Об эвакуации, ситуации в Попасной и планах на будущее студент рассказал журналистам 24 канала в рамках проекта СВОИ.

К теме "Мы жили как в 90-х": история переселенки об оккупации Мариуполя, потерянном бизнесе и мечте

Богдан – студент Национального фармацевтического вуза в Харькове. В день полномасштабного вторжения российских войск в Украину парень был далеко от родных – в общежитии. Правда, взрывы его не очень напугали, ведь в 2014 году он уже слышал их. Однако юноша не мог и подумать, что это придется переживать снова.

Как для вас началась полномасштабная война в Украине?

Я помню, что проснулся от шума. Понял, что он очень похож на взрывы. Для меня это было уже знакомо, потому что я в Попасной жил. Когда понял, что что-то не то, первым делом позвонил родителям. Они сказали, что мне это приснилось и чтобы я шел спать.

Они не поверили, что началась война. Уже через некоторое время всем стало ясно, что происходит.

Почему вы сразу не эвакуировались из Харькова?

В Попасной было тихо и я планировал ехать туда. Папа говорил, что приедет за мной в Харьков, но я подумал, что это будет очень опасно. Между Изюмом и Харьковом дорога уже была перерезана. Мы решили, что лучше не рисковать, поэтому я оставался в Харькове. Мне некуда было ехать, кроме Попасной.


Так выглядела Попасная до российского вторжения / Фото "Трибун"

В Харькове я была около недели. Сначала было более или менее тихо, а затем обстрелы участились. Начали появляться новости, что под Харьковом стоят танки. У нас тогда должна была быть лекция, но никто не пошел. Преподавательница даже звонила и спрашивала, где мы. Мы сказали, что никто не придет из-за ситуации в стране.

Я жил в общежитии. У нас там был очень хорошо обустроен подвал: укрепленные стены, 2 выхода.

Вы все время были в подвале из-за обстрелов?

Нет, я уходил. Я уже привык ко взрывам. Ходил спать в комнату и будь что будет. Авиация летала над нами, рядом взрывы были. Где-то в 300 метрах от общежития упал снаряд.

В общежитии у нас был порядок. Комендант до последнего оставалась и следила за всем. В других общежитиях были случаи, что мародеры выломали окна и вынесли вещи. У нас все было хорошо благодаря отважной работнице. Нервы сдавали, она боялась, но продолжала ходить в общежитие. Сначала – пока студенты не разъехались, а потом – смотрела за вещами. Такого смелого и преданного делу человека еще нужно поискать.

Когда вы поняли, что уже нужно уезжать из Харькова?

Мама моей девушки нашла людей, которые могли увезти нас. На самом деле мне не было страшно, потому что я уже такое пережил. В 2014 году снаряд упал под балконом. Я жил на 3 этаже, а тот приземлился у фундамента. Посчастливилось выжить. Поэтому я уже спокойно к этому относился, тем более, что в Харькове относительно рядом даже и не падало. Но девушка боялась, потому мы и уехали.


Жизнь Богдана до полномасштабной войны / Фото Богдана Мисана

Мои родители в то временя оставались в Попасной. У папы был свой бизнес – несколько аптек. Он продолжал между ними бегать, смотреть, чтобы не разворовывали, а также снабжал людей лекарствами.

Он не мог бросить все это. Люди были напуганы, а папа вынес генератор и давал электроэнергию, чтобы местные жители могли родным позвонить. Он беспокоился не только о себе, но и о людях.

Куда вы уехали из Харькова?

Мы поехали к родственникам девушки в Днепр. Заехали очень быстро. Когда проезжали, то видели горящую машину. Наверное, прилетел снаряд.

На время планировали остаться в Днепре, а дальше уже решать, что делать. Но должны подождать моих родителей. Они в этот момент еще не собирались никуда ехать. Надеялись, что это скоро закончится, а в итоге... Ну, вы знаете, что от Попасной вообще ничего не осталось. Теперь это даже городом не назовешь, только руины какие-то.


Последствия российских обстрелов Попасной / Фото из телеграма Сергея Гайдая

А как родители смогли выбраться из Попасной?

Они очень тяжело уезжали. Сначала было тихо, потом начались ужасные обстрелы. Папа свез все оборудование и лекарства на последнюю уцелевшую точку, чтобы люди могли взять. В городе до последнего оставались гражданские, несмотря на то, что многие выехали. Папа решил уехать уже тогда, когда пришел в аптеку, а на ее месте – пепелище.

В этот день отец попал под обстрелы. Скорее всего его с беспилотника увидели, потому что, как только он отошел, начали стрелять прямо по тому месту, где он был. Папе чудом удалось выжить, потому что он втиснулся под фундаментом, а в 20–50 метрах от него прилетали снаряды из "Града".

После этого родители собрали все, что могли, потому что по городу уже нельзя было передвигаться. Папа перемещался пешком, потому что если бы в автомобиль попали, это уже конец. Тем более, ранее папину рабочую машину, на которой он возил лекарства, полностью уничтожила авиация.

Автомобиль в тот день стоял припаркованный у аптеки, внутри которой находились люди. От взрыва в аптеке выбило окно. Если бы отец Богдана вовремя не предупредил посетителей и не крикнул "Ложись!", то люди могли бы пострадать, ведь многие осколки попали в аптеку через окно.

У родителей осталась лишь доля того, что они имели. Бабушка с дедушкой отказались уезжать. Старики немного упрямы, поэтому они остались с моими тетей и дядей. Но в итоге тоже уехали через 3 дня, когда там уже вообще стало ужасно.

Раньше могли выживать с помощью генератора, но потом уже и такой возможности не было. Не было продуктов. Сначала бабушка с дедушкой уехали в Бахмут, а когда и там стало невозможно жить, то переехали в Павлоград.


Так выглядит оккупированная Попасная / Фото росСМИ

Что тогда происходило в Попасной? Там еще оставались люди?

Когда родители уезжали из Попасной, там уже не осталось никаких экстренных служб. Только местные жители и волонтеры, помогавшие разбирать завалы. То есть остались те, у кого хватило смелости и сил. По городу уже начали валяться трупы, которые никто не убирал. Это уже был город мертвецов. Живые люди сидели в подвалах и ждали, когда это кончится.

Сейчас то, что было в Попасной, повторяется в Бахмуте. Немного оттянули, но оно все равно пришло.

Остался ли кто-нибудь из ваших знакомых в Попасной? Знаете, какая там сейчас ситуация?

В моем родном городе улицы сейчас усеяны телами. Наши знакомые недавно туда ездили, так говорили, что ситуация очень плачевная. В Попасной стоит трупный запах, разбросанные тела, висящие головы. Это дикие люди, которые начали издеваться над телами наших военных. Я не знаю, были ли живы военные, когда над ними издевались, или это произошло уже позже.

Во дворе моего знакомого лежало тело украинского солдата. Где-то его ждет семья, а он лежит в Попасной на чьем-то дворе.

Россиянам все равно, они не убирают трупы. Возможно, разгребли тела там, где живут, в полуразрушенных домах. Несколько недель назад был прилет в дом в Попасной, где находились вагнеровцы.

Кстати, почему вы не уехали в 2014 году?

Я уезжал с мамой и бабушкой. Остался с бабушкой в Гадяче, а мама вернулась назад. Город продолжал жить и нужно было работать.

Вернемся к настоящему – вы остались жить в Днепре?

В Днепре мы прожили около 3 месяцев. Надеялись, что все скоро закончится и потратили последнее, что имели, чтобы прожить. Дальше мы поняли, что ничего не меняется. Цены на аренду жилья в Днепре очень поднялись, потому мы переехали в Черноморск под Одессой. Здесь цены ниже в 3–4 раза, легче выжить. Не знаю, как дальше будет.

Родители с нами живут. Бабушка с дедушкой тоже должны приехать, сейчас они в Павлограде, у родителей моей девушки.

Мы живем на сбережения. Я работаю, а маме с папой труднее. Они всю жизнь работали на себя и теперь им тяжело найти работу. На какую-нибудь тяжелую физическую работу они пойти не могут, потому что здоровье уже не то. Папе почти 60 лет, скоро пенсия должна быть. Работали, чтобы иметь нормально пенсию, но остались без ничего.


Семья Богдана сейчас живет на сбережения / Фото предоставлено парнем

В Черноморске у вас есть какие-нибудь родственники или друзья?

Нет, никаких знакомых здесь нет. Решили переехать в Черноморск, потому что здесь зима должна быть более мягкой, чем в Днепре или Павлограде. Потому выжить будет проще. Даже если электроэнергию выключат, то холода столь сильного не будет.

Как ваши родители переживают потерю бизнеса?

В Попасной из 10 тысяч человек осталось жить 200–300 человек. Там нет условий для жизни – никаких коммуникаций, ничего. Город уничтожен полностью. Люди потеряли все, что имели. Как и мой отец. Он всю жизнь строил свой бизнес и в считанные дни его потерял.

Сейчас родители в тяжелом моральном состоянии. По сути они потеряли все, ради чего жили. Мы надеемся, что хоть какую-то часть этого вернут. Но это очень сложно. Возможно, собьют с россиян.

Мои родители никогда не хотели уезжать из Украины, папа – патриот своей земли. После деоккупации он хочет уехать в Попасную и открыть аптеку, чтобы помочь людям.

А как сейчас в Харькове? Одногруппники не рассказывали, какая там жизнь?

В Харькове сейчас, в принципе, спокойно по сравнению с тем, что было. Паника уже стихла. Город живет относительно привычной жизнью, насколько это возможно.

Стал ли новый дом для вас родным?

Я надеюсь, что когда-нибудь станет. Но мои родители хотят вернуться в свой старый дом, хотя там ничего нет. Мне нужно искать новый дом.

Читайте также Я как в СССР побывал, – история Сергея о жизни в оккупированной Каховке и выезде из города

Какие у вас планы после нашей победы в войне? Что хотите сделать в первую очередь?

Не знаю, эта победа кажется очень далекой. Особенно, учитывая, сколько уже прошло времени с начала войны. До победы еще очень далеко. Но я надеюсь реализовать свои планы. Вскоре буду проходить практику в аптеке. Хотя мне больше нравится искусство, а не моя специальность. Я пишу книгу, начатую еще после 2014 года. Захотел описать те чувства, которые я испытывал в то время. Я описал судьбу мальчика, оказавшегося в городе, где начались боевые действия.

Поэтому хочу найти читателей, которым понравятся мои истории. Хочу писать так, чтобы прикасаться к душе людей.

Хотите ли вы поехать в Попасную после освобождения?

От нашей квартиры ничего не осталось. Снаряд свалился на дом и провалился с 5 на 1 этаж. Теперь там только развалины. Мне страшно и больно туда возвращаться. Я не хочу.

Сейчас мы только что родились. Люди без прошлого, только с надеждой на будущее.

Упорные бои за Попасную продолжались более 2 месяцев. Россияне разрушили в городе все. Президент Владимир Зеленский говорил, что от населённого пункта "не осталось даже пожарища". Такой страшной ценой враг взял контроль над Попасной.

Однако сейчас ВСУ продвигаются, а у врага – никаких достижений. Мы убеждены, что в Попасной еще будет развеваться украинский флаг, а наше государство и мир вернут туда цивилизацию и жизнь.