Архив
Курси валют
Погода
      youtube @24
      Loading...
      google @24
      RSS ЛЕНТА
      Общий RSS

      Топ новости

      Видео новости

      Прямая трансляция на
      Последние выпуски

      Москва добилася свого: у чому небезпека скандальних домовленостей у Мінську

      Украина сделала еще один шаг – к чему? / Getty Images

      Украина сделала еще один шаг: по версии Киева – к обмену пленными и миру, по версии Москвы – к признанию "Л/ДНР".

      Последние 5 лет Украина отказывалась садиться за стол переговоров с представителями боевиков. Второй стороной вынуждена была выступать Россия – а потому Киев имел подтверждение, что это не "внутренний конфликт", а вторжение.

      Интересно Путин боится "армии, языка, веры"

      Москва долго пыталась сломать этот лед. И теперь, судя по всему, ей это удалось. Консультативный совет – именно так теперь называется площадка, где Украина и представители ОРДЛО будут сидеть за одним столом. Голосов поровну и они решающие.

      Что известно о Консультативном совете?На заседании ТКГ 11 марта было договорено о создании нового органа, основной задачей которого должны быть диалоги, консультации и выработка предложений относительно проектов политических и правовых решений касаемо урегулирования конфликта на Донбассе. Все это должно происходить в рамках комплекса мер, в частности относительно проведения выборов на оккупированном Донбассе.

      Кроме того, согласно документу, критерии и порядок назначения членов совета самостоятельно определяют: Украина, оккупационные администрации Донецкой и Луганской областей Украины, РФ, Германия, Франция, ОБСЕ. Общество возмутилось таким фактом, так как наличие в совете российских наемников может привести к признанию боевиков как стороны.

      Москва, Берлин и Париж в этом совете всего лишь наблюдатели. Прекрасная возможность, чтобы говорить о "гражданской войне". Украинская власть теперь утверждает, что совет всего лишь экспертный, и его задача – подавать предложения.

      Смотрите полный выпуск видеоблога "Грани правды" Павла Казарина:

      Что нужно согласовывать конституционную реформу с представителями ОРДЛО, что это неизбежный шаг для обмена "удерживаемыми лицами". Но, по гамбургскому счету, Москва добилась того, к чему стремилась. А именно начать пересмотр своего статуса в этой войне.

      Со всеми вытекающими последствиями, включая отмену санкций. Можно, конечно, порассуждать, что все это – новые подходы Андрея Ермака. Который не только глава Офиса президента, но и фактический глава МИДа. Но только в этом нет никакого смысла.

      Весь последний год украинская власть – это Владимир Зеленский. Он отныне наше всё – и других фигур в ней нет. Есть, впрочем, Арсен Аваков, но даже он – это все тот же Зеленский. Как минимум, с точки зрения ответственности.


      Український президент Володимир Зеленський / Фото Getty images

      Если президенту что-то и удается хорошо, так это попадать в ожидания своей аудитории. В конце концов, профессиональную деформацию не отменить. Социология показывает ему запрос на "мир", а рейтинг – отсутствие мало-мальски серьезных конкурентов.

      Вероятно, все это заставляет его не оглядываться на возмущение. Просто потому, что любой Майдан побеждал лишь обанкротившуюся власть, а социология пока такой диагноз шестому президенту ставить не готова.

      Вероятно, в его окружении усвоили, что Майдан во все времена выступал от имени большинства. И потому готовы не обращать внимание на протесты, если за ними стоит меньшинство. Вдобавок, восстание побеждает не тогда, когда режим стреляет в собственных граждан, а когда граждане стреляют в режим и остаются безнаказанными. И вряд ли в президентском окружении воспринимают подобную перспективу всерьез.

      Читайте также Главная задача страны – просто пережить Зеленского

      К тому же шестой президент привык кивать на предшественника, когда речь заходит о минском процессе. Напоминать, что договоренности достались ему в наследство, а потому у него иного выхода, кроме как их выполнение.

      Он забывает лишь о том, что минские соглашения подписывались во время Дебальцево – под прямым военным давлением Москвы. И Киев ставил свою подпись лишь для того, чтобы получить передышку на фронте – и санкции для агрессора. Все эти задачи успешно решались последние пять лет. А теперь новая власть решила воспринимать документы буквально. Разрушая тем самым сложившееся статус-кво.

      Что известно о боях за Дебальцево? Военное столкновение за украинский город, который соединяет Луганск и Донецк, началось в конце июля 2014 года. Тяжелые бои в городе состоялись в период с 15 января по 18 февраля. По данным Минобороны, в боях погибли 110 украинских военных. Однако неофициально называют большие цифры.

      Конечно, при желании происходящему можно найти немало объяснений. Подобрать оправдания, обнаружить совпадения. Объяснить каждое конкретное решение эксцессом исполнителя. Атомизировать происходящее до уровня конкретных фигур.

      И получить на выходе автономного Сивохо, неразобравшегося Шмигаля, вырванного из контекста Арахамию. Но в какой-то момент это все теряет смысл. Они все – часть президентской команды и уже нет разницы, это Зеленский или "зеленский. Потому что "зеленский" это и есть Зеленский.

      Вероятно, мы услышим о том, что Киев ведет дьявольски хитрую игру. Что главная задача – вытащить пленных. Что совет всего лишь консультативный, а парламент никаких решений не принимал. Что никаких боевиков за столом переговоров мы не увидим.

      Что Банковая осваивает искусство блефа и всего лишь пытается переиграть Москву. И что полномочия и ответственность совета могут быть сведены к нулю сразу после обмена. Но почему мы думаем, что все это не просчитала Москва?

      Обратите внимание Война между Украиной и Россией: какие цели на самом деле преследует Кремль

      В конце концов, Владимир Зеленский сам признавался, что у него порой нет времени думать стратегически. Что времени иногда хватает лишь на тактику. Это и впрямь могло бы все объяснить. Это вполне может объяснить ротацию Кабмина – без согласованных министров на замену. 

      Или стремление обменивать людей не на людей, а на стратегические уступки. А еще я вполне могу допустить, что у официального Киева не хватает компетенций – причем настолько, что он даже не способен это понять. Но только с точки зрения последствий это ничего для нас не меняет.

      powered by lun.ua
      Предложения партнеров
      Комментарии
      Залиште відгук