Архив
Курси валют
Погода
      youtube @24
      Loading...
      google @24
      RSS ЛЕНТА
      Общий RSS

      Топ новости

      Видео новости

      Россия готовится к нападению, это вопрос политической воли: эксклюзивное интервью с Дейнегой

      О том, удастся ли Украине закончить войну в 2020 году, договоренностях с Владимиром Путиным и "красных линиях" Владимира Зеленского – в откровенном интервью 24 каналу рассказал председатель фонда "Вернись живым" Виталий Дейнега.

      Об отношении к команде Зеленского

      Насколько прошедший год приблизил нас к концу войны?

      Главное, что не приблизил к концу, потому что мог. Не приблизил, и слава Богу.

      Обратите внимание! Снятие неприкосновенности – обман, а Баканов – враг реформы СБУ: откровенное интервью с Шабуниным

      То, как это пытается сделать Владимир Зеленский и его команда, тебе в целом нравится?

      Поскольку нам нужно очень много работать с Владимиром Зеленским и его командой, новым министром обороны, новым СНБО, с властью, потому что наша позиция в том, чтобы помогать власти делать правильные вещи, как это было при предыдущей команде, при этой и будет при новой, то давать оценки, которые не всегда будут положительными, я бы так явно не хотел. Это усложнит мне дальнейшую адвокацию вещей, нужных для армии.

      Когда мы говорили с тобой сразу после выборов, я тебя спрашивала, имеешь ли ты какие-то надежды. Ты говорил, что сможешь дать ответ, когда увидишь назначения министра обороны, министра иностранных дел. Как изменилось твое отношение к новой власти?

      В каких-то вещах мне больше нравилась предыдущая команда. Однозначно, мне больше нравится действующий СНБО, чем предыдущий, потому что он значительно контактнее, идет на сотрудничество. Мне комфортнее было работать с Полтораком, чем с Загороднюком, но пока относительно последнего мне трудно дать окончательно резюме. Намерения у него хорошие.

      загороднюк полторак
      Андрей Загороднюк и Степан Полторак

      Но он еще ничего не сделал?

      Сможет ли он реализовать свои намерения или нет – для меня пока загадка. Контакт у нас с Полтораком был значительно теплее, и там я как-то лучше чувствовал, что происходит. Степан Тимофеевич был далеко не идеален, у него тоже были свои недостатки. У Андрея есть хорошие намерения, он их декларирует, увидим, что из этого получится.

      Что известно о министре обороны Андрее Загороднюке – читайте на сайте 24 канала

      С Пристайко я был знаком до войны, пересекались на нескольких эфирах, дать ему оценку я не компетентен, это будет некорректно. По моему мнению, Кулеба значительно мощнее на посту вице-премьера по евроинтеграции, чем Иванна Климпуш-Цинцадзе, и, говорят, что это даже признает предыдущая команда. Хотя она тоже была сильна, но Дмитрий – значительно лучше. У них есть большое количество нюансов, но если я начну об этом говорить, мне труднее будет пролоббировать, например, то, чтобы в украинской армии была унифицирована система связи, а не был зоопарк из большого количества радиостанций, как сейчас.

      кулеба климпуш-цинцадзе
      Дмитрий Кулеба и Иванна Климпуш-Цинцадзе

      Во время избирательной кампании Зеленский говорил: для того, чтобы остановить войну, нужно просто перестать стрелять. Возможно, это такая неудачная фигура речи или он действительно в это так верил. Потому что после встречи с Путиным в Париже у него был вид человека, который несколько удивлен и разочарован тем, что о каких-то очевидных вещах невозможно договориться с этими людьми. Ему многие говорят, что он неопытен, несколько упрощенно видит вещи. Есть ли способ закончить войну вообще?

      Его до выборов обвиняли, что он "ватник" и "малоросс". Многое в его коммуникации сеяло сомнения. И уверенности в том, что он случайно не "ватник" и "малоросс", они были еще некоторое время после выборов лично у меня. У многих они есть до сих пор. Самое главное, что мы убедились – нет, не "ватник". И он говорит – ЕС, НАТО. И не "малоросс", потому что он все-таки говорит, что Украина – независимая страна. Иначе из Нормандии он привез бы совсем другой результат.

      У каждого президента, от Ющенко до Порошенко, есть иллюзия, что с Россией можно о чем-то договориться. Как Ющенко свой первый визит сделал в Россию, так и Порошенко очень надеялся, это тоже информация из его окружения, что они встретятся с Путиным в какой-то момент и поговорят как бизнес-люди. В целом, они исходили из того, что то, что хочет Путин, это то, что можно обсуждать. Однако, как сказал кто-то из израильских политиков, наше существование не может быть предметом договоренностей.

      дейнега
      Виталий Дейнега 

      Очевидно, до всех украинских президентов, до Порошенко, это был 2015 год, окончательно дошло, по впечатлениям тех людей, которым я верю, что интерес России заключается в уничтожении Украины. Россию не устраивает любой вариант, при котором Украина останется независимым сильным государством, не важно в какой территориальной форме. И Зеленского сейчас ждет разочарование. По моим впечатлениям и информации, до него еще окончательно не дошло. Но по крайней мере он посмотрел в глаза врагу. До него дошло многое другое, и это хорошо. Вот это развенчивание иллюзий может очень дорого обойтись. Мы можем не выдержать еще нескольких президентов, которые будут стараться, и мы будем на этом что-то терять.

      О договоренностях с Путиным

      Ты считаешь, что договориться невозможно, и тогда остается только так называемый план "Б" – построить стену по линии разграничения?

      Этот план "Б" в голове у Зеленского. У него очень много вещей, которые меняются, и на них можно влиять. Много людей это и делает. И влияют как плохие люди, так и хорошие. С начала президентства Зеленского у людей, которые сомневались в нем, были две позиции:

      • Одна – это уйти в глухую оппозицию и воевать с ним. То есть, бороться с законноизбранным президентом собственной страны. Такая позиция имеет смысл, когда у власти Янукович. Когда человек откровенно работает в неукраинских интересах, его нужно сносить.
      • Вторая – понимая, что он не везде компетентен, нужно бороться за него и помогать отстаивать свое. В этом году вышел хороший фильм, мы там совсем немного помогали со съемками, – "Дикое поле" по Жадану. Он именно о том, что за свое надо бороться.

      Смотрите трейлер к фильму "Дикое поле":

      Мы, конечно, все могли сказать: "Все, выбрали не того, за которого большинство из нас. И так все плохо. Давайте бросим оружие, и уйдем с фронта, перестанем помогать армии, эмигрируем и гори оно огнем". Вопрос, что тогда не будет куда возвращаться. Позиция очень проста – понимать, где твои интересы, где интересы страны, и за них бороться. Но делать это не в виде угроз, а пробовать аргументами. Потому что Зеленский совсем не воспринимает давление и угрозы, по моему опыту и впечатлению. Нам на уровне аргументов или каких-то для него выгод удавалось продавливать очень большие системные вещи. Я считаю, что за него нужно бороться, иначе это будут делать Медведчук и компания.

      Вот ты говоришь, что по Донбассу не может быть договоренностей, компромисса... Но если он поедет через четыре месяца на новую нормандскую встречу, и они снова будут говорить о тех же изменениях в Конституции, на которых настаивает Путин... Где в этом случае ты видишь "красные" линии?

      Я еще выдыхаю предыдущую Нормандию. На ней самым главным было сбить его желание делать выборы в 2020 году.

      нормандська зустріч
      О чем договорились в Париже 9 декабря / Инфографика 24 канала

      Но это еще не закрытый вопрос, насколько я понимаю?

      Закрытый. Он сказал, выборы только после границы. И его удалось в этом убедить различными путями. Я знаю, как это убеждение произошло, и мы в этом принимали непосредственное участие. Мы взяли исследования, пошли к Ермаку, он спустил к Резникову. Резникову показали, убедили, привели аргументы, что это исследование десятков других конфликтов. И оно показывает конкретно, если безопасность возникает после выборов, то война будет опять. Выбор как последний элемент мирного урегулирования сработают в другую сторону. Потому что есть опыт других стран, например, Анголы, когда выборы проводятся в опасной среде, то есть не произошло полное выведение войск. Когда в течение некоторого времени эти территории не пожили в мире, вновь происходит война. На это есть несколько причин:

      • Первая – то, что одна из сторон остается недовольна выборами, достает оружие и начинает стрелять в другую. Потому что в конфликте обычно есть две стороны, а часто бывает и значительно больше, как в Сирии.

      • Вторая – то, что выборы являются ключевым элементом мирного урегулирования. Они дают возможность людям на оккупированных территориях получить политическое представительство, которое будет бороться за их права, нравится оно нам или нет. Они должны выбрать политическую силу, которая не будет маргинальной. Потому что, если они выберут партию" Моторол", Пушилиных и так далее, то оно будет не очень, мягко говоря. Если в такой среде, как сейчас наша страна, состоятся выборы, на который будут баллотироваться и победят партии, условно "Свободная Новороссия", это может привести к реальному гражданскому конфликту в стране. Для того, чтобы пришли немаргинальные политические силы, нужно время.

      То есть, чтобы проводить выборы, эти территории должны прожить один-два года полностью разоруженными, в безопасной среде, под нейтральной международной администрацией. Они должны два года пожить в нормальном информационном поле, посмотреть нормальные каналы, увидеть другие политические силы, кроме тех, которые там сейчас есть. Потому что это иллюзия Зеленского, что у него там есть рейтинг и он может выиграть там выборы. Мне кажется, что ее уже разбили.

      дейнега
      Дейнега считает, что нормандской встречи весной не будет

      Мы понимаем, что выборы и выбор тех людей нам не понравится. Но это будут выборы вместо войны. Это будет плохой мир вместо такой себе войны. Это то, чего хочет наша власть, что она декларирует. Для того, чтобы это сработало, выборы не могут проходить, пока нет безопасности. Несмотря на то, что по словам новой власти, это прописано в минских договоренностях. Хотя предыдущая утверждала, что минские договоренности – это набор пунктов, а не последовательность.

      О чем тогда они будут говорить на новой нормандской встрече? Если они там договорятся, например, о контроле над границей?

      Последняя нормандская встреча, на которой был Путин и Порошенко, была в 2016 году. На ней было согласовано, что на следующей будут обсуждать дорожную карту выполнения Минска. После чего Путин перестал ездить на эти встречи, потому что зачем ему согласовывать дорожную карту по мирному урегулированию. Ему не нужен мир, ему нужна война и уничтожение Украины. Или ему нужен такой мир, который будет капитуляцией, который приведет к разрушению страны, к потере суверенитета.

      Я готов "забиться" на деньги, что в марте и в апреле не будет никакой нормандской встречи. Я могу ошибаться.

      Но я бы об этом сильно, во-первых, не переживал, а во-вторых, даже, если она будет, то россияне будут предъявлять требования – что должно произойти.

      Об особом статусе для Донбасса

      Например, особый статус для Донбасса закрепить в Конституции…

      Это тоже какой именно особый статус... Ведь если это будет речь о каких-то культурных штуках – это не очень приятно, но окей. А вот экономика – категорически нет. Если экономически они смогут иметь отношения с Россией, то мы потеряем евроинтеграцию.

      Второе – это если они будут иметь право вето на внешнеполитический курс Украины, то есть они скажут – ни в НАТО, ни в ЕС; то есть любое решение, которое будет нас туда вести, они будут блокировать, и до свидания – это тоже категорически нет.

      Также категорически нет – народная полиция. Она может быть разная. Если мы возьмем опыт Хорватии, то там похожая история с нами, они освободили две части территории военным путем. И там тоже была полиция. Но в этой полиции не мог служить ни один комбатант с той и другой стороны, экипаж должен был состоять из двух человек – один с оккупированной и неоккупированной территории. И если каждый из них понимал, что не выдерживает морально служить с человеком, который все это время жил на этой территории, то он пишет заявление и никто тебя не пытается удержать. И разговор на политические темы запрещен. То есть такая полиция имеет право на жизнь.

      Что известно о законе об особом статусе Донбасса?Закон об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей был принят в 2014 году сроком на 3 года. Но с 2017 года парламент дважды продлевал действие закона на год. Срок действия закона должен был завершиться 31 декабря 2019 года, однако теперь его действие продлили на год – до 2020 года.

      Содержание закона: особый порядок местного самоуправления в ОРДЛО вступает в силу только после вывода всех незаконных вооруженных формирований, их военной техники, а также боевиков и наемников с территории Украины.

      То есть мы не можем согласиться с экономической автономией, правом влиять на внешнеполитический курс страны и легализацией "Л/ДНР" под видом народной полиции. А на языковую автономию ты готов?

      Языковая или какая-то культурная, чтобы к ним Ирина Алегрова ездила, то пожалуйста.

      А если после этого на русском языке захотят говорить другие части страны?

      Мирное урегулирование – это всегда компромисс. Компромисс всегда не нравится обеим сторонам. А достаточно ли у нас сил, чтобы победить Россию? Есть такие мысли, что при определенных обстоятельствах – возможно. Я к этому тоже так отношусь.

      Есть обстоятельства, когда Украина сможет победить и  военным путем освободить эти территории.

      • Во-первых, для этого нужно, чтобы мы были морально и военно готовы. Общество к этому не готово, но ветераны готовы.
      • Во-вторых, должна быть чрезвычайно слабая Россия, там должен происходить, условно говоря, Майдан.
      • В-третьих, надо способность. А для этого надо увеличивать военный бюджет.

      Когда война для нас сильно подорожает, на модернизацию будет еще труднее выделять.

      Справка. В бюджете указано, что расходы в 2020 году на оборону и безопасность составят 245,8 миллиарда гривен.

      Нам нужно уже сейчас увеличивать военный бюджет, чтобы мы могли хотя бы сделать антикорабельные ракеты для того, если россияне решат – а они рано или поздно могут решить – заблокировать Украину с моря, чтобы она перестала быть морской державой.

      бюджетГосударственный бюджет Украины на 2020 год / Инфографика 24 канала

      Или чтобы у нас была сильная ПВО (противовоздушная оборона, – 24 канал), и мы были уверены, что будем сбивать российские самолеты, когда они сюда будут лететь. Это тоже будет останавливать Россию. И это очень повышает цену агрессии и дальнейшей оккупации. Так, как это делает движение сопротивления. Это делает настоящая территориальная община, а не такая, какая была. Когда у тебя каждый человек в городе знает, где он должен взять винтовку, если вдруг война.

      У нас этой системы нет, и ничего не делается для того, чтобы она была?

      Я вижу, что государство сейчас этим заморочилось. В этом нас ждут сдвиги в ближайшие годы, и это очень важно. И должно быть движение сопротивления, должны быть подготовлены профессиональные партизаны. Если Россия пойдет и будет большая война, часть территории снова будет оккупирована. И на ней должно быть движение сопротивления, которое будет отстреливать всех оккупантов и коллаборантов, повышая цену оккупации.

      Об освобождении Донбасса и Крыма

      В следующем году в России перевыборы Путина. Например, там начнется революция и его снесут. Мы не будем на тот момент способны пойти в наступление и освободить, как ты говоришь, Донбасс и Крым?

      На это нет политической воли Зеленского.

      А с точки зрения готова ли армия, или она настолько боеспособная?

      К сожалению, армия не готова. Она не готова по технике, по своей подготовке и слаженности. Самое главное, что противник тоже не "втыкал" в это время. Они забетонировались настолько сильно, что прорвать эту линию обороны будет очень дорого. Мы можем попробовать это сделать, сейчас мы гораздо сильнее, чем на момент Иловайска. Но и та сторона значительно сильнее. Ставки с обеих сторон значительно больше. У них очень мощная линия обороны.

      Интересно! Быстрого окончания войны не вижу: откровенное интервью с ветераном Остальцевым

      Почему в 2014 году мы могли так быстро освобождаться? На самом деле, одним из крупнейших достижений Порошенко при власти является то, что он не побоялся пойти в наступление. Потому что все боялись это сделать, не имея армии. У нас было очень мало боеспособных подразделений. Нужно было быть очень самоуверенным, чтобы на это пойти.

      порошенко
      Петр Порошенко / Фото 24 канала

      Слава Богу, Петр Алексеевич таким был, и мы освободили Лисичанск, Северодонецк, Бахмут, Мариуполь, Константиновку, Дружковку, Славянск, Краматорск, Марьинку, Покровск – и можно еще очень долго продолжать. Сейчас выбить оттуда врага будет значительно труднее. Кроме этого, местное население на тех территориях значительно сильнее зазомбировано и с ним будет значительно сложнее нам работать.

      Если, допустим, весной не будет нормандского формата, а Путин решит вернуть ситуацию в сторону обострения, мы не сможем дать отпор теми силами, которые имеем?

      Зависит от того, что подразумевается под наступлением.

      Например, если он захочет продвинуться дальше от линии разграничения на несколько десятков километров, захватить какие-то новые поселки.

      За последние полгода мы, увидев, что пришла новая власть и нам нужно влиять уже на нее, познакомились со многими из них. В частности и с теми, кто менее известен, но довольно влиятелен или много знают. Один из таких людей спросил меня: если бы я мог с глазу на глаз задать один вопрос Зеленскому, который меня больше всего беспокоит, то что бы это было. Я ему сразу ответил, что это был бы очень простой вопрос: "Когда будем готовиться к войне?".

      зеленський
      Владимир Зеленский / Фото Getty іmages

      Сейчас готов ли он к тому, что мы будем делать, если полетят российские самолеты, поплывут корабли, начнет высаживаться десант в Одессе? Многим украинцам это кажется фантастикой, как и то, что Россия, в принципе, может на нас напасть.

      Это не фантастика, они к этому готовятся. Будут они это делать или нет – вопрос их политической воли.

      Готовы ли мы это отбивать – огромный вопрос. Конечно, цена этого нападения и оккупации для них будет очень высокая. Но, если пойдут с авиацией, ракетами, флотами, то нам будет очень трудно. К этому мы не очень готовы.

      Как ты думаешь, этот твой вопрос донесли до него?

      Спрошу.

      О наказании для Путина

      Путин продолжает доказывать всему миру, несмотря на бесчисленное количество свидетельств присутствия россиян на Донбассе, что их там нет. Ему это все сходит с рук. Европа прощает, потому что не хочет окончательно рвать с ним отношения. Понесет ли он когда-то наказание, или пока жив он неприкосновенен и будет безнаказанным?

      Учитывая то, как сильно с ним хочет дружить Макрон, насколько слаба сейчас Европа, что в международной политике есть интересы и нет морали, то думаю, вряд ли. Пока Россия имеет интересы и может быть полезна другим государствам, в отличие от, условно, Сомали, то я не вижу условий, при которых Путин окажется на скамье подсудимых. Это может быть разве если в России каким-то чудом придет демократическая власть.

      путін
      Владимир Путин

      Однако Путин найдет миллион стран, в которых сможет прятаться. Судьба Каддафи может его ждать, только если он при таких условиях не сбежит из России вовремя.

      Кто такой Муаммар Каддафи?Лидер Ливии, которого убили 20 октября 2011 года в его родном городе Сирт. Повстанцы во время протестов захватили его в плен при попытке сбежать из окруженного населенного пункта.

      Учитывая довольно рабский менталитет россиян, а также нынешнюю ситуацию в России, то я бы на его месте за это сильно не переживал. Я думаю, он умрет своей смертью, к большому сожалению.

      Пока этого не произойдет, мы не можем думать о том, что когда-то будем в безопасности?

      В 2024 году в России может произойти транзит власти. По последним заявлениям Путина, он рассматривает вариант третьего срока подряд, но еще не определился. Скорее всего, он не захочет отпускать власть и передавать даже тому, кому больше всего доверяет. Это будет зависеть от того, какой это будет транзит власти. Со сменой, даже в том же Кремле есть разные "башенки".

      Достойно внимания! У Путина закончился срок, когда он мог уйти мирно: эксклюзивное интервью с Яковиной

      Они все не видят в Украине партнера, друга или союзника, а только то, что можно забрать. Вопрос в том, что одни хотят забрать, а другие не хотят возиться, потому что это слишком дорого. Для них Украина того не стоит. Если придут вторые, то нам будет немножко проще, потому что они будут готовы, как минимум, выйти из Донбасса.

      О "красных линиях" Зеленского

      Вернемся к нашему транзиту власти. Перед тем, как Зеленский уехал в Париж встречаться с Путиным, ты видел, что происходило на улице. Достаточно много людей выходили и предупреждали его о том, что нельзя делать, с их точки зрения. Он сам тоже говорил, что для него это "красные линии". Также после встречи с Путиным, он говорил, что его "красные линии" – это федерализация, изменение курса страны и многое другое. То есть, это то, что говоришь ты, чего требовали люди?

      Но это не то, что он говорил полгода назад.

      К слову: Протесты под офисом Президента перед нормандской встречей

      То есть, ты думаешь, если бы они не выходили, было бы иначе?

      Его позиция изменилась. Если бы он начал вот так говорить с самого начала, произошли две вещи. Первая – на Майдан против него выходило бы значительно меньше людей. Вторая – он бы не отгрыз столько голосов у ОПЗЖ, Шариев и всякой другой нечисти.

      Это была политическая технология?

      Не знаю. Вполне возможно, что до него в процессе дошло то, что он сказал. Я не уверен, что он имел именно такие убеждения на момент начала кампании.

      Об отношении людей к войне

      За почти шесть лет у людей очень изменилось отношение к войне. Я думаю, что в обществе очень много тех, кто устал от этого и хотел хотя бы какого-то окончания. Они готовы на различные компромиссы. Ты чувствуешь это? Или видишь то, что стало труднее собирать деньги для армии?

      Деньги стало собирать сложнее, но в этом году мы соберем больше, чем в прошлом. Больше всего устали от войны те, кто на ней никогда не был.

      Они устали от чувства вины?

      И от страха, что завтра твоего сына или мужа заберут в армию. Люди устали бояться. Они не хотят, чтобы их близкие служили. Они понимают, что армия контрактная, но в случае войны всякое бывает. Конечно, это проблема. Потому что люди, которыми руководит страх, чтобы с ними ничего не случилось, и приведут к тому, что это может произойти. Чем больше Украина готова воевать и защищаться, тем все в ней будет спокойнее. Чем больше она будет хотеть договариваться, тем больше будет проблем.

      Я повторю свое глубокое убеждение: Россия в ее теперешнем виде – и политического руководства, и значительной части народа – не воспринимает Украину как субъект международных отношений и отдельное государство. Она воспринимает ее как временное недоразумение, которое нужно устранить тем или иным путем.

      Это означает, что мы всегда будем жить рядом с врагом, который постоянно готов на нас напасть, соответственно, каждый человек в Украине должен быть готов пойти воевать и уметь это делать?

      Это в идеальном мире, которого никогда не будет. Как должно быть в реальном мире, к которому мы должны стремиться? Первое – у нас будет война с Россией в той или иной форме всю историю существования Украины и РФ. Я не думаю, что в течение ближайших ста лет изменится их менталитет и они это как-то пересмотрят. Потому что слишком много ресурсов было ввалено действующей властью в зомбирование людей. Они так быстро не "раздуплятся" даже в случае государственного переворота. Если даже Навальный придет к власти, он все равно не отдаст Украине Крым. Он об этом уже сообщал в разных формах. Исходя из таких обстоятельств нам нужно быть готовыми защищаться.

      Читайте также: Ему теперь или на кладбище, или под суд: Яковина о судьбе Путина

      Должен ли каждый человек быть готовым взять в руки оружие? Нет, нет. Каждый мужчина и женщина должны быть готовы платить налоги для того, чтобы содержать профессиональную армию. Мы должны привыкнуть к тому, что наши расходы на армию никогда не будут такими низкими, как в 2008 – 2010 годах. Мы будем вынуждены воевать, и война будет становиться все дороже. Нам нужно быть морально и финансово готовыми на нее больше тратить. Если закончатся боевые действия, нам все равно надо будет накачивать мышцы армии. Потому что если мы снова ее запустим – Россия прекрасно показывает, что она делает со странами, у которых слабая армия. В этой армии должно быть нужное количество мотивированных людей, которые готовы служить в армии. Для них должны быть созданы условия, чтобы между разными видами работы люди выбирали именно службу в армии. Это не только заработная плата, но и отношение командира, возможность поехать домой, уважение к личности, отсутствие бюрократии.

      Чтобы они там чему-то учились, а не просто подметали листья в лесу.

      Они на фронте в лесу листья не подметают. Но там тоже бывают свои "отряды".

      Для того, чтобы в стране все было хорошо, должно быть:

      • Нужное количество людей, которые уже служат в армии. Не готовы в случае чего, а уже. Люди пока дойдут до военкомата, они не успеют даже получить оружие на руки, пока российские танки будут идти вперед и прорывать тех, кто есть.
      • Должно быть огромное количество резерва, который готов встать и выйти на предварительно подготовленное место. Как это было, когда победил Майдан, и мы караулили с дубинками, с грифом от гантели на дорогах, чтобы не пустить титушек в Киев и не дать им крушить город, пока безвластие и нет силовиков. Только на этот раз уже не с грифами от гантелей, а с оружием. Нужно быть готовым выйти всем и встречать потенциальное российское вторжение.

      Это определенный комплекс действий, и пока есть время на то, чтобы его сделать.

      Но государство пока не готово финансировать армию настолько и обеспечивать, чтобы такие фонды, как твой, стали ненужными?

      Такие фонды, как наш, потребуются всегда, пока будет война. Во-первых, государство очень неповоротливое, и оно во многом проигрывает по скорости и инициативе таким фондам.

      Справка. "Вернись живым" – один из крупнейших фондов помощи украинским военным, которые воюют на Донбассе. Специализируется на техническом обеспечении, прежде всего на ночной оптике. Кроме того, занимается учебными, медицинскими, психологическими и другими проектами.

      Во-вторых, не будем обобщать и говорить – государство. У меня был эфир, на котором присутствовали три оппозиционные фракции: "Голос", "Батькивщина" и "Европейская солидарность". Был Вакарчук, Забродский и Соболев. Я сказал: "Если мы все согласны и такие патриотичные, готовы ли вы, например, договариваться с новой властью об увеличении военного бюджета? Готовы ли вы прийти, у вас же есть представители в комитете по нацбезопасности и обороные, и требовать увеличения процента военного бюджета с 2,6 – 2,7 до 5? Конечно, больно. Надо Арсену Борисовичу дать меньше немножко... Давайте больше дадим на Вооруженные силы, чтобы Арсену Борисовичу не было даже денег думать о новых вертолетах. Эти деньги нужно будет где-то забирать. Это где-то недополученная субсидия, недостроенная дорога. Но это способность страны защитить эти дороги и людей, которые получают эту субсидию".

      И что они ответили?

      Политики всегда отвечают хорошо. Это их работа – хорошо говорить. На следующий день на комитете по нацбезопасности никто из них и их представителей не начал требовать увеличения военного бюджета, и не начал договариваться. Мы все понимаем, что это политика. Здесь ты голосуешь за мой закон, здесь я за твой. Партия "Слуга народа" уже не является самостоятельной. У них это виртуальное монобольшинство, им нужен кто-то для решений. Они могут поддержав, например, закон о земле, получить за это голосование "Слуги народа" там, где они хотят. Это непопулярное решение, оно не нравится. Миллионы пенсионеров будут против, но мы будем иметь более сильную армию. Действительно модернизированную, а не вот эти "потемкинские деревни", которые мы имеем сейчас.

      Да, по сравнению с 2014 годом она лучше. Но россияне модернизируются значительно быстрее. Сейчас война для нас достаточно дешевая, однако, она точно будет дорогой быстро. Пока у нас еще есть время, мы можем уже поднять военный бюджет и успеть модернизировать хоть что-то.

      Защищаться – значительно дешевле, чем нападать. Для защиты не нужен танк, для него нужен ПТУР, каким ты его подобьешь. Нам нужно сделать аудит того, в каком состоянии наша противовоздушная оборона. А это космически дорого. Нам нужно заставить работать то, что есть советское. Потому что покупать американское – это будет космос. Однако в какой-то момент нам придется идти и на этот космос. Вопрос очень простой: мы хотим жить или нет.

      Давай пожелаем, чтобы в следующем году наши политики были мудрее, армия – сильнее. А наш народ – сплоченнее.

      powered by lun.ua
      Если Вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
      Комментарии
      Больше новостей

      Читай новости даже без интернета

      Скачать

      Читай новости даже без интернета

      Залиште відгук