Были те, что пошли в бригады. Кто-то больше, кто-то меньше времени там провел. Время было такое. Боксеров и борцов забирали, брали и других спортсменов. Каждый сам выбирал себе путь.

Я своих учеников учил и учу дальше, что плохо, а что хорошо. Постоянно говорю, что у кого-то забирать – это плохо. Даже если я у вас сейчас ручку заберу – это плохо. А я уже не говорю, чтобы забирать имущество или вообще жизнь. Это недопустимо! Выдающиеся мои ученики этого не позволяли себе. Очень благодарен им, что слушали меня и придерживаются этого. Забирать, унижать, идти в группировку, будучи физически сильнее других – это то же, чтобы к нам сейчас пришли и бросили гранату. Если человек умный, может выстроить банковскую систему, а ты просто сильный и пришел забирать его имущество, то это не правильно и не допустимо.

– Вы обеспеченный человек?
– Обеспечение тренера такое... меня Бог не обидел. Вот сидит Андрей Котельник, мы всю жизнь шли вместе. Были моменты, когда я ему, как молодому спортсмену, давал деньги от своей семьи. Потом когда он боксировал в профессионалах и начал зарабатывать, то поддерживал меня. Машину мне подарил и деньгами поделился.

Я реально стал обеспеченным после Лондона (Олимпийских игр в Лондоне в 2012 году, – прим. авт) когда получил премиальные. Получил за чемпиона Сашу Усика и как главный тренер команды. Это было 125 тысяч долларов, большие деньги. Также Герега, мы выступали за его клуб, подарил мне машину Land Cruiser. Мне дали трехкомнатную квартиру после победы на чемпионате мира в Баку. Сейчас там сын живет.

Перед выходом на пенсию я получал зарплату 56 тысяч гривен. Сейчас вроде немного меньше. Это просто караульные деньги, потому что до этого имел 4 тысячи гривен. Когда Усик и Чагаев выиграли чемпионат Европы, то получил стипендию "Выдающимся тренерам". Это было столько же, как и спортсменам. Платили Саше 7 тысяч, и мне столько же. Дали Саше за победу на чемпионате мира 12 тысяч, и мне столько же. Когда Усик перешел в профи, то с меня все сняли.

Я не бедный человек. У меня обеспеченные дети, есть машина. Сейчас работаю тренером в ФСО "Динамо", аналитическом отделе Университета физической культуры, в школе высшего спортивного мастерства имею полставки. У меня и пенсия по сравнению с другими на два пункта выше. Я спокойно могу пригласить вас и своих друзей в ресторан на обед, и это не будет накладно. Конечно, раз в месяц, а не каждый день. Я не имею права жаловаться на государство относительно обеспечения.

– Почему Вы против женского бокса?
– Очень против. Это антогонизм. Может я старый, но у меня христианские ценности. Ценности, которые идут от Бога. Я против гендера, однополых браков. Не просто против, я это не навиджу. Считаю, что это низко и мерзко. Так же и против женской тяжелой атлетики. Для меня возможна женская борьба и то так... я против агрессивных женщин. Женщина кается быть женщиной. Я за женственность, чтобы мужчины были мужчинами, а женщины чувствовали себя женщиной у мужчины, а мужчина мужчиной у женщины. Я такой как я есть.

Меня всегда удивляет, почему у нас делают парады геев. Говорят, что они меньшинства. Если они меньшинства, то для чего делать парады. Пусть живут в этих меньшинствах. Я нигде и никогда не ходил на парады, а вот против геев и лесбиек бы пошел. Если взять по истории, то они всегда были, но это не рекламировалось. Сейчас их рекламируют, и не дай Господи, что доживем до того времени, когда будут говорить "западло" с женщиной встречаться, ты с мужиком должен встречаться". Как могут мужики целоваться? Я обнимаюсь со своими близкими, и передаю положительные эмоции. А целоваться для меня не приемлемо, не говоря уже о других вещах.

Читайте также: Почему гомосексуальность – естественно, а гомофобия  нет

Понимаю, что женский бокс есть, и там есть медали. Но я бы отменил все награды. Мне говорят: "Дмитриевич, ты не прав, она же привозит награду так же как и твой Котельник". Для меня это все равно не приемлемо.

– Что нужно сделать, чтобы Львовщина улучшила свои позиции в украинском боксе?
– Я общаюсь с журналистами, потому что они все положительно относятся ко мне, но многим и отказываю, потому что всю информацию обо мне вы можете найти в Интернете. Некоторые журналисты звонят, просят встретиться, но я уже порой и не хочу поднимать эти темы. Вот сейчас мне иногда звонят, рассказывают, что там в сборной, но я уже свои акценты сместил, хочу во Львове что-то наладить, изменить. Потому что сегодня Львовский бокс немного сдает позиции. Поэтому меня сборная сейчас не интересует. Я воспитанник Львовской школы бокса, как боксер и как тренер и все достижения у меня есть благодаря украинским боксерам, поэтому менять я ничего не хочу. Я не хочу ехать куда-то, вникать в менталитет другой какой-то национальности. Я живу среди своих людей, знаю украинский, люблю Львов, люблю Украину. Мы должны друг друга слышать, друг друга уважать.

Большой бокс, взрослый и маленький – все зависит от тренера и кадров. В свое время были Старчак, Виник, которые творили бокс. Потом пришли Василюк, Козинца, которые продолжили развивать. Львовская школа сильная, но тренеров тоже надо воспитывать и готовить к работе, как и спортсмена. Сейчас у нас появляются молодые хорошие тренеры. Есть Роман Джуман, Андрей Сальва. Есть очень молодые наставники, как Олег Бариляк и мой сын. Надо немного подождать и дать этим тренерам стимул.

Мы идем на чемпионат Украины по юношам, и во Львов приезжают две бронзовые медали. Бронзовые! Это даже не один чемпион. Бронзовая медаль – это даже не лидер сборной. Хорошо, что Степан Родак и Андрей Котельник почувствовали, что буксует все, и надо менять ситуацию. Чтобы дойти до успехов во взрослом спорте, надо найти молодых Котельников, Зауличных, Джуманов. Я готов помогать, не готов ездить по сборам, а поддерживать, советовать, всегда готов.

Обидно, что сейчас любительский бокс тоже переходит в бизнес. Для того, чтобы развивать бокс, то в него надо вкладывать, а не брать. Сейчас такое поколение, которое хочет взять с бокса, а не вложить туда. Пытаются заработать на нем.

– Александр Усик перешел в супертяжелый вес. Каковы его перспективы, на Ваш взгляд?
– Усик, Ломаченко, Шелестюк, Хитров – это большие и выдающиеся наши боксеры, сделали очень много для любительского бокса. Они имеют право принимать решение, которое хотят. Саша Усик собрал все пояса в тяжелом весе и перешел в супертяжелый. Это его решение, и он имеет на него право.

Если спросите правильное ли это решение? То это покажет время, это бокс. Саша может побеждать сейчас любого тяжеловеса. Он сейчас уже за сто килограмм и говорит, что боевую сделает 98 кг. Я впервые его возил с весом 84 кг, когда он выступал в первом тяжелом весе. Когда он завоевывал лицензию, одолевал тяжеловесов, которые весили по 91 кг и более. Он делал из них клоунов на турнире в Италии. В серии WSB вы видели каких  тяжеловесов он побеждал. Поэтому думаю, если он будет в хорошей форме и все правильно сделает, то сможет стать чемпионом в супертяжелом весе. Он очень талантливый боксер, у него есть все компоненты. Говорят, что у него нет нокаутирующего удара. Ну нет, но он людей и так "переворачивал".

Надо понимать, что не все боксеры нокаутеры. Есть еще игровики и темповики. Нокаутерамы рождаются. "Банка" либо есть, либо нет. У Сани много данных и качеств боксера, благодаря которым он может спокойно перекрыть отсутствие нокаутирующего удара. Хотя это бокс, и нокаутирующий удар может быть в любой момент. Он так измотает скоростью рук и ног, соперники сами попадают. У него есть много вариантов.

Читайте также: Усик и Джошуа проведут титульный бой: промоутер назвал дату

– Как относитесь к пересечению политики и спорта?
– Надо относиться профессионально ко всему. Для меня хорошим и профессиональным министром спорта был Рафиль Сафиуллин. Николай Костенко был прекрасным профессионалом. Ради Петра Писарчука я готов встать и защитить его. Меня интересует спорт. Мы берем рынок "Южный", если он построил такую ​​империю и добавил художественную гимнастику, бокс, теннис, дал рабочие места. А тут приходят люди и говорят "ты нам отдай, потому что служил регионалам". Это не правильно. Поэтому и я пошел его защищать. Я пришел защищать человека. Он в первую очередь человек. Есть те, кого я бы не пошел защищать. Например нашего мэра не буду защищать. Людей надо оценивать за то, что ты сделал и как ты сделал. Писарчук поднимал нашу экономику, а не те, что позастраивали стадионы и детские площадки. Он школу построил, церковь сделал. Что плохого он сделал? Для того, чтобы выжить, отстоять свой клочок, он должен иметь такую ​​политическую позицию. Ты делай хорошо. Если ты мэр, то делай хорошо для города. Люди, которые пришли после того, как увидели меня и Котельника и поняли, что мы защищаем свое. Я никогда ничего ни у кого не забирал и своего не отдал никому. Буду отстаивать до последнего.

– Как относитесь к тому, когда спортсмены, в том числе боксеры, идут в политику, вот как, например, Виталий Кличко.
– Спортсмены такие же живые люди, как и другие. Чего идут в политику экономисты, писатели, журналисты, генералы? Чего спортсмен не может пойти? Если он хороший спортсмен, то должен быть и хорошим политиком. Каждый, кто идет в политику, имеет свою область: экономист имеет экономику, банкир банковскую сферу. Спорт – это тоже отрасль нашей жизни. Кто лучше спортсменам будет отстаивать отрасль спорта. Поэтому они и должны отстаивать спорт, школы, писать законы. Но не мне судить, какими они будут.

Кличко был классный спортсмен, таким и политиком должно быть. Меня всегда бесит, когда над Виталием смеются из-за неправильно сказанной фразу. И ты мог что-то не верно сказать. Я его знаю как спортсмена и человека, он положительный человек. На рынке он достиг успеха тяжелым трудом. Мне приятно, что Ломаченко в одном из интервью его поддержал. Я шкурный человек, всегда переживаю и волнуюсь за бокс. Мне приятно, что спортсмены идут в политику. Есть Денис Силантьев, Андрей Дерезимля, Артур Палатный. Если спортсмен прославлял нашу страну, он дружит с головой, то чего ему не быть политиком. Раздражает когда люди, не имеющие никакого отношения к спорту, становятся министрами. Что у нас нет олимпийских чемпионов или толковых спортсменов, которые могут возглавить министерство?

Читайте также: Сколько в Украине зарабатывают лучшие спортсмены: цифры

Чего он не может быть политиком (указывает на Андрея Котельника, который сидит за соседним столиком – прим. авт.). У него язык подвешен, он светло мыслит, делает много хороших дел, противник коррупции. Если у нас человек не попал в систему и что-то хорошее делает, то он уже как белая ворона. Пусть они продолжают делать и дальше.

– В 2012 году, в Донецке украинские боксеры проводили мастер-класс на фоне символики Партии регионов...
– Здесь все понятно. Президент федерации бокса тогда был член Партии регионов и он проводил мероприятия под его флагом. Меня тоже приглашали, но я принципиально отказался. Я поддерживал Писарчука, но как человека. Не поддерживал партию, и меня не интересовало с кем он. Не хотел тогда ехать. Если бы мы поддерживали украинский спорт, то я бы поехал. Он вкладывал много средств в развитие бокса. Но не имеет значения под флагами какой партии мероприятие, я бы все равно не пошел. Я главный тренер национальной сборной, я лицо. Сборная не представляет отдельную партию, она представляет страну. Выставлять лидеров на такую ​​акцию неправильно.

Я всегда защищаю наших лидеров. Не нравится, когда постоянно нападают на Усика. Он родился в Симферополе, у него там друзья, одноклассники, кумы. Как он должен себя там вести? Что его за это расстрелять? Сколько можно его "насиловать". Он постоянно одно и то же говорит, а от него не отстанут. Он украинец, уже живет в Киеве, а его до сих пор трогают. А самое главное, те, что "жуют", а что они сделали для Украины? Он едет в Россию, побеждает, а потом едет к нашим пограничникам и помогает им. Перестаньте на него нападать, сами что-то хорошее сделайте.

У меня сваты россияне, они прекрасные люди. Но случилось как случилось. Я националист в хорошем смысле слова. Я люблю Украину, и не хочу чтобы меня унижали как украинца. Хочу, чтобы меня уважали, и я уважаю других людей.

Когда меня спрашивали некоторые журналисты "Вы на государственном языке или на русском будете отвечать?", то я говорил, что на родном. Украинский родной для меня, а государственный для "ахламонов", которые пришли на должности, как Абромавичус (украинский политик литовского происхождения, был министром экономического развития и торговли – прим. авт.).

– Как относитесь к тому, что боксеры выступают за другие страны, как Ищенко за Израиль?
– Относительно Павла Ищенко, то он тренировался три года под моим руководством. Мы с его отцом вместе тренировали. Поэтому когда он выпал из обоймы... Они с отцом очень положительные и порядочные люди. Они сразу обратились ко мне, каково мое видение. Я не видел его лидером команды на тот момент, поэтому позволил выступать за Израиль.

Читайте также: Надо закрывать эту лавочку, – Федецкий о натурализации в сборной Украины

Если сейчас спортсмен принимает решение выступать за другую страну, то это его видение и решение. То, что я не пошел тренировать другую команду, то это мое решение. Я не вправе кого-то критиковать за его решение.

– После Олимпиады в Сиднее Вам предложили там остаться работать. Что именно предлагали?
– В Сиднее живет мой питомец – Андрей Хамула. Это первый мой мастер спорта, первый мастер спорта международного класса и действительно очень хороший боксер. Он мне предложил оставаться в Сиднее. Тогда предложение остаться в Сиднее не было чисто тренерским. Андрей мне сказал: "Дмитриевич, здесь тренером быть трудно. Давайте так, мы сейчас вам найдем работу, поможем и я думаю, что со временем мы вам сделаем зал и будете работать тренером". Меня это совершенно не устраивало, я понимал, что надо работать дальше там, где работал. Надо было семью забрать, детей забрать и в том также были свои причины.

Для меня в жизни сложно делать резкие перемены. У меня есть много знакомых, товарищей, но друзей мало – это те, кто вырос у меня, с кем я провел большую часть жизни. Здесь у меня семья, мой зал, воспитанники. И срываться куда-то и ехать я не хотел. Андрей и его семья живет другой жизнью: имеет машины, квартиры, бизнес, одна дочь – лицо Австралии, выходит замуж, другая – в Америке учится, играет в большой теннис, то есть, у них там все супер, зарабатывают хорошие деньги, свои строительные фирмы нет. И Андрей говорит мне, что сейчас я бы уже имел свой зал и тренировал там. Я ему на это отвечаю так: "Да, но есть одна беда: украинская команда лучшая в мире, а в Австралии как не было бокса, так его и не будет. И Дмитрий Дмитриевич его бы там не сделал бы".

Читайте также: "Я – украинец" Жан Беленюк резко отреагировал, когда его назвали русским

– Еще были предложения от других стран?
– Было еще два отказа: в 2011 году предлагали мне возглавить в России команду, а в 2012 году – сборную Азербайджана. Для меня приоритетами являются национальная сборная и украинский бокс. А все остальное меня не очень интересует.

– Выезд боксеров на соревнования в Россию. Какова Ваша позиция?
– Спортсмены всегда заложники. Нельзя быть наполовину беременным. Министр хочет быть хорошим и принимает решение – вы не выезжайте. Но можете поехать за счет федерации. Затем те люди, которые поехали и прославили нашу страну, не получают премиальные, не имеют званий. Давайте примем окончательное решение. Я готов, мы принимаем решение – у нас война. Мы все мобилизуемся, закрываем все кабаки после 21:00. А то у нас все на половинку. Мы или полностью не выезжаем, или едем. Нельзя быть полупатриотом. Ты или любишь свое государство, или нет.

– Чем, по вашему мнению, отличаются украинские коллеги боксеры от зарубежных?
– Для меня Украина является спортивным государством, но есть такие виды спорта, которые являются нашими, колоритными. Развиваются всевозможные виды борьбы, легкая атлетика, стрельба. Возможно, так исторически сложилось что для нашей нации они подходят. Хотя, иногда, мы можем себя проявить и в других видах спорта, которые являются нехарактерными для нашего государства. Как, например, акробатика. Иногда мне бывает странно, почему мы не можем проявить себя в лыжных видах спорта или велотреке. Есть виды, в которых система сохранилась.

Читайте также: МакГрегор пригласил Ломаченко выступить в UFC

Я всегда говорю, вот вы предлагаете что-то разрушить в нашей стране. Хорошо, что отстояли детско-юношеские школы. Хотя их переформировали, перевели на местные бюджеты, но саму их суть сохранили. И это очень хорошо, что спортсмены это отстояли. И так же в каждой системе. Наша система и наши тренеры отличаются от тренеров, работающих за рубежом. Мне задавали много вопросов, почему я не уехал за границу. И если мы проанализируем тренеров, уехавших за границу, чтобы зарабатывать деньги, то увидим, что они не прижились. И средств крупных не заработали, и славу не получили. А может еще и в минус вышли. Почему? Потому что эта система наша, и менталитет наших детей. Так как мы их знаем, их никто не знает. Потому что у каждого тренера есть еще свои семьи, свои дети, которых мы знаем и понимаем. Когда мы прибываем в другую страну, там все совсем по-другому. Вот почему сейчас становится сложнее удерживать детей? Потому что тот менталитет начинает меняться.

Когда у нас не было куда идти. Мы занимались только боксом и он был для нас на первом месте. Сейчас другие вещи выходят на передний план. Моих ровесников в восьмом классе судили за кражи, а я составлял собирал и бежал на тренировку. Тренеры из зала нас выгоняли, а сейчас наоборот – детей в зал не загонишь. После школы они сидят за компьютерами, телефонами – это сейчас для них на первом месте.

Наши системы и зарубежные полностью противоположны. Кто-то из великих философов сказал, что сложнее всего жить во время каких-то перемен. Сейчас мы живем именно в такое время, и очень много теряется. Кто-то подстроился под эти перемены, а кто-то нет. И тот, кто не подстроился, он просто "умер".

Сейчас мне звонят из сборной, потому что у них плохое питание или еще какие-то проблемы. Есть какие-то стандарты питания, но они всегда опаздывают – цены пошли вверх. Когда-то на питание у меня было, например, 68 гривен в сутки. И за эти деньги мне надо три раза в день учеников прокормить. Были такие моменты, когда я приходил в ресторан нашей базы и директор мне говорит, что тренеров будем кормить два раза в день, потому что если у учащихся 68 гривен в день, то у тренера 32. Тренер работает, тренер трудится, и ему также нужно нормально питаться. И мне приходилось собирать команду и делить все средства поровну между всеми: и тренерами, и воспитанниками. Я понимал, что это трудно, потому звонил президенту Федерации бокса Украины или вице-президенту или таким людям, как мои товарищи, которые уже в то время имели бизнес, и мне завозили 100 килограмм мяса, 200 кг рыбы, огурцы, помидоры, кто что мог, кто икру мне передавал банками. И так я кормил команду.

То, что я сейчас скажу, не для критики нового тренера, просто озвучу факты. Вот сейчас мне звонят, проводится сбор в Коломне, а они дают на питание 300 гривен. Ну это реально мало. Если мы кофе попьем с вами, и это уже 50 гривен потратили, то сколько тогда нужно средств, чтобы хорошо накормить спортсмена, который проводит тренировки 3 раза в день? Надо, чтобы на питание тогда хотя бы 600 гривен выделялось. Говорят ребята, Дмитриевич, когда был, то он звонил президенту, а новый тренер говорит: "Да вы что с ума сошли? Как я президенту буду звонить?". Но президент же занял эту позицию для того, чтобы развивать этот вид спорта, помогать ему.

– Еще и были в то время проблемы с оплатой?
– Да, это правда. Вот мы проводим в январе сбор в Коломне. А тот, кто организует, получает за это оплату в июне. То есть он реально кормит всех за свои деньги. Еще в дополнение к этому инфляция.

– Среди ваших воспитанников есть много чемпионов. Были те, которые сделали больше, чем вы от них ожидали или наоборот, не оправдали ваших ожиданий?
– Мне сложно говорить о ком-то из национальной сборной, что он не оправдал надежды. Потому что и обидеть спортсмена не хочется. Если же он уже попал в национальную сборную, то он уже много сделал. Заострять внимание на какой-то фамилии или имени не хочу. Есть свои объективные и субъективные причины каких-то поражений, ведь в спорте присутствует и человеческий фактор тоже.

Когда Рио закончилось (я вообще не был в Рио), у меня уже тогда здоровье было надорвано, я перенес две операции. Потом, когда мы не завоевали медали, а мы даже не попали более сильным составом. Хижняк тогда не попадает на Олимпийские игры, но ровно через восемь месяцев после Олимпийских игр выигрывает Чемпионат Европы, Чемпионат мира и становится лучшим спортсменом. Да, кому-то не удалось себя реализовать, но это даже не вина этого спортсмена или тренера.

Вот были такие ситуации, когда, например, звонит мне тренер какого-то спортсмена, в одной вазе с Васей Ломаченко и спрашивает, почему его подопечный не едет на соревнования. Я говорю, что едет Вася, потому что он реально сильнее. А тот мне: "А ты не думаешь, что Вася тоже живой человек, может под машину попасть". Я ему говорю: "Ты вообще слышишь, что ты говоришь? Вместо того, чтобы воспитать и подготовить лучше, чем Вася, ты ждешь когда Вася под машину попадет". Для кого-то Вася чемпион, для кого-то Вася враг и занимает чужое место.

Читайте также: Следующий бой Ломаченко проведет за титул чемпиона WBC

Я не хочу называть чьи-то фамилии, потому что придется по каждому анализировать почему так произошло. Потому что есть такие моменты, когда человек достигает, но и критика есть. Вот с чем не соглашается Беринчик. Каждый год они подписывают контракты с Министерством спорта. В контракте прописаны права и обязанности обеих сторон. И вот в той ситуации Бериник начинает это нарушать: не приезжать на сборы и т.д. Ну хорошо, он однажды заболел, потом нам надо ехать на международные турниры, он вновь не хочет ехать, потому что он уже серебряный призер. Он это все нарушил, не находился в нашей системе, не тренировался, а этот мальчик, он у меня прошел все сборы, тренировался, боксировал и готовился. И тут появляется Беринчик и говорит: "Я хочу ехать на Чемпионат Европы". Я ему сказал: "Нет, брат, ты не поедешь". И здесь уже начинаются обиды. Но есть правила, и они должны быть для всех одинаковы, независимо от того серебряный вы призер, чемпион или нет.

Я им приводил пример, что такого себе позволять не мог ни Усик, ни Ломаченко. Когда Саша Усик еще не решил уйти в профессиональный спорт, хотя тогда уже был призером Олимпийских игр, он приезжал на учебно-тренировочные сборы. Когда мы выиграли Олимпийские игры в Лондоне, это не одна моя заслуга. Когда меня признали лучшим тренером мира, и когда я куда-то захожу и говорят: "О, это лучший тренер мира" – у меня лысина потеет. Я стал лучшим тренером благодаря Богу, ребятам, другим тренерам и многим другим людям. Работала большая группа людей, которая реально заслуживает благодарности. Но когда в Рио нет медалей, и эта группа людей не сработала, а значит виновен только Дмитрий Дмитриевич, ну вы меня извините. Я своей вины не снимаю, медалей нету, значит плохо что-то случилось. Но в этой ситуации нельзя обвинять одного человека. На команду работает команда. Я всегда говорил, что я с командой сделал большой вклад, а все остальные сделали еще больше, поэтому мы все вместе выиграли. А когда произошла какая-то неудача, и потом ее на одного спихнуть...

Общались Станислав Безушко и Кристина Кобак

Через несколько дней читайте на сайте Спорт 24 третью часть интервью с Дмитрием Сосновским

Источник: 24 Канал
powered by lun.ua
Если Вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Залиште відгук