Историю Лидии мы рассказываем в рамках проекта СВОИ. На момент разговора она с дочерью жила в приюте для переселенцев во Львове, но все еще не чувствовала себя в безопасности. Сирена и громкие звуки то и дело напоминали, как россияне накрывали их город "Градом".

К теме Вышли на улицу и прилетел снаряд, я закрыла дочь собой, – харьковчанка Юля о побеге из города

СВОИ. Истории тех, кто уехал, чтобы вернуться.

Лидия с дочерью сбежали от войны: смотрите видео

Упоминание о 24 февраля – и в глазах Лиды слезы. Она попросила несколько минут, чтобы успокоиться. Трудно вспоминать день, когда улыбки оборвала война.

Помню этот день, дочь захотела купить наш флаг. Мы вышли на улицу, она говорит: "Мам, я же украинка". Она везде ходила с этим флагом, такая счастливая. А потом мы узнали, что все началось... Муж сказал, что нужно собираться, потому что вскоре и до нас дойдут. Мы сначала в это не поверили, думали, ну зачем им маленький городок,
– вспомнила Лидия.

Через несколько дней россияне таки дошли до Токмака. Колонна войск шла прямо по центру города. Лида видела все из окон своей квартиры. Дальше постоянные удары и обстрелы. Семья неделю прятались в подвалах: без воды и света.

Уезжать хотели сразу, но как? Решили подождать, пока войска пройдут. Знакомые заверили, что россияне не планируют оставаться в Токмаке. Но они остались. И остались до сих пор.


Маленькая Лиза гордо показывает свой патриотический рисунок, ведь она – украинка / Фото предоставлены мамой девочки

Семья трижды пыталась уехать – каждый раз россияне возвращали их обратно. По городу расположены несколько вражеских блокпостов, проверку на которых должны пройти жители.

Во время третьей попытки вроде бы все получилось: день ожиданий, всего 5 часов на предпоследнем блокпосте, чтобы в итоге услышать: "Мы вас никуда не пропускаем".

40 автомобилей стояли на трассе. И нас просто не пропустили. Люди с маленькими детьми шли на переговоры, а им ответили: "Нам все равно, дети у вас или нет, вы все будете стоять здесь". И мы спали на трассе,
– рассказывает женщина.

Дальше Лида вспоминает, что оккупанты приказали выстроиться в ряд и спать на трассе. Людям, которые и дальше пытались идти на переговоры, оккупанты объясняли наглядно.

Они направляли на людей дуло, и говорили: "Никто не проходит, все здесь стоят",
– вспомнила Лида.

Эти страшные события происходили в Васильевке. Когда в 20:00 стало темнеть, россияне открыли огонь – из "Градов" обстреляли маленькие села, где уже находились украинские военные. Так продолжалось до 3 утра.

Все это время люди просто стояли на трассе с детьми на руках. В 6 утра люди снова попытались двигаться, их снова не пропустили, уехать нельзя было ни из города, ни в город.

"Стойте здесь и все", – так угрожали российские наемники.

Стойте и смотрите, как огонь съедает ваши дома, села, убивает ваших знакомых, ваших защитников. И надейтесь, что этот огонь в следующую минуту не откроют против вас.

Ехать пришлось под обстрелами

Семья решила бежать – ехать селами. Повезло, оккупанты не знали этой дороги. Уже подъезжая к украинскому блокпосту, по ним открыли огонь россияне.

Когда мы добрались до первого украинского блокпоста, где были наши военные, по нам открыли огонь. Как нам военные объяснили, я не разбираюсь, стреляли из БМП. Удары усиливались и нам сказали: "Быстро садитесь в машины и бегите отсюда",
– со слезами на глазах рассказывает Лидия.

На украинском блокпосте люди должны были пройти паспортный контроль и дождаться "проводника", который бы помог выехать безопасно, ведь дороги заминированы. Однако выстрелы были слишком близко, ждать времени не было, люди уехали на свой страх и риск.

К счастью, семья в безопасности. Весь ужас, который им пришлось пережить, Лида вспоминает болезненно. Поэтому семья не хотела оставаться в Украине. Ее психологическое состояние и состояние ребенка нестабильно. Громкие звуки стали звуками войны.


Лиза с мамой приехали из оккупированного Токмака во Львов / Фото предоставлены Лидией

Чувство безопасности – одна из базовых потребностей психики. И наоборот – страх – одна из самых разрушительных эмоций. Дети не должны взрослеть в мгновение ока. Дети должны иметь детство.

Ребенок пугается каждого громкого звука, например, когда грузовик едет или ворота открываются. Она говорит: "Мама, спускаться уже (с намерением спускаться в подвал или убежище – 24 канал)?". Это сложно,
– говорит Лидия.

Женщина рассказывает, что в свои 3,5 года дочь Лиза все понимала. Когда дом "качало" от взрывов, вела себя как взрослая: быстро собрала необходимые вещи, сообщила маме, что не боится и уже готова бежать.

Сердце Лиды болит за детей, оставшихся в городе. Они – без доступа к лекарствам, без детского питания.

Многие знакомые просто боятся уезжать, боятся дороги. И Лида боялась, но говорит, страх остаться там, без пищи и средств к существованию, был сильнее.

У маленькой Лизы есть сестра, они уехали вместе. Девочке 10 лет, сразу после эвакуации ее доставили в больницу. Из-за грибка в подвале, в котором приходилось постоянно прятаться, у ребенка обострилась астма.

На оккупированной территории совсем нет лекарств, их просто не пропускают. В больнице все были в шоке, насколько запущено состояние ребенка. Я не знаю, чем бы все закончилось, если бы она осталась,
– добавляет Лида.


Дети спят в холодном подвале из-за обстрелов россиян / Фото предоставлены Лидией

О мечтах говорит немного: просто хочется, чтобы все дети, и все жители нашей страны жили спокойно наконец. Говорит, что не думала, что снова будет плакать: "Казалось, выплакала уже все".


Лидия с дочкой Лизой во Львове / Фото предоставлены героиней

Улыбка на лице появляется только при рассказах о дочери. Лиза очень любит украинские песни, особенно народные, и особенно Гимн Украины. Когда покидали город, ребенок просил взять флаг в дорогу.

"А почему мы не можем с собой флаг взять в дорогу?" Я говорю: "Потому, что это очень опасно. И обидно. Но ничего, мы другой купим",
– вспомнила Лида.

Эта кроха уже в безопасности. Перед публикацией разговора мы связались с Лидией. Они вместе с дочкой в Варшаве, чувствуют себя лучше. Лиза громко поет украинские песни и гордо всем заявляет, что украинка.

Следующие разговоры с переселенцами в рамках проекта СВОИ читайте на сайте в скором времени.

СВОИ. Истории тех, кто уехал, чтобы вернуться.
Над проектом работают Анастасия Зазуляк, Наталья Боднар, Анастасия Лукашевская, Валентина Полищук, Константин Габрийчук, Юрий Герасимов.