Что будет с тарифами и налогами в следующем году и вырастут ли пенсии и зарплаты? Об этом в эксклюзивном интервью 24 каналу рассказал глава Комитета Верховной Рады по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниил Гетманцев.

Первая часть интервью "Вы представляете, сколько воровали?": интервью с Гетманцевым о бюджете и налогах в 2023 году

Ко второму чтению изменили прогнозируемый курс доллара на конец года – 45,8 вместо 50. Это вообще на что-то влияет или просто ожидания?

По курсу доллара считаются доходы бюджета, поскольку курс доллара оказывает прямое влияние на доходы от таможни, в частности, на платежный баланс. Это достаточно серьезный элемент макропрогноза.

Сегодня курс доллара – 36,6 гривны. И я хочу отметить, что в октябре впервые наличный курс гривны укрепился. Немного – на 2,6%. Но этому очень способствует платежный баланс, положительный в третьем квартале. То есть валюты поступило к нам больше, чем ушло из Украины. Такой же прогноз платежного баланса мы имеем от НБУ и на четвертый квартал. Если в третьем квартале это 2,2 млрд долларов, то в 4 квартале ожидаем 1,1 млрд долларов.

Говоря о курсе, важно отмечать, что НБУ не таргетирует курс, то есть не определяет и не прогнозирует, каким будет курс через определенный период времени. Нацбанк занимается таргетированием инфляции. То есть он определяет инфляцию, которая будет в следующем году и через несколько лет. И это совершенно верно. Это та политика, которую мы поддерживаем.

Если мы посмотрим с вами на проседание гривны, то у нас в этом году средний по году курс будет 32,3 гривны. Это с учетом того, что до конца года вероятнее всего официальный курс меняться не будет.

В следующем году среднегодовой курс будет уже 42,2 гривны, а к концу года 45,8. Это достаточно заметное проседание гривны. Но если мы говорим об обстоятельствах, при которых это проседание осуществляется, то мы должны сделать вывод, что это настоящее чудо для военного конфликта такого масштаба.

Процесс абсолютно контролируемый и проседание курса не является критическим. И по сравнению с теми странами, которые не находятся в войне, он абсолютно сопоставим.

Какова ситуация с инфляцией?

Мы не видим в Украине таких крайне негативных последствий, которые мы видели в Европе и других странах, которые находились в состоянии войны. Десятками тысяч процентов исчислялась инфляция и в Сербии, и в Югославии во время войны. И даже в мирной Украине в 1990-х годах мы видели, что такое галопирующая инфляция. Я очень хорошо помню, сколько и по какому курсу мы меняли миллион купонокарбованцев на гривны в 1996 году.


Контролируемый курс и инфляция – это настоящее экономическое чудо / Фото 24 канала

Поэтому если говорить о ситуации сегодня в Украине и с курсом, и с инфляцией, то это определенное украинское чудо. И я сейчас не пою дифирамбы НБУ или Кабмину, но это определенный факт, о котором говорят и европейские, и американские эксперты.

У нас есть самый большой конфликт со времен Второй мировой войны. И при этом у нас сопоставимая инфляция с мирными странами Прибалтики. В Молдове инфляция выше, а в Турции – вообще более 80%.

Это говорит о том, что Нацбанк с первых дней войны сделал все возможное, чтобы удержать инфляцию и контролировать курс. И кстати все это – несмотря на монетизацию расходов государственного бюджета Национальным банком (запуск печатного станка – 24 канал), чья сумма постоянно приближается к 400 миллиардам к концу года – к тому лимиту, который НБУ установил. Это очень давит на инфляцию, будем откровенными. Но несмотря на это все, у нас она абсолютно нормальная. В Чехии 17,5% инфляции было в сентябре, а у нас сейчас немного больше 26%. Какая ситуация в мирной Чехии, а какая в Украине, где убивают сотни людей каждый день.

На 2023 год не запланировано повышение минимальной пенсии и зарплаты. Но инфляция в этом году составит 30% и еще 20-30% в следующем году. То есть население ощутимо обеднеет. Будут какие-то дополнительные программы по поддержке не только ВПЛ, но и людей, которые не потеряли дом, не потеряли работу, но остались условно на минимальной пенсии или минимальной зарплате.

Во-первых, мы вспомним об уровне зарплат. Минимальная зарплата в октябре выросла на 200 гривен. Это немного, но это вопреки войне. Сейчас минимальная зарплата – 6 700 гривен или 183 доллара. Я напомню, что на рубеже 2018 – 2019 годов минимальная зарплата была 135 долларов. Но был мир, была развивающаяся страна, которая давала прирост ВВП.

Но это 183 доллара по официальному курсу.

Официальный от наличного отличается на 10%. Это немного.

  • Минимальная зарплата не будет увеличиваться в следующем году, как и прожиточный минимум. Точнее, мы не закладываем пока увеличение. Но посмотрим по тому, как будут развиваться события. Безусловно, мы заинтересованы в том, чтобы увеличивать социальные стандарты. И мы ежегодно увеличивали прожиточный минимум и минимальную заработную плату. Но посмотрим, какие у нас будут для этого возможности.
  • Средняя номинальная зарплата вырастет на 30% до 18,2 тысяч гривен. Это позволит компенсировать потери от инфляции и обеспечить прирост реальных заработных плат.
  • Относительно пенсий. У нас, несмотря на войну, минимальная пенсия выросла на 8,2% в этом году. Средняя пенсия выросла на 16% и составляет 4 500 гривен. Мы проиндексировали пенсию, несмотря на войну. И проиндексируем пенсию в следующем году, то есть приведем ее в соответствие с годовой инфляцией.

Хочу, чтобы меня правильно поняли. Я не пытаюсь убедить вас, что все хорошо, что люди обеспечены. Я так не говорю. Я понимаю, что ситуация очень сложная. Но, несмотря на войну, несмотря на то положение, которое мы имеем сегодня, мы все равно вторую по величине статью расходов бюджета имеем социалку. Мы не то, что не забываем о людях, мы из тех небольших финансовых возможностей в первую очередь выделяем на социальный стандарт.

Но поскольку почти все, что Украина заработает сама, будет тратить на оборону, соответственно финансирование социальных расходов будет зависеть от поддержки международных партнеров. Могут ли быть какие-то проблемы, задержки с выплатами пенсии?

Мы говорили о международных партнерах, это зависит от них. Мы надеемся, что все будет нормально, но только Господу Богу известно. Это не 100% источник наполнения бюджета. Не на 100% гарантировано.

В ВР планируется рассмотрение законопроекта о накопительной пенсионной системе. В последний раз о ней живо говорили еще в прошлом году. Напомните, какие главные конфигурации она подразумевает и на каком этапе это все находится?

Идея накопительной пенсии состоит в том, что каждый из нас должен накапливать себе пенсию за счет отчислений от нашей заработной платы. У нас должен у каждого быть свой счет, на который отчисляется часть ЕСВ и собственно пенсия наша зависит от того, каков наш заработок сегодня. В отличие от солидарной пенсионной системы, где все работающие содержат пенсионеров, которые находятся на содержании государства.

Я сторонник накопительной пенсионной системы. Я убежден, что если бы мы сделали эту реформу, не занимаясь традиционным украинским популизмом 15 лет назад, она бы уже работала нормально, и у нас не было бы этой проблемы. А те обстоятельства, которые нас подталкивают к накопительной пенсионной системе, очевидны исходя из структуры населения.

Солидарная пенсионная система успешна в странах, где много молодежи, которая может содержать небольшое количество пенсионеров. Когда 2 – 3 молодых содержат 1 пенсионера. У нас количество работающих (от 15 до 70 лет) составляло 15,6 миллиона человек до войны. С учетом того, что у нас потеряли работу даже по улучшенному показателю Международной организации труда 2,4 миллиона, а пенсионеров у нас 11,3 миллиона, мы фактически уравняли уже сегодня количество работающих и количество пенсионеров.

На самом деле происходящие в стране процессы могут свидетельствовать о том, что у нас по факту может оказаться меньше на конец войны работающих, чем пенсионеров на иждивении. И это очень опасные цифры. Это свидетельствует о том, что единый социальный взнос уже не играет роли страхового платежа. Пенсионный фонд удерживается за счет бюджета. Это свидетельствует о том, что наша солидарная пенсионная система не справляется с теми функциями, которые возложены на нее.

Какие условия необходимы для успешного запуска накопительной пенсионной системы?

Я сторонник того, что накопительная пенсионная система должна быть четко просчитана. Потому что это не просто, когда ты берешь часть ЕСВ от своей зарплаты и кладешь себе на счет, и через какое-то время ты его получаешь. Вопрос в том, что это очень длинные деньги. Это самые длинные деньги, которые не должны потерять свою стоимость. А что такое потеря стоимости? Это инфляция. То есть при 24% инфляции вряд ли мы сможем обеспечить такую же стоимость денег, по которой они были зачислены на счет.

Даже 5% инфляции это слишком много для успешного функционирования пенсионной системы. А на 5% НБУ планирует выйти в 2025 году.

А второе, это фондовый рынок. То есть, это место, где можно эти деньги разместить, чтобы они не потеряли стоимость. И над этим тоже нужно работать. У нас, кстати, в комитете есть закон, связанный с пенсионной системой. Это закон, принципиально изменяющий полномочия Национальной комиссии по фондовому рынку и направленный как раз на развитие рынка. Мы должны обеспечить возможности для инвестирования этих длинных денег. Кстати, план по восстановлению Украины, который мы разработали, имеет около 1 тысячи проектов, среди которых возможности для инвестирования, в том числе для частного, на 750 миллиардов долларов в течение 10 лет.

Поэтому такая база создается, она нарабатывается. Я думаю, что мы должны просто очень осторожно и так постепенно реализовать эту реформу, при этом не останавливаясь ни на минуту и не играя в популизм.

То есть, во время войны она вряд ли заработает?

Я думаю, не заработает. Но принять принципиальные решения мы должны сейчас.

Объясните: какой-то процент люди платят на свой счет, а ЕСВ они уже не будут платить?

Нет, почему? Эта часть ЕСВ отсчитывается с этих 22%. К примеру, 1% отчисляется в этот фонд. И к нему государство прибавляет еще 1%, там достаточно лояльная система предусмотрена сегодня законом без дополнительного налогообложения.

На время отопительного сезона тарифы заморожены. Что с ними будет после?

Очевидно, что политические обязательства, которые брал на себя президент и правительство, будут соблюдены. Это то, что в течение отопительного сезона тарифы не будут изменяться. После отопительного сезона – наверное. Будем видеть ситуацию, но мое убеждение, что тарифы должны быть экономически обоснованы.


Тарифы на время отопительного сезона – замороженные / Фото 24 канала

Насколько масштабным может быть это поднятие?

Посмотрим на цену газа. И отсюда уже будем считать. Сейчас же ценообразование на газ очень необычное. Потому прогнозировать цифрами точно не буду.

Основным источником поступлений бюджета в мирное время являются налоги. Вы сказали, что часть удастся собрать из таможни администрированием налога. Планируется ли отмена тех льгот, которые дали в этом году, чтобы наполнить бюджет?

Некоторые льготы, которые мы дали, мы уже отменили. К примеру, акциз на горючее. Я считаю, что его временная отмена была ошибочным решением. Это вообще не повлияло на ценообразование на рынке горючего и лишь обогатило трейдеров. Государство только потеряло поступление.

Сейчас мы возобновили акциз. И вы видели, что это опять-таки не повлияло на ценообразование, что свидетельствует о высокой маржинальности наших импортеров горючего. Они достаточно хорошо зарабатывают на этом. Кстати, мы видим по налогам крупных сетей, работающих в правовом поле, например ОККО и WOG, они увеличили налоговые платежи, и мы видим у них прибыль.

Так вот, мы уже частично возобновили акциз, а с 1 июля следующего года возобновится и НДС, и акциз в полном объеме до мирных показателей.

Относительно налогов для ФЛП. Вы знаете, что мы сделали добровольной уплату налогов ФЛП. Собственно мы не планируем до конца войны это менять.

Это вопрос совести того предпринимателя, который работает где-то там на Франковщине и платит налог или нет. Я убежден, что должен платить, но не могу юридически от него это требовать.


Украинцы, которые продолжают работать, должны платить налоги / Фото 24 канала

Если говорить о 2% налоге с оборота, который мы ввели по отношению к любому виду бизнеса как альтернативе обычной системе, то у нас продолжается дискуссия, сохраним ли мы этот налог или нет. Но мы точно не будем отменять его в начале 2023 года. Если и будем, то позже. А, скорее всего, он продержится до конца военного времени. Единственное, что мы должны убрать некоторые виды деятельности по этому налогу. Совершенно безосновательно был занесен туда игорный бизнес. Он не должен платить 2% налог, и есть соответствующий законопроект, который мы подали. Мы его поддержим – будем выводить игорный бизнес из этого.

Относительно импортных налогов, льготы мы отменили еще 1 июля. А если говорить о некоторых льготах, которые мы предоставляем сейчас, например, на электрогенератор. Мы не исключаем таких льгот. Такие льготы могут быть предоставлены. Это, собственно, сейчас также обсуждается. В частности, я предлагаю на военное время освободить от ввозного НДС оборудование для собственных нужд предприятий, а также дать возможность уменьшать прибыль предприятий на сумму балансовой стоимости основных средств на оккупированных территориях с последующей откорректировкой объекта налогообложения после освобождения нашей земли. Будет такой законопроект.

Планируется ли какая-то крупная налоговая реформа после войны или еще даже во время войны? Говорили о реформе 10-10-10 или она еще на столе?

Я все же надеюсь, что мы этим опасным вирусом переболели уже. Эта мутация вируса 5-10 в 10-10-10. Наши псевдоэксперты в сетях фейсбука заразились этим вирусом наверняка у известного политика из прошлого. И вирус как-то так, как в ужастиках мутировал в другую формулу, более опасный подвид. Но наконец видно, что мы с этой совершенно бессмысленной и крайне вредной для государства в войне дискуссией об отмене налогов, реформе 10-10-10, отмене ЕСВ и других блестящих, но абсолютно бессмысленных идей уже покончили. Мы этим переболели и оставили в прошлом.

Сейчас мы находимся в другой парадигме – в парадигме имплементации законодательства ЕС в законодательство Украины.

У нас есть четкая модель налоговой системы. У нас есть четкие лимиты и минимумы налоговых ставок. Мы будем настаивать на том, чтобы наши ставки налоговые были минимальны в ЕС. Но все равно в пределах принятых директивами ЕС. Мы от этого никуда не денемся.

Мы будем настаивать на определенных переходных периодах, но точно мы не будем заменять европейский налог на прибыль предприятий каким-либо другим изобретением некоего псевдоэксперта. Я надеюсь, что с экспериментами и налоговой фантастикой мы уже покончили. Я также очень надеюсь, что с ней покончили некоторые наши чиновники, склонные вдохновляться соцсетями, а не учебниками по финансам или экономике. Я убежден в том, что все же они уже подчитали учебники и не будут уже этим всем играть и позориться. Потому что это вредит стране. Кое-где откровенно пахнет диверсией.