Архив
Курси валют
Погода
      youtube @24
      Loading...
      google @24
      RSS ЛЕНТА
      Общий RSS

      Топ новости

      Видео новости

      Исполнительный директор "Нафтогаза": Наивно ожидать от России продолжения транзита газа

      1753 Читати новину українською
      Юрий Витренко о газовых переговорах и будущем ГТС / Фото из открытых источников

      О газовом шантаже России и перспективах сохранения транзита - в эксклюзивном блиц-интервью с исполнительным директором "Нафтогаза" Юрием Витренко.

      Четвертый раунд трехсторонних газовых переговоров на политическом уровне с участием Украины, России и Еврокомиссии состоится в Брюсселе в понедельник, 28 октября. В переговорах под председательством вице-президента Еврокомиссии по энергетическому союзу Мароша Шефчовича примут участие министры энергетики Украины Алексей Оржель и России Александр Новак, а также руководитель "Нафтогаза" Андрей Коболев и председатель правления "Газпрома" Алексей Миллер.

      Читайте также: Гончарук допустил отключение отопления в некоторых городах в случае прекращения Россией транзита газа

      Темой переговоров должно стать согласование долгосрочного контракта на транзит газа через Украину после 2019 года, в частности вопросы применения энергетических правил ЕС в будущем соглашении, срок действия данного соглашения, необходимые для прокачки объемы газа и тариф за транзит голубого топлива по украинской ГТС.

      Читайте также: Эксперт: Для Украины самый выгодный вариант – отсутствие контракта с "Газпромом"

      О том, чего именно потребуют стороны на этой встрече, чем Россия шантажирует Украину и какие перспективы ждут украинскую ГТС, 24 каналу рассказал исполнительный директор НАК "Нафтогаз" Юрий Витренко.

      Юрий Витренко/Фото: Facebook

      Возможно ли на этих переговорах повторение ситуации 2009 года, когда через шантаж РФ и давление европейских партнеров будет заключен невыгодный для Украины контракт?

      Такая ситуация вряд ли может повториться. Мы не ожидаем этого. Во-первых, наша команда в "Нафтогазе" еще в 2014-2015 году создала возможности для импорта газа с европейского направления, который может замещать недостающие объемы газа со стороны России. Эти поставки газа происходят гарантированными мощностями. То есть газ должен поставляться в Украину даже если не будет газа, который с Украины пойдет в Европу.

      Во-вторых, "Нафтогаз" накопил достаточный объем газа в подземных хранилищах. Мы заранее предупредили всех, что должны готовиться к такому сценарию, когда не будет транзита. Мое понимание такое, что Украина подготовилась к этому и мы уверенно можем смотреть на перспективы удовлетворения всех потребностей украинских потребителей в газе, даже если не будет газа со стороны России.

      К чему это все ведет?

      К тому, что на переговорах по транзиту у нас гораздо более защищенная позиция. Не нужно идти на какие-то необдуманные уступки, которые приведут к стратегическим потерям Украины.

      Также, в отличие от 2009 года, у нас есть мощная команда в "Нафтогазе", которая работает над аналитическим обеспечением процесса переговоров по транзиту и процессу арбитража. Мы понимаем, что не удастся, как в 2009 году, российской стороне обмануть Украину и сделать так, чтобы были заключены какие-либо невыгодные сделки. Мы всегда можем показать, в чем заключается попытка нас обмануть.

      Стоит ожидать, что Россия будет пытаться шантажировать Украину?

      Ну, "будет пытаться" – это Вы говорите о будущем. Давайте посмотрим на реальность, которую мы имеем сейчас. Россия говорит, что Украина должна отказаться от выигрыша в Стокгольмском арбитраже на $3 млрд. Россия говорит, что Украина должна отказаться от штрафов, наложенных АМКУ на "Газпром" из-за их злоупотребления монопольным положением. Все это Украина должна сделать только для того, чтобы начать переговоры по транзиту. Если это не шантаж, то что это тогда?

      Если Россия с 1 января все же прекратит транзит газа через Украину, насколько тяжелые последствия это будет иметь?

      Мы не хотим, чтобы прервался транзит. Мы все делаем для того, чтобы транзит остался, чтобы это было в интересах Украины. Но, к сожалению, российская сторона неоднократно заявляла, что они не видят продолжения транзита газа через Украину. Только после того, как мы подали в Стокгольмский арбитраж, после того, как мы привлекли Европейскую комиссию, российская сторона заявила, что заинтересована в транзите, но искренность таких заявлений сомнительна.

      Возвращаясь к вопросу. Мы должны понимать, что если не будет транзита, то украинская экономика потеряет 3-4% ВВП. Это – очень серьезная экономическая потеря. Мы надеемся, что она будет компенсирована через новый Стокгольмский арбитраж, который мы уже начали. Там сумма исковых требований с нашей стороны достигает $12 млрд. Но все равно было бы лучше решить все вопросы, не доводя их до нового арбитража.

      Мы должны быть осторожны относительно потерь Украины, которые могут быть. В первую очередь, это касается экономических последствий. Относительно последствий с точки зрения безопасности поставок, я рассчитываю, что мои коллеги добросовестно подготовились к прерываниям транзита и перебоев с поставкой газа не будет. По крайней мере, на потребителях это не скажется.

      Позиция Украины и наших европейских партнеров а этих переговорах пока остается консолидированной?

      Правильно. Это были сознательные усилия с нашей стороны, чтобы наша позиция была полностью консолидирована с позицией Европейской комиссии. Без консолидированной позиции нам трудно будет доказывать всем в Европе, что остановка транзита газа с 2020 года – это полностью вина "Газпрома".

      Вице-президент Европейской комиссии Марош Шефчович делал предложение, и российской, и украинской стороне о продлении транзита: 90 млрд куб м в среднем в течение 10 лет, из них 60 млрд кубов бронирует Газпром. Все это происходит по европейским правилам. С этим предложением мы абсолютно согласились. С другими, более техническими, нюансами, мы также абсолютно согласны.

      Подытоживая: на переговоры 28 октября Вы лично смотрите с оптимизмом?

      Я не загадываю. Я хочу относиться к этому максимально объективно. Со своей стороны мы делаем все возможное, чтобы сохранить транзит на справедливых, европейских условиях, в интересах и Украины, и в коммерческих интересах "Газпрома", что интересно.

      Если "Газпром" будет руководствоваться сугубо коммерческой логикой, то ему также будут выгодны те предложения, которые делает Европейская комиссия. Но посмотрим, какая логика в них будет доминировать на этих переговорах – коммерческая или политическая логика режима Путина. Те трехсторонние переговоры, которые проходят в Брюсселе периодически, российская сторона даже не называет переговорами.

      А что это для них?

      Они называют это "разговорами". Россияне говорят, что для того, чтобы настоящие переговоры начались, Украина должна пойти на определенные уступки. Эти уступки, кроме того, что они являются определенным образом унизительными, являются абсолютно нелогичными для Украины. Если, например, Украина не будет иметь возможности защитить свои права, предусмотренные контрактом, обратиться в арбитраж и получить компенсацию в случае, если мы будем правы, а "Газпром" – не прав, то возникает вопрос ценности такого контракта. В чем смысл нам отказываться от вполне реальных $3 млрд? Чтобы получить какое-то обещание "Газпрома", который может ее не выполнить, потому что не предусмотрено никаких санкций за несоблюдение этого обещания?

      Если Россия все же запустит "Северный поток-2" в 2020 году, как они это обещают, что это будет означать для Украины?

      К сожалению, это будет означать, что транзита через территории Украины не будет вообще. Это будет означать потери для украинской экономики. Это сделает более критические риски безопасности. Поэтому мы делаем все возможное, чтобы сохранить транзит.

      Какие варианты альтернативного использования украинской ГТС в таком случае?

      Есть новейшие технологии, например, водород, который используется, как механизм сохранения энергии. Водород может быть той субстанцией, которая будет помогать сохранять для дальнейшего использования энергию, которая генерируется из возобновляемых источников – ветра или солнца, или энергию, которая генерируется на АЭС. Сейчас в Европе есть разные экспериментальные технологии, когда ГТС используется для хранения и транспортировки водорода.

      Также Украина работает над тем, чтобы быть энергетическим мостом между различными странами Европы, чтобы можно было, например, транспортировать газ из Румынии, где есть профицит, в такие страны, как Словакия, Польша или Молдова. Вопрос транспортировки газа в Молдову, кстати, будет актуальным и этой зимой, поскольку Молдова тоже останется без российского газа, если не будет транзита. Все эти возможности изучаются, использование их не просто, но перспектива есть.

      С другой точки зрения, в ближайшее время мы не сможем получать от таких альтернативных путей использования ГТС такой же доход, который получаем сейчас, когда есть транзит.

      Было заявлено, что Украина будет искать иностранных инвесторов для украинской ГТС. Кому и во что именно может быть интересно инвестировать в украинскую ГТС?

      Если будет продлен транзит – она будет интересна всем. И европейским компаниям, и американским, и японским. В мире сейчас есть некий избыток денег. Вкладывать в прибыльный бизнес, независимо от того, где он находится – это всегда правильный вариант для многих международных компаний, у которых есть доступ к рынкам капитала, на которых есть профицит денежных средств. Если будет транзит и доходы от транзита, все будут заинтересованы входить в партнерство или инвестировать в украинскую ГТС.

      А если транзита не будет?

      Тогда все будет сложнее. От пользователей системы на внутреннем рынке сложно будет ожидать покрытия полных затрат украинской ГТС. ГТС будет иметь дефицит денег. Инвесторы, как мы понимаем, вкладываться в неприбыльный бизнес не спешат Тогда возникнет вопрос, что делать, чтобы выйти хотя бы на безубыточность. Также встанет вопрос использования новейших технологий, которые, с одной стороны, позволят снизить издержки, с другой – позволят получать дополнительный доход от, например, того же хранения и транспортировки водорода. Тогда, возможно, инвесторы, которые заинтересованы в этом направлении, будут иметь интерес к украинской ГТС.

      Юри Витренко/Фото: Facebook

      Но давайте подождем. До конца транзитного контракта осталось несколько месяцев. Давайте посмотрим, что будет с транзитом. Если транзита не будет – это будет другая реальность и нужно будет совершенно иначе подходить к управлению украинской ГТС.

      Лично по Вашему мнению, как будет складываться ситуация с сохранением транзита?

      Я считаю, что, к сожалению, мы должны ожидать, что политические соображения российской стороны будут доминировать над всеми остальными. Их политические соображения заключаются в том, что Россия не хочет, чтобы Украина зарабатывала на транзите. Россия не хочет, чтобы Украина была сильнее. Это – определенное политико-экономическое давление на Украину. Что не удивительно в ситуации военной агрессии со стороны России.

      Если государство прибегает к военной агрессии, то оно будет готово прибегать и к экономической агрессии. Мы не должны быть наивными и думать, что Россия заинтересована в том, чтобы просто зарабатывать деньги, поддерживая и свою компанию, и давать зарабатывать Украине. Нам наивно было бы ожидать продолжения транзита газа через Украину.

      Но ведь от этого пострадает не только Украина…

      Да, от этого пострадает также и "Газпром", и газовый рынок Европы. Репутация газа, как источника энергии, будет повреждена еще больше. Но, к сожалению, в ситуации, когда военные действия между двумя странами, срабатывает военная логика. Она заключается в том, что потери для страны сравниваются с потерями противника. Россия понимает, что остановка транзита для Украины – это потеря 3-4% ВВП, а потери для России – 0,5-1% ВВП. Нам это повредит больше, поэтому они могут на это пойти. Когда происходят военные действия на Донбассе, Россия также теряет людей, технику, деньги. Но они идут на это, ожидая, что наши потери будут большими.

      Что известно о транзите российского газа через Украину?
      Срок действующего контракта между "Нафтогазом" и "Газпромом" о транзите российского газа через территорию Украины в Европу заканчивается 31 декабря 2019 года. Поэтому до 1 января 2020 года стороны должны были бы заключить новое соглашение.

      Президент Владимир Зеленский отмечал, что Украина хотела бы договориться с Россией относительно транзита газа еще до официального завершения действия контакта – в сентябре 2019 года. В то же время премьер-министр Алексей Гончарук заявил, что Украина хочет добиться долгосрочного контракта на транзит российского газа в Европу.

      До этого момента Россия никак не демонстрировала того, что настроена на результативные переговоры, однако продолжается активное строительство скандального российского газопровода "Северный поток-2" в обход Украины. Тем временем Европа подготовилась к такому развитию событий, когда Россия не продлит транзит газа через Украину. В то же время в Европейской комиссии уверены, что такого не произойдет.

      powered by lun.ua
      Если Вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
      Комментарии
      Больше новостей

      Читай новости даже без интернета

      Скачать

      Читай новости даже без интернета

      Залиште відгук