А еще об экономическом состоянии страны, мигрантах на границе с Литвой и как проводится вакцинация, рассказал сайту 24 канала заместитель председателя Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ) Борис Гарецкий.

Против диктатуры Что для белорусов означает "независимость"

"Это акции против репрессий, которые были еще до выборов"

Прошел год после протестов в Беларуси. Как вы можете охарактеризовать страну на это время?

Наша страна претерпела колоссальные изменения, которые начались еще до выборов, когда белорусское общество неожиданно "проснулось". Еще в мае 2020 года никто из аналитиков не планировал какую-то крупную кампанию. Традиционная позиция показала, что она не готова и не будет серьезно участвовать в выборах. На этом полном затишье возникает несколько кандидатов, которые захватывают людей и их сердца.

Тут и начало перемен – начались репрессии против этих кандидатов, это вызвало реакцию у людей. Массовые акции прошлым летом – это не акции за каких-то кандидатов, а акции против репрессий, которые были еще до выборов. Все это привело к тому, что белорусы наконец решились выйти на улицы, чтобы сказать, что им надоело жить в таких условиях. Это очень серьезно изменило нашу страну.

В правление Лукашенко никогда подобного не было такого, чтобы белорусы столь массово выходили. Была большая солидарность. Это были не просто митинги в крупных городах. 16 августа через неделю после выборов у нас был самый большой марш – собралось около 500 тысяч человек.

За день до этого люди вышли под здания двух крупнейших государственных телеканалов – "Беларусь 1" и ОНТ. Мне позвонили, потому что я был на даче и я "летел". Подъезжая к Минску, в селах люди стояли вдоль трассы. Такого в Беларуси вообще никогда не было. Тогда власть "пошатнулась", силовики на какое-то время исчезли с улиц – их вообще не было. Но потом они вернулись и постепенно начали "закручивать винты". Это превратилось в такую серьезную репрессивную машину.

Если год назад мы ходили и праздновали, то сейчас ярким примером является то, что тысячи людей уехали. В тюрьмах сидят сотни человек, 610 политзаключенных. Из-за административного ареста и задержания у нас прошли десятки тысяч людей за осень-зиму.

"Мы белорусы – мирные люди"

Почему протесты стихли?

Власть сбила протест. Надо понимать, что белорусы кардинально отличаются от украинцев. В августе и в сентябре прошлого года каждое утро я комментировал то украинским журналистам. У меня были постоянные выходы в эфир и меня постоянно спрашивали, почему вы не захватываете административные здания, это же как ключ к успеху протеста.

Но даже в нашем официальном лукашенковском гимне звучит, что мы белорусы – мирные люди. У нас не было опыта захватывать что-то. Мы выходили, праздновали. Были такие интересные кадры, где демонстранты хотят встать на скамейку и разуваются. Такие мы.

Заместитель председателя БАЖ Борис Гарецкий / Фото – 24 канал, Алина Туришин

"Это была реальная стрельба резиновыми пулями"

Власть, конечно, использовала это и силовыми методами подавила протест. С конца августа до ноября эти воскресные марши власть прижала. Последний большой марш состоялся 15 ноября. Потом все это перешло во дворе. Сейчас этого всего нет, потому что репрессии.

Сначала каждое воскресенье у нас забирали по тысячу человек – сажали, били, сажали. В ноябре силовики очень жестоко разгоняли. Это была реальная стрельба резиновыми пулями, это были светошумовые гранаты, которые разбрасывались в народ. А после зачистки основных маршей силовики пошли по дворовым чатам.

В Беларуси есть правые радикальные движения?

У нас нет такого. Это все жестко подавлялось властью еще с 90-х годов. Лукашенко всегда очень жестко относился ко всему, что вообще может быть радикальным. У нас были и патриотически настроенные более радикальные организации, но они были уничтожены уже давно.

Почему силовики не переходят на сторону народа?

Часть перешла. В августе было много таких историй, когда силовики переходили и когда общее командование стало на паузу. Но потом власти начали "показывать зубы" и всех, кто перешел, нашли и посадили, если кто-то не переехал. У нас очень много сотрудников, которые ушли из органов, попали в тюрьмы. Их нашли, завели уголовные дела.

А есть информация об убитых среди правоохранителей?

Официально об этом ничего не сказано. У нас есть версия, что среди протестующих было больше жертв, потому что власть могла какие-то жертвы спрятать. Однако, ничего неизвестно.

Интересно Лукашенко в "глухом углу": сценарии развития событий для Беларуси

"В один день силовики пришли, посадили редакторов"

Вы являетесь заместителем председателя Белорусской ассоциации журналистов. Лукашенко подписал изменения в законодательство о СМИ и массовых собраниях, которые создают дополнительные основания для закрытия нелояльных СМИ и фактически запрещают протесты. Какова ситуация с журналистами в Беларуси?

Много редакций выехало из Беларуси. Они начали покидать страну еще с прошлого лета и осени. Прям целыми редакциями для того, чтобы сохранить издание. Они продолжают работать, пишут о беларуси, но сами сидят, например, в Киеве.

Эта ситуация усугубилась весной 2021 года. В июле этого года была большая волна репрессий против медиа и большое количество журналистов и редакций снова уехали. Но есть такие СМИ, которые остаются в Беларуси и продолжают прям там делать журналистику.

Много редакций выехало из Беларуси / / Фото 24 канал, Алина Туришин

У нас есть большое количество развлекательных медиа, но понятно, что они не под ударом. Мы говорим об общественно-политических изданиях. Гарантий безопасности вообще нет никаких. Издание "Наша Нива" – газета и интернет-сайт поставили для себя точку и сказали: "Мы никуда не поедем”. Они были примером для многих.

И в июле в один день силовики пришли, посадили редакторов – они сейчас в тюрьме и эта концепция "мы остаемся, никуда не едем" показала свой полный провал. Потому что пришли, условно говоря, прихлопы, выбили двери и посадили людей, избили редактора. Само издание сохранилось, перезапустилось после блокировки, потому что сайт заблокировали, как и многие другие. Но эта концепция ярко показала свою ошибочность однажды утром, в четверг, несколько недель назад.

"Светлана Тихановская – окно Беларуси сейчас в свет"

Как относятся белорусы к оппозиции, которая находится за границей?

Положительно относятся. У нас нет социологии независимой никакой уже много лет, потому что у нас запрещены социологические опросы, которые не согласованы с государством. Поэтому мы не можем измерить настроение. Мы делаем выводы только по каким-то встречам в подъездах. Не по друзьям, потому что все журналисты на этой стороне, но люди следят за этими лидерами. Фактически, Светлана Тихановская – окно Беларуси сейчас в свет. Она представляет белорусов, лоббирует белорусскую повестку дня во всем мире.

Лукашенко же встречается только с Путиным, а Тихановская – человек на которого много белорусов возлагало и возлагает надежды. Однако, безусловно, прямого влияния на страну она не имеет.

Но это высокий пример того, что все это было не зря. Тихановская признана во всем мире, как белорусский лидер Белорусского общества.

Заместитель председателя БАЖ Борис Гарецкий / Фото – 24 канал, Алина Туришин

До какого предела Путин готов помогать властям Беларуси и что он попросит взамен?

Попросить он может что угодно. Фактически, он может управлять этой страной. Сейчас Беларусь полностью зависит от России экономически, политически, финансово, силовой блок. Поэтому руки у Раосии развязаны. Тут как в Кремле решат, так и будет. Единственное, что может сдерживать – это то, что Путину сейчас не нужен новый Крым и Донбасс, потому что это понесет имиджевые потери.

"История Крыма может стать историей Беларуси"

Лукашенко заявил, что признает аннексирован Крым "российским", когда "последний российский олигарх" начнет поставлять продукцию на полуостров. Как воспринимать эти слова?

Это интересная тема. Возможно, это элемент какой-то игры, хотя Москва никогда сильно не требовала у Лукашенко признания Крыма частью РФ. Если бы такое требование как-то жестко бы прозвучало, то, возможно, было бы признание. Но не было ни требования, ни признания. Лукашенко, видимо, и сам понимает, что история Крыма может стать историей Беларуси. Мы можем стать таким же Крымом. Но я думаю, что даже не это его сдерживает, а экономические связи с Украиной.

Мы построили за российские деньги атомную станцию, которая продает энергию Украине. Признание Крыма будет означать экономическое отдаление от Украины. Это означает, что мы потеряем украинский рынок, экономические связи и станем еще ближе к России. Около месяца назад было интересное заигрывание, когда белорусский МИД заявил, что проделывает авиаперелеты в Крым через территорию РФ. Однако, чтобы полететь туда, надо его признать. Но это затухло.

Авиаперелеты – угрозы Украине?

Это не угрозы, я не знаю кому тут угрожать. Я думаю, что белорусские власти понимают, что могут потерять украинский рынок. Экономически им это не выгодно.

Лукашенко лично обвинил украинского президента Владимира Зеленского в подготовке боевиков, поставках оружия и взрывчатки на территорию Беларуси. Это своего рода информационная война?

Нас белорусов всегда пугали тем, что какой-то грузовик с оружием въехал с территории Украины. Можно отмотать и увидеть, сколько таких сюжетов было у нас еще до выборов, еще с оранжевой революции. В каждой политической кампании всплывает эта тема. Один из столбов для тех, кто поддерживает Лукашенко является то, что "нельзя допустить такого, как в Украине, нельзя допустить Майдана". Поэтому и возникают такие темы, что оттуда едут боевики и оружие, а "мы ведь за стабильность, за сильную власть, иначе будет вот так". Хотя украинцы много раз заявляли: "предъявите нам этих боевиков и оружие". Конечно все это лишь на словах.

Фактически, у Лукашенко сейчас один друг – Путин. Некоторые эксперты называют это этакой "игрой в одни ворота". Насколько Лукашенко выгоден Путину?

Очень трудно это сказать, но то, что "один друг" уже Лукашенко было сказано дважды. Первый раз в интервью РТР, где он прямо так и сказал, что "у нас остался один друг". Повторил он это и на пресконференции 9 августа 2021 года. Это очень опасная ситуация для белорусов, потому что раньше даже политика Лукашенко была сбалансирована, он заигрывал поочередно то с Западом, то с Востоком.

Сейчас западный вектор полностью заблокировался, и Лукашенко полностью привязан к Путину. Это означает, что потеря независимости может произойти в любое время. Как в Москве решат, какой сценарий разворачивать, так оно и будет.

Я не думаю, что Кремль будет повторять Крымский или донецкий сценарии, потому что это сейчас не выгодно самому Путину. Такие очередные действия вызовет большой резонанс в мире и новые санкции. Однако, тихую экспансию Россия будет проводить, потому что сейчас Лукашенко некуда деться.

Я не знаю выгоден или не выгоден такой Лукашенко Путину, но зимой мы понаблюдали немного повестку дня с Навальным, а потом на европейском уровне эта повестка дня исчезла из-за белорусской стрельбы, захвата, арестов.

Такой Лукашенко перетягивает гораздо больше внимания Европы и мира на себя чем внутренние российские проблемы, которые могли быть бы в ТОП мировой повестки дня.

То, что сидит Навальный или что-то подобное. Но мир на это меньше внимания обращает, потому что банально просто летел самолет из Европы в Европу и тут какой-то человек из Беларуси решил посадить его с помощью истребителя.

Зеленский сообщил, что обсуждал с Лукашенко вопрос экстрадиции "вагнеровцев", часть из которых была причастна к деятельности незаконных вооруженных формирований на Донбассе. По его словам, Лукашенко обещал выдать их Украине. Однако, как мы знаем, этого не произошло. Почему?

Если это граждане России, то белорусские власти не будут отдавать их Украине. Мы же Союзное государство с Россией. Я вообще не вижу такой возможности. Пообещать можно же все, что хотешь.

Беларусь попросила Россию предоставить новый кредит на борьбу с пандемией COVID из-за того, что Евразийский банк развития отказался. Какова ситуация с пандемией сейчас в Беларуси?

Беларусь в коронавирусном плане очень интересная страна. Когда я приехал в Украину, то увидел, что у вас гораздо больше людей в защитных масках. Год назад, когда началась пандемия, у нас не было достаточно информации о количестве больных и реальных масштабах. У нас были целые недели, когда Минздрав не сообщал количество больных, а сейчас оно как бы держится на тысяче новых случаев, но больше медиа не верит в это число.

Мы не знаем, насколько это релевантная цифра, потому что нет возможности ее проверить. Потому что всю весну 2020 года нам говорили, что какие-то там сотни больных, а мы получали большое количество фитбека через почту, Telegram случаи смертей. Даже в одной отдельной редакции за сутки было больше информации о числе смертей, чем в официальной статистике. У нас есть отрезки-несколько недель, где ежедневно умирает девять человек. Это число даже не меняется. Поэтому в Беларуси общество во многом было само за себя, мы старались друг другу помочь, у нас возникали фонды помощи, мы покупали лекарства.

Заместитель председателя БАЖ Борис Гарецкий / Фото – 24 канал, Алина Туришин

Какова ситуация с вакцинированием людей?

У нас продолжается вакцинация "Спутником V" и китайской вакциной.

"Родные целый месяц верят только на слова сотрудников тюрьмы"

А люди вакцинируются?

Да. Нет такого, чтобы прям очереди стояли, но я вакцинировался в мае-июне. Из-за того, что я реально рассчитывал сесть в тюрьму, а в условиях тюрьмы лучше хотя бы "Спутник", чем вообще ничего. Наши коллеги журналисты уже болели коронавирусом, пневмонией в СИЗО и это очень опасная вещь. Мы не знаем, какой там уход будет за тобой, ты отрезан. Там ведь даже адвокат с тобой не может встретиться. То есть, родные целый месяц верят только на слова сотрудников тюрьмы. У тебя вообще нет связи с человеком.

Вы говорите, что думали, что должны сесть в тюрьму. Расскажите, почему?

Первый раз это могло произойти еще 16 февраля, когда состоялось 90 обысков во многих правозащитных белорусских организациях. Одна из главных целей – это Белорусская ассоциация журналистов. Обыски проходили в офисе, дома у руководства, в региональных структурах. До этого у нас уже сидел правозащитник Леонид Сударенко, которого скоро будут судить в Гомеле.

К лету мы подошли к ситуации, когда каждый день у кого-то проходят обыски, каждый день кто-то попадает за решетку. Сейчас у нас 29 представителей медиа за решеткой, поэтому реальность туда попасть – близка. Три недели назад утром в рабочем чате Алина Стефанович, которая является международным секретарем, написала, что ее мужа посадили.

Как дальше будет функционировать Белорусская ассоциация журналистов?

Когда произошла очередная массовая волна обысков в июле, власти посадили руководство крупнейшего известного правозащитного центра "Вясна" в тюрьму. Стало понятно, что мы следующие. Поэтому мы решили на время уехать из Беларуси, чтобы оставить возможность работать. Власть ликвидирует нашу организацию юридически. 11 августа будет начало судебного процесса по ликвидации.

Не надо быть праведником, чтобы понять, что ликвидируют. Вчера Верховный суд ликвидировал Белорусский ПЕН-центр, которым руководит нобелевская лауреатка Светлана Алексиевич. Понятно, что нас ждет такое же. И если ликвидируют нашу организацию, а нас самих посадят, то мы станем бесполезными и не сможем никак помогать людям. Поэтому, чтобы остаться на плаву и как-то хотя бы продолжать свою деятельность, мы решили уехать из Беларуси. Пока плана нет.

"Узнаешь такие ужасные истории, как люди просто бежали по лесу, через границу"

Вам помогают другие страны? Какую помощь предлагают, в частности, Украина?

Многие страны, международные организации, структуры во всем мире помогают белорусам: журналистам, правозащитникам и простым гражданам. Простых людей, бегущих от репрессий, гораздо больше чем журналистов. Даже здесь в Киеве есть много чатов в Telegram. Иногда договариваешься встретиться и ты узнаешь такие чудовищные истории, как люди просто бежали по лесу через границу, потому что у них дома были обыски и они чудом оказались в этот момент не дома.

И таких историй очень много и мировое и европейское сообщество все это понимает. Поэтому программ помощи будет больше, они необходимы сейчас белорусам. Если несколько лет назад сирийцы уплывали на кораблях в Европу, то сейчас белорусы едут любым образом в ближайшие страны.

Заместитель председателя БАЖ Борис Гарецкий / Фото – 24 канал, Алина Туришин

Вы как добирались в Украину?

Эта волна обысков среди журналистов в июле была направлена как раз на выезд. Если бы власть хотела сажать, то они бы сажали и сажали. А они таким образом показали, что "выезжайте". Даже тех, кто попал на время в тюрьму, по уголовному процессу могут задержать на десять суток даже не как подозреваемых, а из-за непосредственно возникающего подозрения.

Многие люди, которых задержали и выпустили, не имеют запрета на выезд. То есть, власть показывает, что для них проще, если они уедут. Если человек в тюрьме, то это еще плюс один политзаключенный, надо следствие вести, судить и содержать где-то. Я не знаю проще ли это власти дать уехать, но она дает. Просто так белорус не может уехать, а только, если имеет вид на жительство.

Также, если едет в командировку. Это был хороший вариант, но во время обысков у нас забрали печати и сейфы, поэтому мы не могли сделать себе командировки. Есть еще вариант – выехать на оздоровление и это пока действует. То есть, ты официально покупаешь какую-то путевку на оздоровление в Украину и с ней тебя впускают. Это если добираться по земле. А на самолете можно без проблем вылетать, там ограничения не действуют. Прямо сейчас от нас самолеты летят в Грузию и в Россию.

"Москве не выгоден экономический провал Беларуси"

Новые санкции США, Канады, Британии. Как повлияют и в каком экономическом состоянии находится сейчас Беларусь?

Беларусь сильно зависит от России. И каждые санкции приближают еще больше к РФ и еще больше подрывают возможность коммуникации с миром. Нельзя сказать, что после новых санкций, которые были введены 9 августа, все в Минске заплакали, такого нет. Однако, рынки сбыта сокращаются. Мы видим по многим компаниям, как они начинаются менять названия, разделяться. Это делается потому, что санкции действуют.

Но пока экономического провала у Беларуси нет, потому что опять таки, у нас есть Северный союзник, который дает кредиты. Он их дает и очевидно, что Москве не выгоден экономический провал Беларуси.

Это будет означать крах модели "русского мира" и братских государств. Москва не допустит, чтобы, условно говоря, братская страна, которой она помогает, вдруг экономически провалилась. Будем честными, это будет серьезная имиджевая потеря для Путина и он на это не пойдет. Мне кажется, что Москве удерживать Беларусь пока не так трудно. Путину же нужен партнер – Грузия и Украина потеряны, кто-то же должен оставаться буферной зоной между Европой и РФ.

Роман Протасевич – заложник ситуации? Что сейчас известно о нем? Как сами белорусы воспринимают его?

Сложная тема. Где он сейчас и чем занимается никто не знает. Есть официальная информация, которая просачивается от адвоката. На пресс-конференции 9 августа Лукашенко заявил, что Протасевича допрашивали прокуратура "ЛНР".

Точной информации о нем нет. Сообщалось, что он и его девушка под домашним арестом, но как это проверить и кто это сделает? Как относятся к нему? Также сложный вопрос, он сделал ряд заявлений непонятных. Когда была с ним пресс-онференция, он сказал, что с ним все хорошо, что он уважает президента. Можно ли верить этим словам – большой вопрос. По нему видно, что скорей всего он говорит это честно и открыто.

Биография Роман Протасевич: кто это и почему Лукашенко ненавидит блогера

Это не выглядело так, что над ним стоит человек с электрошокером. Хотя на 100% невозможно абсолютно ничего сказать. Возможно, человек хочет спасти себя и свою девушку. Как простое общество относится к Протасевича? Тоже трудно сказать. Такие информационные поводы для людей, которые не погружены в эту тематику, примерно как "поймали заложника". А среди журналистов есть понимание, что он – заложник. Пока он не окажется на свободе вряд ли кто-то из медиа позволит себе верить его словам.

Лукашенко заявил, что боевики так называемой "ЛНР" приезжали в Беларусь и допросили журналиста Романа Протасевича. Он таким образом признал, что сотрудничает с террористическими "республиками". Зачем это ему?

Я не знаю, кто приезжал, как допрашивал и каков уровень сотрудничества. Ничего нового для белорусских властей не произошло. Ну, обратилась "ЛНВ", но по Минску недавно ездили машины с номерами "ЛНВ", мы замечали. То есть, они же как-то въехали через границу. Значит, белорусские власти признают номера этих машин.

Видимо, прокуратура приехала и допросила. Я не думаю, что это какая-то серьезная вещь, потому что о выдаче Протасевича и речи быть не может. Я не думаю, что Протасевич – это человек, которого вряд ли белорусские власти кому-то вообще смогут отдать. Это очень ценный человек.

Но не надо серьезно относиться к большинству вещей, сказанных на конференции. Иногда ты хочешь поверить некоторым вещам. Однако, когда видишь ложь, как человек сначала на пресс-конференции говорит, что не было пыток на Акрестина, а я знаю не просто каких-то людей, я знаю коллег, которых били там и оттуда они попадали в больницу.

Внутри этой пресс-конференции он говорит: "Да, мы мочканули". Это слово "мочканули" меня очень насторожило, потому что так в такой риторике говорят криминальные авторитеты. И это может означать, что были и летальные исходы. Был разговор в августе, когда те, кто выходил оттуда говорили, что видели мешки с телами. Опять же, это был август, была ситуация большой неразборчивости, когда люди искали пропавших.

Лукашенко о смерти Виталия Шишова сказал следующее: "Он для Беларуси был никем. Всех не перевешаешь". Как вы считаете, кто причастен к убийству Виталия?

Я не знал до этого Шишова и не слышал такой фамилии до дня его исчезновения. Для меня это новая ситуация, я ничего не знал об этом "Белорусский дом в Украине", потому что мой фокус работы был в большинстве направалений на белорусскую ситуацию. Что здесь произошло? Здесь могут только следователи и журналисты-расследователи рассказать.

Есть много версий, но как оно все было – неизвестно. Но мне, как человеку, трудно поверить, что белорусские спецслужбы решили кого-то уничтожать в Украине или этот человек имел что-то очень важное и плохое делать для них. Но, кто такой Шишов и чем он занимался я совершенно не знаю. Поэтому версий никаких.

Читайте также Это сделали КГБ, – беженка из Минска предположила, кому мешал активист Шишов

Будут ли белорусы чувствовать безопасность в Украине после смерти Шишова? По вашему мнению, что Украина, как государство, может сделать еще?

Сложно сказать. Много людей здесь, в Украине, и люди очень разные. Я думаю, что в безопасности на 100% вообще никто и нигде не может чувствовать себя. Возможно, в Украине в большей степени, к сожалению. Мы видим, что Украина – страна, где границы во многих направлениях открыты. Сюда могут проникать люди из разных стран с различными порядкам дневными задачами. Нет безопасности.

А в какой стране белорусы чувствуют себя наиболее безопасно?

В европейских странах более безопасно. Но опять таки, кроме Протасевича мы пока не видели случаев, как белорусские спецслужбы что-то делали с белорусскими активистами за рубежом. Очень хотелось, чтобы так и осталось, потому что это вызывает страх.

"Попахивает таким "сирийским запахом"

Что происходит на границе с Литвой? Нелегальные мигранты, которых переправляет Минск, как-то может разрешить ситуацию?

Власти Беларуси не признают, что это она делает, но очевидно, что это серьезно напрягает Литву. Если к тебе каждый день приезжает 200 нелегалов, то их надо где-то селить, как-то их содержать. Литва-не страна третьего мира, у нее очень высокие стандарты прав человека, они не могут просто человеку сказать "До свидания".

Читайте также Гибридные беженцы из Минска: как Лукашенко шантажирует ЕС

Это еще больше показало ЕС, что эта проблема, которая рядом с Литвой, не развеется. Это не будет какое-то Приднестровье, которое закрыто и тихое. Это страна и режим, который создает проблемы Евросоюза. Мы пришли к тому, что на границе стоят литовские пограничники, которые не впускают и белорусские, выпустили этих мигрантов. Эти люди сидят на этих нескольких метрах границы, а с белорусской стороны слышны постоянные выстрелы из автоматов. Если рассматривать в разрезе мигрантских кризисов за последние годы, то попахивает таким "сирийским запахом" от этих выстрелов.

Это страна и режим, который создает проблемы Евросоюза / Фото 24 канал, Алина Туришин

"Белорусская карта разыгрывается на столе в Кремле"

Какой путь разрешения ситуации, которая сложилась в Беларуси, вы видите?

Пока никаких путей решения не видно. Конечно, хорошим был бы путь – приход к какому-то консенсусу, поиску диалога. В 2010 году у нас также были митинги, политзаключенные, но тогда власть пошла на диалог с Европой и политзаключенных отпустили через пару лет.

Мне кажется, это единственный вариант, который сейчас власть полностью отвергает и идет по пути нарастания репрессий. Как будет? Не знаю, пока не видно этого диалога. Мы приближаемся к России и становимся более зависимыми от нее. Это значит, что белорусская карта в большей степени разыгрывается на столе в Кремле, чем в каких-то других городах.

Протестное настроение среди белорусов ощущается или нет?

Нет, внутри Беларуси люди напуганы. Они выезжают просто тысячами и это не только политические активисты. Уезжают люди, которые просто хотят будущего, хотят не бояться. Айтишники выехали массово и продолжают выезжать.

Компании боятся за своих сотрудников. Я не вижу сейчас протестного потенциала, потому что люди напуганы. Власти организовали очень широкий охват давления, чтобы напугать людей. Если журналисты так разъезжаются, то что говорить о простых людях? Мы все же такие, которые уже немного увидели свет и даже нас раз-два и задержали. Но нас всю жизнь задерживают, на медиа постоянно происходило давление. Даже журналисты, которые переживали это из года в год, приняли решение массово переезжать. То что можно говорить о простых людях, которые впервые столкнулись с задержаниями, обысками, арестами?