Архив
Курси валют
Погода
      youtube @24
      Loading...
      google @24
      RSS ЛЕНТА
      Общий RSS

      Топ новости

      Видео новости

      Я обиделся на Украину, – Милованов объяснил, почему не интересовался судьбой государства

      Об неинтересных книгах, экономике Украины и приватизации, о рынке земли и монополистах – в программе "Вот оно как" с Алисой Юрченко рассказал министр развития экономики, торговли и сельского хозяйства Тимофей Милованов.

      Начнем с вашей колонки, которая называется "Почему я не читаю книги".

      – Вопрос в том, что я книг не читаю. У меня нет времени и я хотел об этом честно написать. Потому что много людей покупают книги и потом их не читают. Я так тоже делал и перестал. Теперь я книжки не покупаю. Я постоянно очень много читаю материала, но это либо научные статьи, либо отчеты, либо какие-то презентации.

      Читайте также: Не скрываю, что я – дебил, – Милованов пошутил о словах Коломойского в отношении него

      – Но мне кажется, что есть много такого двойного стандарта или люди просто врут. Когда кто-то пишет: "У меня 3 тысячи книг", "Я читаю 51 книгу за год". Это неправда. Я не верю в это.

      Когда вышла колонка, реакция была негативная: "Как такое можно". Это у людей последнее святое забирают. Это такая иллюзия, если ты будешь читать книги, то ты будешь умным. Это иллюзия. Человек в это верит, что если ты не закончил хороший ВУЗ, не занимался образованием, то ты можешь как-то самообразованием стать конкурентно способным. Это неправда.

      – Я понимаю, что на самом деле колонка провокационная, но в тот момент я был руководителем Киевской школы экономики и колонка была, чтобы привлечь внимание к тому, что в Украине не правильно учатся. Высшее и среднее образования неправильные. Украинцы все равно в современном мире живут в лекционном формате. А сегодня лекционный формат не работает, он не нужен, он не эффективен – об этом колонка.

      Колонка Милованова
      Колонка Милованова в издание "Новое время"

      Нравится ли вам эпатировать? Ведь сейчас в сети гуляет еще один ролик, где вы в 2015 году, говоря об образовании, говорили, что Украина вам была неинтересна, как и политика и реформы. С тех пор что-то изменилось?

      – Я, конечно, не знаю, что значит эпатировать. Но вы полностью смотрели ролик? Я гарантирую, что вы его полностью не посмотрели. Назовите мне три тезиса из того видео, кроме того, что вы мне сейчас сказали.

      Давайте будем обсуждать тот вопрос, который я задала. Это фраза, которая была сказана вами.

      – Но у нас же диалог. Я пытаюсь вас вывести на то, что вы говорите не всегда правду. Вы полтора часа посмотрели полностью видео. Что там было еще, кроме этого?

      Читайте также: Милованов о шутках "Квартала": это воспринимается как подтверждение связей олигархов с властью

      Еще вы говорили, что образование в Украине не является качественным и в нашей стране нельзя монетизировать свое образование.

      – Просто я говорю, чтобы вы не говорили мне неправду. Скажите, что вы посмотрели сенсационную нарезку (короткое видео длится 1,5 минуты, – 24 канал) из него. Вы даже не поняли, о чем шла речь. В следующий раз, когда вы задаете мне вопрос, пожалуйста, говорите правду.

      Речь шла о том, что я ученый и в 2014 году мне была неинтересна Украина, потому что я построил свою карьеру на Западе. К сожалению, для меня не было места в Украине и не было для меня возможности стать ученым здесь. И я обиделся на Украину. Как люди обижаются на государство? Говорят, я не буду платить налоги. Из-за грабежей, коррупции.. Все общество обижено на государство. Так же и я был.

      – Но в 2014 году что-то произошло, что меня изменило. Люди погибли. Я пришел из американской лекции, где я читал теории игр, включил YouTube и увидел в реальном времени, как убивают людей, здесь, в центре Киева, на Майдане.

      Я понял, что такого не должно быть. У меня психологическая травма от этого. Это мой якорь, почему я сегодня сижу здесь и почему согласился с вами поговорить (имеется в виду с журналисткой Алисой Юрченко – 24 канал). А вы даже не подготовились.

      Вы слышали мой вопрос? Я спросила, что изменилось с тех пор?

      – Видите, вам не интересно, что я говорю. Вас цепляет эмоционально то, что я вас провоцирую сейчас и говорю, что вы не подготовились. Просто нужно готовиться к таким разговорам.

      Мне кажется, что вас тоже кое-что задело.

      – А можно я закончу свою фразу. Потому что вам не интересно, что я отвечаю. Ведь вы меня перебиваете. Вы сюда приехали, потому что вам поставили такую задачу. Но выслушайте, пожалуйста, что произошло. Людей убили. Я считаю, что такого не должно быть в 21 веке. И моя ответственность, как экономиста, который был в тот момент в США с очень хорошей карьерой, как украинца – сделать все возможное, чтобы такого больше не повторялось.

      Тимофій Милованов
      Тимофей Милованов

      – Причем тут экономика? Причем конфликты? Конфликты происходят, когда идет борьба за некий ресурс, деньги или власть. А чем занимается экономика? Это наука, которая решает, как эффективно решить этот конфликт. Поэтому работа экономиста заключается в том, чтобы не допускать таких конфликтов, когда люди платят своей жизнью. Для меня это лично. Поэтому я сегодня здесь и построил "Вокс Укрейн".

      – Действительно все изменилось в 2014 году, когда убили людей. У меня есть жизнь до и после. Теперь я за 5 лет пытаюсь показать, что человек может сделать, если он хочет что-то изменить.

      Вы писали о том, что подход к экономике теперь у вас новый. Назовите три пункта, в чем он новый.

      – Я вам одно скажу, главное то, что нужно решения принимать на основе фактов, а не эмоций. Любые экономические решения в стране должны приниматься на основе фактов, а не эмоций. Это главная разница.

      Читайте также: Они шантажируют правительство, – Милованов о будущем табачных компаний в Украине

      Вы начали с того, что работаете над приватизацией, над разгосударствлением, тем, что делали ваши предшественники, что пытался делать Абрамовичус до вас. Уверены ли вы, что предлагаете выставлять на продажу те объекты, которые государству действительно не нужны и на которых оно не может заработать?

      – Вы считаете, что нужно приватизировать только те объекты и предприятия, которые являются убыточными, а те, которые являются прибыльными – не нужно? Смотрите, есть три причины:

      • Первое, есть предприятия, которые выполняют сервисную функцию. Например, "Укрпочта" или "Прозорро". Это государственное предприятие, которое выполняет сервисную функцию для предприятия.

      • Второе, есть стратегические объекты. Например, заводы, которые производят пули. Даже, если они являются убыточными или прибыльными, важно – чтобы у нас была независимая способность производить то, что нужно для обороны.

      • Третье, это такой вопрос – лучше ли, чтобы государственное предприятие зарабатывало деньги для государства внутри, или мы его продали за деньги и оно было бы приватизировано?

      – Эти три критерия всегда используются для решения. И мы по ним делим предприятия.

      О вероятной продаже ОГХК

      Зачем, например, продавать ОГХК (Объединенную горно-химическую компанию), которая владеет несколькими горными комбинатами, которая дает дивиденды, которая показывает стабильную и чистую прибыль?

      – А вы знаете, какие дела НАБУ по ним ведет? Почему вы не спрашиваете, что лучше – бороться с коррупцией внутри государства или приватизировать предприятие и чтобы с коррупцией боролся владелец. Почему вы настоящие вопросы не задаете?

      Почему вы так нервничаете? Не пытайтесь поймать меня.

      – Скажите, пожалуйста, вот вы сказали, что конкретно знаете дела НАБУ по ОГХК. Какие там дела? Так ответьте на вопрос. Конкретный ответ хоть на что-то. Конкретный ответ, какое дело НАБУ есть по ОГХК? Вы мне уже раз сказали неправду, второй раз вы мне снова говорите, что вы прекрасно знаете об этих делах. То скажите хоть одну.

      Компанія ОГХК видобуває руду
      Компания ОГХК добывает руду

      Тимофей, не продолжайте свои манипуляции. Я еще ни разу не сказала вам неправду.

      – Так назовите хоть одно дело.

      Эта компания во главе с господином Журило занималась коррупционными аферами на тендерах. Руководитель раздавал тендерные подряды приближенным компаниям и признал это. Второе – эта компания занималась тем, что продавала в оффшорные фирмы свою продукцию. Эти фирмы, как правило, были связаны Николаем Мартыненко.

      – Я просто не переношу, когда люди говорят неправду. Вот пример тендера назовите. Я понимаю, что все "по верхам" мы знаем, но назовите пример тендера, где конкретно что было. И тогда мы будем говорить – лучше, чтобы эта компания была частная или в государственной собственности.

      То есть у вас есть единственная формула – продавать, даже, если в компании есть конкретные руководители, который ворует, и говорите, давайте мы будем это продавать. Я правильно понимаю? Вы не можете справиться с конкретным коррумпированным руководителем, который уже на скамье подсудимых?

      – Я же вам ответил на этот вопрос. Вы сказали, что мы продаем все – это неправда. Я вам назвал три критерии, на которые мы смотрим: доходность, сервисная функция и стратегическая функция.

      – Чтобы ответить конкретно по этому вопросу, я вас прошу назвать конкретное дело. Ведь мы знаем, что это предприятие является проблемным, на нем воруют, поэтому прошу назвать конкретный пример тендера.

      Как это поможет нам понять, почему вы хотите продавать эту компанию? Это не имеет значения.

      – Нужна конкретика. Это не абстрактные разговоры.

      Эта компания прибыльна сейчас? Какова ее прибыль за прошлый год. Почему вы ее продаете?

      – Я не знаю, но она прибыльная.

      Здесь вопрос в том, является ли государственная компания более успешной в частных руках или в государственных. Поэтому я вас и прошу привести конкретный пример на этой компании.

      Продажа своей продукции ОГХК на оффшорную компанию Мартыненко – это достаточная конкретика?

      – Да.

      За какую цену вы ожидаете продажу ОГХК?

      – Не знаю, рынок покажет.

      То есть вы выставляете на продажу прибыльную компанию, но вы не знаете, за сколько вы хотите ее продать?

      – Правильно.

      Так почему вы хотите продавать ОГХК?

      – Потому что мы считаем, что она будет более эффективно работать в частных руках. Государство от этого получит рабочие места, инвестиции. Это не советский союз, это не командная экономика, где государство руководит, у нас рыночная экономика.

      – Поймите одну поростую вещь: что в рыночной экономике – не роль государства быть владельцем предприятия. В руках частного собственника прибыль будет больше, будут заплачены большие налоги, больше будет рабочих мест.

      О продаже земли

      На недавней пресс-конференции Зеленскому пришлось оправдываться за земельный закон. Он сказал, что не может быть принят тот законопроект, который внесло правительство.

      – В законопроекте №2178 иностранные компании не имеют права покупать украинскую землю. Это могут делать только украинцы, физические и юридические лица. Речь идет не об иностранных компаниях, а возможно, если владельцы – иностранцы.

      Есть ли какие-то ограничения на покупку земли в одни руки?

      – Я не понимаю, что означает "в одни руки". Но есть следующие ограничения – ни одно юридическое или физическое лицо не имеет права иметь более 0,5 % сельскохозяйственной земли Украины.

      Ахметов и ДТЭК – монополист?

      – Да.

      Коломойский и МАУ – монополист?

      – Да.

      Больше – смотрите в видео.

      powered by lun.ua
      Если Вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
      Комментарии
      Больше новостей

      Читай новости даже без интернета

      Скачать

      Читай новости даже без интернета

      Залиште відгук