Когда тяжело, то бегу и думаю: "Иду в декрет, уже выйду замуж, хватит бегать", – София Яремчук

София Яремчук
София Яремчук

Продолжение разговора с бегуньей Софией Яремчук. Во второй части она рассказала о болельщиках, преимуществах бегунов из Африки, отношении к реформе ДЮСШ, психологии, переезде в Италию, тренере и где зарабатывают бегуны.

Первая часть разговора о Чемпионате Украины во Львове, личном спортивном бренде, контрактах со спонсорами и работе на дистанции – по ссылке.

– О чем думаете, когда бежите?

Все зависит от того, насколько мне тяжело или настолько мне легко. На самом деле, когда тяжело, то бегу и думаю: "Боженька, потерпи еще немножко. Для чего мне это показалось, ухожу в декрет, уже выйду замуж, хватит бегать". Потом, когда пробегаешь по красивым местам, например, в Амстердаме, Дрездене, Риме, картинка меняется, отвлекаешься от всего. Иногда бывает очень трудно и в таких местах. Например, когда я бежала в Валенсии, на Чемпионате мира, то не помнила ничего: ни трассы, ни людей, абсолютно ничего не помню. Все зависит от того, насколько ты готов к тому.

– Как изучаете трассу?

– Заранее смотрю карту, рельеф. Спрашиваем организаторов насколько тяжелая трасса, сколько подъемов, поворотов, какой круг будет, какой у него километраж.

– Под музыку бежать лучше?

– Я не бегаю под музыку. Пробовала давно, лет 5 назад, когда мы были на тренировочном сборе. Взяла плеер и наушники, но музыка мешает мне, потому что не чувствую своего ритма, дыхания, сердцебиения. Поэтому я не советую бегать под музыку, она только сбивает.

Читайте также: Если ты хочешь быть самой сильной девушкой, то должна тренироваться с сильнейшими ребятами

– Сколько километров пробегаете за год?

– Я считаю недельный объем, максимум 150 километров. Профессиональные спортсмены набегают объемы 180-200 километров. Все зависит от организма. Мне хватает этого километража, потому как если начинаю бегать больше, то потом чувствую себя уставшей.

– Как часто проверяете свое здоровье?

– До гор я стараюсь сдавать все анализы и после гор, поскольку надо контролировать гемоглобин, эритроциты, лейкоциты, тромбоциты, кровяные тельца. Две недели после гор стараюсь сдавать анализы. Нельзя бегать без медицинского сертификата, поэтому каждый год прохожу медосмотр для того, чтобы мне дали сертификат на следующий год.

– Во Львове или Риме вы транспортом пользуетесь или постоянно ходите/бегаете?

– Нет, все шутят, что зачем мне те маршрутки, машины, могу пробежаться. Я же говорю, что бегаю только на тренировках. Я пользуюсь общественным транспортом, езжу на машине.

– Что кричат болельщики на трассе?

В зависимости, какие болельщики. В апреле я бежала во Львове, женщина хотела перейти дорогу, а охрана ее не пускала, потому что был забег. Так она сказала: "Ты что не можешь в парк идти бегать? Дорогу не даешь перейти". Два года назад я также бежала во Львове и бабушка шла в церковь. Все троллейбусы не ездят, и она ссорилась с нами из-за этого. Это все шутки, а в общем то болельщики поддерживают. Итальянцы, которые меня уже знают в Риме, также поддерживают.

– Какая разница между нашими болельщиками и европейскими?

– За последние 8 лет в Украине очень выросла беговая культура. Люди очень увлечены. Это можно сравнить с игровыми автоматами – у некоторых возникает зависимость.

Перед отъездом я разговаривала с тренером, он президент Федерации римского региона и он был организатором римского марафона. Он рассказывал, что люди с ума сходят от этого, встают в 5 утра и идут бегать, потом на работу, а после нее на вторую тренировку. Иногда у них даже нет времени на семью или отдых. У них цель, что вот должны пробежать столько времени или должны кого-то обогнать.

У нас в Украине помаленьку научились воспринимать это хорошо. Но еще нужно немножко времени, чтобы люди привыкли к этому, потому что когда перекрываются дороги, создаются неудобства, конечно для человека трудно осознать, почему это делается. За рубежом к этому привыкли уже.

Читайте также: От модели до каратистки: интервью с Галиной Мельник

– Почему выходцы из Африки имеют высокие показатели в беге?

– Во-первых, они рождаются и живут на высоте 2500 метров. Они имеют совершенно другую структуру мышечных волокон, у них преимущество красных длинных мышечных волокон, а это знак выносливости. Они едят больше тяжелых углеводов, бобовых, фруктов. Имеют совсем другой уровень жизни и другое строение организма, в них это генетически заложено. Многие европейцы едут жить в Кению и тренируются там ради результата.

– На какую тему писали магистерскую работу в университете?

– Выносливость. Качество выносливости возраста 12-13 лет. Как развивается выносливость, какие упражнения выполнять, строение организма в этом возрасте, как хорошо развивать выносливость и прочее. Писала сама с заведующим кафедрой физического воспитания Петриной Романом Львовичем.

– Потом использовали эти исследования?

– Конечно, потому что сейчас я немного работала с детьми в Италии. Когда присутствуют знания, они всегда пригодятся. Все нужно повторять, постоянно изучать, потому что каждый день есть что-то новое, придумываются новые методы обучения, поэтому надо постоянно развиваться. Советскую систему надо ломать и к ней не возвращаться. Есть очень много новых методик тренировки, различные новые аппараты, физиотерапии, упражнения и тому подобное.

– Как вы относитесь к отмене ДЮСШ?

– Я воспитанница ДЮСШ "Юность" (г. Пустомыты, Львовская область). Мой первый тренер Остасюк Тарас Владимирович, который тренировал меня до 17 лет в селе Солонка, – замечательный человек. В принципе, я не считаю ДЮСШ плохой идеей, чтобы их закрывать. Есть много детских юношеских клубов, и их надо создавать еще больше. ДЮСШ просто нужно модернизировать, поощрять детей к тренировкам, работать с ними. Ребенок не придет в 8-10 лет и не будет бежать из-за того, что ему кто-то скажет. Нужно детей поощрять, какими-то подарками, делать эстафеты и награждать победителей. Тренер должен быть от Бога.

– Насколько важна психологическая готовность во время забега?

– Это очень важно, потому что психология играет очень важную роль в спорте, является фундаментом. В Украине с этим очень трудно. Никогда с психологом не работала, но имею друзей, у которых был такой опыт. Прежде всего, психологу нужно доверять. Я бы, наверное, не доверилась. Для меня психолог – это мой тренер. Он умеет выслушать меня, дать какой-то совет, поддержать. Некоторым психолог очень помогает, я лично знаю таких спортсменов. Когда-то я очень любила психологию, читала книги на эту тему, но сейчас это прошло.

Читайте также: Замена кардио нагрузкой: как плавание влияет на здоровье человека

– Из-за плохой психологии проваливали старты?

У меня с этим нет проблем. Мой тренер сказал в прошлом году на забеге в Валенсии: "Когда ты вышла на старт, то была готова, но когда увидела кенийских спортсменов, то испугалась и не могла бежать". Я сказала ему, что у меня с этим нет проблем, и мне неважно, какие спортсмены бегут со мной. Если я готова, я становлюсь и бегу на свой результат, на который готова. Не смотрю на других, если готова – бегу, если не готова – не бегу.

– Бег – это самый дешевый вид спорта?

– Да. Для бега не нужно ничего, кроме хорошей обуви. Надел кроссовки и бежишь.

– Почему переехали в Италию?

– Так сложилось, что у меня сейчас мама в Италии. Познакомились там с тренером, сотрудничаем с ним и сейчас я также из-за тренера в Италии тренируюсь. Он очень фанатично к этому относится, влюблен в легкую атлетику, в спорт, он может все отдать. Приедет на тренировки в любое время, заберет, завезет, очень редко найдешь такого человека, который так фанатично к этому относится.

Я бежала в Риме в 2015-ом году и мне предложили потренироваться в клубе. Так получилось, что мы с ним познакомились. Начала тренироваться, и уже с прошлого года начала жить в Италии, сделала все документы. До того он мне писал программу, по которой я работала во Львове. С ним работаю 2,5 года и только с мая прошлого года я больше времени провожу с ним.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Run one love #trackandfield#run#ukraine#training#sport#nike ️‍♀️

Допис, поширений Sofiia Yaremchuk (@sofiia_yaremchuk)

– Какова роль клуба?

– Клуб сейчас обеспечивает мне документы. Каждый год у меня есть спортивное "пермесо" (разрешение на проживание), на которое клуб дает подтверждение. Также обеспечивают стартами, финансируют их.

– Ваш тренер военный?

Он полковник, но служит в спортивном центре армии, имеет свою спортивную роту. У нас вся система такая же, как заграницей. Только заграницей более развита. Каждый из подразделов там имеет свою роту профессиональных спортсменов. Например, на Чемпионате Италии они в форме карабинеров, военных, соревнуются между собой. Он полковник армии, но в принципе, как человек, он очень добрый, понимает, поддерживает. Я также не такая, что что-то требую. Все слушаю, выполняю то, что он говорит, тренируюсь, показываю результат. Я ответственна и воспитана, поэтому проблем с этим не было.

– В чем разница между украинскими и итальянскими тренерами?

– Первый год, когда мы с ним тренировались, он еще не очень хорошо меня изучил, не изучил мой организм, как он реагирует на те или иные упражнения. Поэтому в начале я просто изнурялась полностью на тренировках и на соревнованиях не имела сил. Выходила пустая на старты. Сейчас он понял, что мне лучше иногда больше отдохнуть, сделать тренировки легче и потом сильнее бегу на стартах. Это все приходит с опытом, поскольку каждый организм индивидуален, и в Италии у них всех высокая интенсивность и очень большие объемы. Я не знаю, как они выходят на старты и показывают результат, очень сильные тренировки.

Мне лучше больше отдохнуть, сделать немножечко легче тренировки, и я покажу лучший результат. Однажды я решила не бегать 10 дней. Тренер уже думал, что сезон не надо продолжать, потому что я не смогу набрать форму. Но через неделю после восстановления уже делала такие работы, которые до этого не выполняла. Он был шокирован.

Этим летом я с 16 июня до 1 августа не бегала, потому что были проблемы с ахиллом. Я отдыхала, была на море. Так отдохнула, что наверное, за три года так не отдыхала. С 1 августа я начала тренироваться, и за две недели я вошла в такую форму, сейчас делаю такие работы, которые еще никогда не делала на тренировке. Организм восстановился. Возможно, мне нужна меньшая интенсивность и больше отдыха.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

It was a wonderful vacation #sea#summer#italy

Допис, поширений Sofiia Yaremchuk (@sofiia_yaremchuk)

– Это такая генетика?

– Очень многое зависит от генетики. У меня есть подруга, с которой мы тренируемся на тренировочных сборах, так она очень много в чем себе отказывает. Она не ест сладкого, потому что генетически она склонна к полноте. Я генетически не склонна, у меня родители худые и я могу есть, могу на килограмм поправиться и мне все равно. А она как неделю себе в чем не откажет, то сразу набирает.

Читайте также: Миф или правда: важные факты о силовых тренировках

– Тренеру за работу кто платит: вы или клуб?

– Он имеет свою работу, он полковник в армии, президент федерации, он тренирует, имеет несколько любителей, спортсменок в группе 7 человек. Он очень фанатично относится к своей работе, говорит, что это его призвание. Я ему ничего не плачу.

– Что дают сборы в высокогорье?

– Гемоглобин, кислород. Когда ты поднимаешься в высокогорье, обеспечиваешь свой организм кислородом, там избыток кислорода. Когда ты спускаешься, то все это компенсируется вдвое, поскольку увеличивается гемоглобин, увеличиваются эритроциты. Главное в горах не переработать.

– Кислородную маску использовали в тренировках?

– Не пробовала никогда. Видела, что спортсмены используют кислородные маски, но я не пробовала.

– Вам платят только за участие в старте?

– Для того и существуют менеджеры, чтобы они выбивали. Конечно, это же все маркетинг, бизнес. Я еду на старт, как спортсмен, который имеет свое имя и должна его презентовать. Для того я и показываю результаты, чтобы потом менеджер позвонил организатору и сказал, что вот, у нее такой и такой результат, если ты ей даешь такую то сумму, она приедет к тебе на старт.

– Менеджер сколько получает?

– 15%.

– Сколько заработали во Львове?

– 5000 гривен. Это не старт высокого уровня.

– Сколько можно заработать на коммерческих стартах?

Дубайский марафон за первое место – 200 тысяч долларов. Очень многие организаторы оплачивают проезд. Вот спортсмен может приехать, и ему дадут 15 тысяч долларов только за то, что он становится на старт. У меня максимум было 1000 евро за то, что приняла участие. Самые большие призовые – 1500 евро.

– Сколько максимум коммерческих турниров может быть за год?

– Может быть 1 старт в месяц сильный и два промежуточных. Два сильных марафона может быть два раза в год.

Через несколько дней читайте на Спорт 24 третью часть разговора.

Общались Станислав Безушко и Кристина Кобак

powered by lun.ua
Если Вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Залиште відгук