Белорусский кризис

Президентские выборы в Беларуси 2020 года были омрачены арестами ведущих кандидатов от оппозиции, безосновательными отказами зарегистрировать определенных кандидатов от оппозиции для голосования и обвинениями в широкомасштабном мошенничестве.

Важно Поклон Кремлю и шантаж Украины: как Лукашенко "играет" Крымом и Донбассом

Чиновники и полиция жестоко разгоняли акции протеста в Минске и других крупных городах, применив чрезмерную силу и прибегнув к резиновым пулям, электрошокерам и слезоточивому газу.

Правоохранители задерживали как протестующих, так и сторонних наблюдателей, подвергнув их пыткам и жестокому обращению и удерживая их в нечеловеческих и унижающих достоинство условиях. По меньшей мере восемь участников акций погибли в результате действий полиции.


Избиение протестующих силовиками, Минск, 11 октября 2020 года / Фото – "Радыё Свабода"

Белорусский политический кризис начался летом 2020 года как сугубо внутреннее противостояние. Однако, вскоре вызвал далеко идущие последствия для всего восточноевропейского региона и стран за его пределами.

В докладе, опубликованном белорусским аналитиком Артемом Шрайбманом и белорусским дипломатом Павлом Слюнькиним, отмечается, что кризис изменил базовые рамочные условия отношений Беларуси с ее соседями, а в некоторых случаях вернул назад многолетние тенденции развития отношений.


Избиение протестующих силовиками, Минск, 11 октября 2020 года / Фото – "Радыё Свабода"

Заложников не судят

Стоит отметить, что политический аналитик Артем Шрайбман выехал из Беларуси после интервью задержанного белорусского журналиста Романа Протасевича на общенациональном телевидении Беларуси "ОНТ".

Читайте также Протасевича и его девушку перевели под домашний арест

На своей странице в Facebook он написал, что "не участвовал в звонках касательно обсуждения деталей того, как готовились акции протеста". И как аналитик, он не собирался становиться участником процессов, которые анализирует.

Иронически получилось. Утром 3 июня выходит выпуск проекта "Редакция", который завершается моим словам о том, что я не чувствую прямой угрозы и поэтому не уезжаю из Беларуси, а уже вечером я в спешке собираю вещи и выбираюсь из страны,
написал аналитик.

Артем Шрайбман рассказывает, что до конца 2020 года был в этом чате, который начинался как "просто онлайн-сходка блогеров". Однако, по мере нарастания протестов в Беларуси, эта тема становилась ключевой в обсуждениях.

На самом деле я не знаю точно, был ли ко мне какой-то интерес ареста от белорусских спецслужб. Доходят слухи о готовящемся уголовном деле, но пока их сложно подтвердить,
добавил аналитик.


Политический аналитик Артем Шрайбан был вынужден покинуть Беларусь / Фото DW

Бывший политический редактор белорусского портала TUT.BY отмечает, что не уехал из Беларуси ранее, "поскольку понимал, что в общем ему нечего предъявить".

Но в сегодняшней Беларуси даже непричастность к тому, что власть считает преступлением, – уже недостаточная страховка. Может, и сейчас все бы закончилось, как полгода назад, – ничем. Но спокойно жить и работать в стране при таких вводных дальше было бы сложно,
– добавил основатель аналитического агентства Sense Analytics.

"Пришлось пойти на очень некомфортное решение – уехать. Обе альтернативы: СИЗО и ежедневное ожидание СИЗО – были еще хуже, как для меня, так и для близких. Никакой обиды на Протасевича нет и быть не может. Мы не знаем, какой подвал в "ЛНР" и какую судьбу для его девушки ему описали в случае отказа от этого интервью. Заложников не судят", – добавил он.

"Не считаю себя эмигрантом"

Бывший белорусский дипломат Павел Слюнькин, аналитик Европейского Совета по международным отношениям рассказывает, что сейчас находится за пределами Беларуси. Однако, эмигрантом себя не считает.

Я работал белорусским дипломатом до политического кризиса. Я не в Беларуси сейчас нахожусь, но эмигрантом себя не считаю. Просто временно работаю за ее пределами,
– говорит Слюнькин.


Бывший белорусский дипломат Павел Слюнькин работает за пределами Беларуси / Фото – фейсбук Павла Слюнькина

Александр Лукашенко в жесткой форме отказался от любых предложений посредничества и диалога с протестующими. Риторика белорусских властей становилась все более враждебной относительно западных стран, в первую очередь относительно соседей Беларуси. Авторы исследования отмечают, что общим для всех Балтийских стран и одним из самых острых вопросов в плоскости безопасности является военно-политическое сотрудничество Беларуси и РФ.

Регулярные совместные военные учения, тесная кооперация силовых ведомств и спецслужб, с точки зрения Литвы и других стран региона создают угрозы для региональной безопасности и предпосылки для возможной агрессии против стран Балтии с использованием территории Беларуси,
говорится в докладе.


Владимир Путин и Александр Лукашенко / Фото – иностранные СМИ
Фактор России

Авторы доклада пишут, что российский фактор в отношениях между Беларусью и ее западными партнерами всегда был одним из ключевых во всех переговорах. Учитывая амбиции Кремля сохранить свое господствующее положение в постсоветском регионе, Кремль имел большой вес как в Минске, так и в Киеве.

Читайте также Лукашенко в стрессе: почему диктатор и дальше сжимает Беларусь в железный кулак

Необходимость управления связями с Российской Федерацией во многом определило украинско-белорусское взаимодействие, создавая часто взаимозависимые отношения.

Отношения между Беларусью и Украиной после протестов также подверглись значительному напряжению и во многом изменили экономические, военные, дипломатические и оборонные отношения Минска и Киева. Самопровозглашенный президент Лукашенко неоднократно заявлял, что Украина является частью коварного заговора против него, задуманного НАТО, поляками, литовцами и западным миром в целом.

Как следствие, двусторонние отношения быстро ухудшились, в частности, после того, как в начале сентября 2020 года авто посла Украины в Беларуси Игоря Кизима обыскали на границе.

Важные детали:

  • Режим Лукашенко вызвал значительный дополнительный гнев из-за решения Украины пригласить белорусских IТ-специалистов, желающих переехать из Беларуси. Ситуация еще больше обострилась после посадки самолета с белорусским журналистом Романом Протасевичем, который летел из Афин в Вильнюс.
  • Как и ряд стран мира, Украина с 26 мая прекратила авиасообщение с Беларусью. На что Посольство Республики Беларусь направило Министерству иностранных дел Украины ноту протеста из-за решения о прекращении авиасообщения, назвав это "ничем необоснованным решением Украины".
  • Уже после встречи с президентом Российской Федерации Владимиром Путиным в Сочи, Лукашенко заявил о готовности впустить представителей так называемой "ЛНР" для разговора с заключенным Романом Протасевичем, которого обвинили якобы в участии в боях на Донбассе в составе добровольческого батальона "Азов".
  • Кроме того, Лукашенко анонсировал авиарейсы из Беларуси в Крым через Российскую Федерацию, что противоречит украинскому законодательству. Такие "словесные угрозы" и "разговоры за столом с Путиным" еще больше подорвали отношения с белорусскими властями. А дипломатический холод, который образовался между Киевом и Минском вряд ли скоро уступит место оттепели.

Однако, бывший белорусский дипломат Павел Слюнькин считает, что Украине не выгодно разрывать экономические отношения с Беларусью. И поэтому, говорит аналитик, стоит ожидать лишь "риторических", "публичных" порицаний, призывов к новым выборам, следованию символических ограничений против Беларуси.

Украина пытается следовать логике ЕС в направлении отношений с белорусскими властями. Но при этом не забывает о своих экономических интересах, что также нормально,
рассказал Слюнькин.

Четыре сценария развития событий

Западные страны впервые в истории белорусско-европейских отношений не признают легитимность правления Лукашенко. Если раньше они просто не признавали итоги выборов, но, де-факто, работали с Лукашенко, то сейчас они не признают его, как политика, который представляет белорусское общество. И это очень сильно меняет модель отношений между Беларусью и демократическим миром.

Напоминаем Последние мерзавцы, – Лукашенко жалуется, что ЕС и США не помогли Беларуси

Авторы исследования предполагают четыре варианта развития событий с прогнозом на один год. То есть рассматриваются варианты развития событий на период с июня 2021 года по июнь 2022 года. Говорится, в частности, о наличии или отсутствии транзита власти, а также о наличии или отсутствии серьезного углубления интеграции с Россией. Под транзитом власти понимается потеря Лукашенко рычагов управления в стране, их переход к автономным силам или политикам.

Сценарий 1. Статус-кво, отсутствие транзита власти и отсутствие углубленной интеграции с Россией

Авторы исследования отмечают, что однин из вероятных сценариев, фактически, представляет собой сохранение статус-кво, когда Лукашенко находится у власти. А политическая деятельность оппозиционеров становится невозможной из-за дальнейших изменений в законодательстве, длительных репрессий и эмиграции всех "неудобных" режиму. Отношения со странами Балтии будут деградировать, штаты посольств будут сокращаться после ряда дипломатических и "шпионских" скандалов.

Отсутствие проведения либеральных экономических реформ в Беларуси, поскольку во власти доминируют силовики. Страны Балтии продолжают лоббировать ужесточение экономических санкций со стороны ЕС,
– говорится в докладе.

По такому сценарию, Кремль будет продолжать привязывать Беларусь кредитами, субсидиями и другой экономической помощью к прогрессу в интеграции двух стран. Лукашенко в таком случае, опасаясь потерять контроль в стране, будет имитировать сближение с Россией.

Однако, как пишут исследователи, он будет уступать только в незначительных направлениях: сближении или принятии единых фитосанитарных норм, создании совместного органа борьбы с киберугрозами, отмене роуминга, что не удовлетворяет Москву. Экономические трудности и давление РФ могут заставить Лукашенко искать локальные компромиссы на других направлениях.

Вряд ли такая тактика будет иметь успех. По мнению всех опрошенных экспертов, возвращение к политике диалога маловероятно – это вопрос репутации политических деятелей,
говорится в сообщении.

Сценарий 2. Отсутствие транзита власти. Усиленная интеграция с Москвой

Второй сценарий, пишут исследователи, предусматривает, что Лукашенко будет пытаться сохранить свою власть ценой разрыва отношений с Западом. Это приведет к серьезному ухудшению экономической ситуации и росту общественного недовольства внутри Беларуси.

Поэтому Лукашенко вынужден будет пойти на уступки РФ и подписать пакет "интеграционных карт", что представляет собой создание наднациональных органов Союзного государства и постепенный переход Беларуси на приемлемые для Кремля нормы в различных отраслях: судебной, экономической, промышленной.

Исследователи отмечают, что при этом власти Беларуси признают оккупацию Крыма и заявят о готовности признать независимость Южной Осетии и Абхазии. Обе страны договорятся о создании военной базы на территории Беларуси и постоянном пребывании российских войск на границах с ЕС.

В свою очередь Москва предоставит экономическую помощь, поможет бороться с "невыгодными" группами населения и будет активно выступать в поддержку Лукашенко на международной арене, отстаивая легальность и легитимность его правления. Политическая власть Лукашенко в Беларуси, по такому варианту, будет обеспечиваться только благодаря поддержке Кремля.


Владимир Путин и Александр Лукашенко / Фото – Global Look Press

В то же время в ЕС будут набирать популярность силы, которые будут критиковать санкционный подход и будут выступать за "спасение Беларуси, помогая Лукашенко". При этом Балтийские страны будут лоббировать жесткие санкции ЕС против Москвы за "аннексию Беларуси". НАТО и США будут наращивать военное присутствие в регионе.

Сценарий 3. Транзит власти. Углубленная интеграция с Россией

Исследователи отмечают, что в таком случае Лукашенко может уступить власть пророссийским силам, которые начнут процесс объединения двух стран. Международное признание такой интеграции будет зависеть, в частности, от того, каким путем эти силы придут к власти: переворот или выборы.

В первом случае, новые силы окажутся в такой же ситуации, что и Лукашенко, а в другом – международное сообщество потребует проведения выборов для получения властью народного мандата и легитимности. По такому сценарию страны Запада будут пытаться повлиять на ситуацию в Беларуси через Россию, в частности, через давление на РФ и поддержку гражданского общества.

Если же в Беларуси объявят новые выборы, то Балтийские страны будут требовать освобождения и реабилитации всех политзаключенных, а также их допуск к участию в избирательной кампании. Штабы Тихановской и Цепкало вернутся в Минск,
считают аналитики.

Однако, по такому сценарию определенные проблемы и конфликтные ситуации все равно могут возникать: в частности, если власти Беларуси решат признать независимость Южной Осетии, Абхазии и легальность аннексии Крыма. Также дополнительное напряжение может возникнуть в случае, если Москва будет использовать интегрированную территорию Беларуси как плацдарм для "бряцания оружием" возле границ НАТО. Это балтийские соседи могут расценить как провокации, которым способствует Минск.

Сценарий 4. Транзит власти. Отсутствие углубленной интеграции

Такой сценарий предусматривает ликвидацию действующей системы власти в Беларуси. Лукашенко отстраняется и на его место приходит демократически избранное руководство. В страну возвращаются десятки тысяч эмигрантов, из тюрем выходят политические заключенные, репрессивные законы и практики отменяются и прекращаются.

Это приводит к кардинальному улучшению отношений Беларуси с западным миром во всех направлениях. Балтийские страны становятся главными сторонниками скорейшей евроатлантической интеграции Минска, предоставления ему экономической, гуманитарной и другой международной помощи, облегчения визовых процедур для белорусов.

Новая власть Беларуси, по такому сценарию, откажется от некоторых соглашений с Россией, переговоры об интеграции и построении союзного государства станут невозможными. Для России это самый невыгодный сценарий, при котором она теряет многие из своих инструментов влияния на ситуацию в Беларуси.

Москва будет готовиться к реваншу и начнет проводить жесткую политику в белорусском направлении. Между странами вспыхивают газовые, нефтяные, продуктовые и другие "войны". Россия будет пытаться искусственно подогревать общественные разногласия по национальным, языковым, внешнеполитическими и другим признакам,
говорится в исследовании.

По такому сценарию, пишут авторы, возможны вероятные повышенные гибридные спецоперации. Более того, возможно прямое военное вторжение. Однако, по такому сценарию вероятность военной интервенции России – небольшая, при условии, что "падение" Лукашенко не будет сопровождаться событиями, подобными тем, которые произошли в Украине в 2014 году.

Рекомендации от исследователей

  • Авторы исследования отмечают, что многолетний опыт взаимодействия с Минском под руководством Лукашенко показывает, что "никакие санкции не способны заставить его идти на уступки оппонентам, если он не чувствует себя в безопасности".
  • Невозможно и достижение такого уровня белорусско-европейских отношений и взаимозависимости, которые удержали бы Лукашенко от репрессий при появлении внутренних политических угроз.
  • Особенность текущего положения во внутренних и международных делах заключается в том, что Лукашенко не удается полностью стабилизировать внутриполитическую ситуацию даже несмотря на беспрецедентный размах и продолжительность кампании по преследованию оппонентов.

"На политической арене Беларуси появился новый игрок"

Аналитик Европейского Совета по международным отношениям Павел Слюнькин говорит, что Беларусь не впервые проходит период, когда после выборов отношения с Западным миром ухудшаются.

По словам исследователя, сейчас белорусские власти находится в самом сложном положении за всю историю: западный фланг внешней политики – обрезанный. В то же время Россия пытается подтолкнуть ее на шаги к глубокой интеграции.

Экономика Беларуси находится в потенциальном глубоком кризисе и самое главное, что Лукашенко впервые за всю историю не может восстановить внутриполитический контроль над ситуацией. Этого раньше не было. Сейчас на политической арене Беларуси появился новый игрок – сам белорусский народ. На улицах мы его не видим, но это не значит, что кризис разрешен,
– говорит аналитик.

Павел Слюнькин отмечает, "если Лукашенко вдруг начнет уменьшать градус репрессий, насилия, будет делать какие-то либеральные шаги ради отношений с ЕС, то это может вывести этих людей снова на улицы. И как только они почувствуют, что им "нельзя", и последствия за эти выходы на улице не будут такими высокими, то белорусские протесты вернутся, говорит исследователь.

Это то, что фактически блокирует возможность белорусской власти разморозить отношения с ЕС. Они могут выпустить сотни политзаключенных для того, чтобы санкции не были введены, но, если на улицах снова появятся тысячи людей, то здесь возникает проблема перед белорусскими властями – что делать дальше?
– добавил эксперт.

Ошибки ЕС из прошлого

В частности, авторы доклада предостерегают ЕС от "повторения ошибок прошлого, когда Брюссель довольно легко соглашался на" потепление отношений "в обмен на некоторое ослабление репрессий и свободу части политзаключенных". Кроме того, по их мнению, стоит препятствовать идее проведения единой санкционной политики одновременно против России и Беларуси.

"Обременение" белорусского кризиса всем проблемным багажом российско-европейских отношений сведет шансы на ее успешное решение к нулю. На фоне общей внешней угрозы от Запада Лукашенко станет проще выбивать у Москвы "союзническую компенсацию", а Путину – постепенно усиливать свои позиции в Беларуси,
говорится в исследовании.

Вместо этого, пишут исследователи, странам следует работать над выработкой такой линии поведения, которая использовала бы действующие между Минском и Москвой разногласия для усиления позиций ЕС. А работа ЕС по решению белорусского кризиса должна вестись одновременно по двум направлениям: минскому и московскому. При этом важно повышать для Кремля цену поддержки Лукашенко. А также четко артикулировать угрозу санкций против России за поглощение стратегических белорусских предприятий, размещение в Беларуси войск, баз и создание наднациональных органов контроля за Беларусью.

Павел Слюнькин отмечает, что Россия заинтересована в том, чтобы расширить рычаги влияния и забрать часть полномочий из Минска в Москву. Понимая это, Лукашенко будет искать варианты, как нейтрализовать или минимизировать зависимость от Кремля.

"Сейчас белорусская власть делает это путем "похода в Азию" и "похода в Африку", как они это называют. Происходят различные конференции с азиатскими и африканскими странами, пытаются активизировать торговлю с Китаем. Но, понятно, что такие шаги не приведут к серьезному успеху", – добавил эксперт.