Архів
Курси валют
youtube @24
Loading...
google @24
RSS СТРІЧКА
Загальний RSS

Топ новини

Відео новини

Из Востока, кроме солнца, ничего хорошего не жди, – депутат сейма Латвии

Вейко Сполитис
Вейко Сполитис / day.kyiv.ua

Вейко Сполитис – член Парламента Латвии, секретарь Министерства обороны Латвии (2010 – 2014). Участвовал в формировании национального бренда Латвии в период евроинтеграции.

О том что такое национальный брендинг, почему он важен в наше время, что в Украине общего со странами Балтии, влияет ли на реноме Латвии Россия, а также почему в Киеве, в отличие от России и Белоруссии, чувствуешь себя свободным, Вейко Сполитис рассказал в интервью сайту "24".

Хлеб "Бородино" или "Хмелницкий"

Вейко, вы будете читать лекцию в Киеве в Civil and Political School (CAPS) о национальном брендинге. Какое определение вы даете этому понятию?

Если мы говорим о национальном брендинге, это часть в академических исследованиях, посередине маркетинга, которое занимает место в студии исследования экономики. С другой стороны, публичная дипломатия – это часть международных отношений. До сих пор, идет спор о том, кому он больше принадлежит. Но одним словом можно сказать, если мы говорим о брендинге, например, хлеба или пива или чего-то еще, что мы можем покупать в магазине, тогда национальный брендинг в себя внедряет и понимание граждан.

С одной стороны, ты должен провести свою весть о своем государстве во внешней политике, с другой, очень важно, если мы говорим о национальном брендинге, чтобы сам народ осознал, – да этот брендинг правильный, мы чувствуем, что у него есть какая-то суть.

Бренд нации, почему в наше время он так важен?

Потому, что в мире есть чуть больше 198 государств, это в ООН, есть государства, которые не в ООН. Эти страны находятся во всемирном рынке, борются за инвестиции и тому подобное.

Можем сказать в аналогиях. Если есть в магазине десять сортов хлеба, консервативный человек будет покупать, например, хлеб "Бородино". Все время покупал, и будет покупать. А если кто-то скажет, что вот хлеб, "Хмельницкий", например, лучше, человек будет менять свое мышление и покупать этот хлеб.

То же самое с брендингом. Если, кто-то скажет, что ты можешь инвестировать в ту или иную страну, у тебя будет больше денег на капитал, который вложишь туда, тогда есть смысл менять это.

Здесь разница с хлебом в том, что, если, например, кто-то будет, свои инвестиции забирать из Мексики, чтобы положить в Украину. Он должен быть абсолютно уверен в том, что его инвестиции будут здесь спокойненько стоять и он эти деньги точно получит.

Если сравнить страны Балтии с Украиной, что у нас общего, а что отличающегося в построении государственного брендинга?

Если мы говорим о странах Балтии, тогда даже при брендинге, мы используем имя Балтийские. Наш бренд, не только Латвия, Эстония и Литва. У всех стран Балтии два бренда сразу. Это Эстония и Балтийская страна, Латвия и Балтийская страна, Литва и Балтийская страна.

Если отвечать на вопрос, что у нас совместного, это то, что Украина с конца 2013 года, на весь мир заявила, что она гордая страна, которая любит свободу, а в мире любят людей, которые любят свою свободу.

Также как мы в начале 90-х, так сейчас Украина, заявила всему миру, что мы хотим сами строить свое будущее. Это важный месседж.

Конечно, есть разница между балтийскими странами и Украиной. Мы были оккупированы Советским Союзом, только западная часть Украины была оккупирована после Второй Мировой войны, из-за этого понимание государственной доктрины различаются между Балтией и Украиной.

Но, то что Украина хочет жить свободно, реформироваться, то, что за такое маленькое время Украина все-таки создала свою армию, это все очень хорошо действует в тех странах, которые боролись за свою свободу. Значит, мы видим в украинцах своих братьев, соотечественников по судьбе.

Какие удачные примеры национального брендинга можете назвать, например из опыта европейских стран?

Ирландия, Эстония, Словения. Начинаем с Ирландии, потому, что национальный брендинг существует последние где-то 20 лет. Ирландия с Великобританией были первые, но в Великобритании такой надобности не было, а Ирландия это использовала, чтобы получать больше инвестиций. Почти 20% ирландцев, которые, когда-то уехали в Соединенные Штаты, приехали обратно.

К тому же шла и Словения и Эстония. У них разница от Ирландии в том, что они сказали, вот мы молодые государства, мы очень быстро делали реформы и вы можете это видеть.

Словения пошла по той дороге, что мы хотим больше туристов, из-за того, что у них есть горы, горнолыжные курорты, а эстонцы сказали, наша страна предлагает вам пакет реформ, как реформировать вашу государственную администрацию. Так называемая е-Эстония, электронные выборы, электронное правительство и так далее. У них есть е-Академия, где они продают навыки и умения, например в Африканские государства, Азербайджан.

Бренд Латвии по соседству с Россией

А как Латвия популяризирует бренд своей страны?

Латвия шла немножко другим путем, она "купила" знания Саймона Анхольта (независимый политический советник по вопросам построения национального бренд-имиджа государства – "24"), который считается одним из больших гуру национального брендинга. Страна думала – вот сейчас человек нам скажет и мы будем знать. Но это хорошо повлияло в том, что мы, латвийские налогоплательщики, заплатили за это, и получили ответ, что этим дело не кончится. Это не только сделать бренд и начинать себя рекламировать в CNN или DeutscheWelle. Самое важное, что ты делаешь реформы дома.

С 2009 года Латвия сделала очень много системных реформ (административная реформа, предотвращение коррупции, очистка банковской системы и введение евро). Сейчас мы продолжаем уже начатое. Эти реформы были нужны, чтобы наша государственная система работала эффективней. Если эта система работает и мы можем хорошо себя чувствовать в Латвии, значит этот бренд мы можем продавать и другим.

Читала, что для создания позитивного восприятия страны за рубежом в Латвии используются различные инструменты, в частности, социальные сети?

Есть разные мнение. Но то, что мы видели во время выборов в США в этом году – мы видели, как социальные сети могут не только влиять на то, чтобы позитивные новости шли вперед, но можно абсолютную чушь и вранье продвигать. В таком смысле это не золотая рыбка.

Отвечая на вопрос, как это в Латвии происходит – конечно, министерства это делают, чтобы легче было бы коммуницировать с людьми. Может быть я не прав, но мне чувствуется, что мы в Латвии и Эстонии жили на хуторах, у нас не такие большие семьи были, люди очень индивидуальны. Из-за этого государство всегда думает, как своими решениями проинформировать каждого гражданина страны.

Интересно, влияет ли на реноме Латвии ваш (ну, и в том числе наш) сосед – Россия?

Влияние есть. Позитивное или негативное – это уже другая дискуссия. Если коротко, я бы сказал так: в Латвии, как и Украине, есть разные люди. В Латвии, в отличие от Украины, люди до сих пор могут смотреть НТВ Россия и другие каналы Российской Федерации.

Конечно, Россия влияет. Но иногда, я думаю, Россия и Кремль в сущности, перебарщивает и хотя Кремль хочет достичь одни цели, он с этим достигает абсолютно противоположные.


Латвия, как и Украина, – прифронтовые государства

Я вырос с тем, как меня учили мои родители, и это учение очень простое: из Востока, кроме солнца, ничего хорошего не жди. Понимание такое: я должен жить, но я знаю, что я должен быть начеку, потому что оттуда ничего хорошего не можно ждать. Сейчас то, что мы видим в России, только подтверждается.

Мы должны работать, делать свои домашние задания, быть готовы, чтобы, если что-то, идти на войну.

Да, это реальность Латвии. Мы прифронтовое государство, также как Украина, которая сейчас борется с своим соседом, который выбрал такой путь. Так что это реальность жизни для нас.

Европейский идеал и украинский борщ

Вейко, вы формировали национальный бренд Латвии в период евроинтеграции. С чем тогда столкнулись?

Латвия, как и Украина, всегда была в Европе, и также, как российская культура, была всегда частью европейской культуры. То, что сейчас Кремль не хочет это осознать, это другая история.

То, что мы часть европейского культурного ареала, это неоспоримо. Другой вопрос, хотим ли мы идти наверх и приблизиться к этому идеалу. Здесь, конечно уже интересная дискуссия – что означает европейская культура или европейский идеал.

И что она означает?

Для меня это вопрос очень простой: Европа – это означает больше свободы, прав человека, респект к другим мнениям, возможность решать разногласия мирным способом, толерантность к другим религиям – это для меня самые главные нравы в Европе.

Мы сами знаем, как это в Украине или в балтийских странах, как работает наше государство, прозрачны ли наши суды. Чтобы стало лучше, надо много работать. За ночь это не изменится. И здесь самое главное, как и везде в демократиях – это участие гражданского общества.

Все эти уроки мы прошли с конца 80-х. Потому что наше гражданское общество было первое, которое сказало, что хватит советской оккупации, будем брать обратно свою независимость, которую мы потеряли в 1940 году.

Украина сейчас также на пути в Европу. По вашему мнению, готов ли национальный бренд Украины к евроинтеграционному процессу?

Я считаю, что украинский бренд на хорошем начальном пути. То, что там будет заложено и то, как Украина будет с этим работать, это уже вопрос будущего. Бренд, это как знак качества. Знак качества в разных государств разный. Если ты работаешь, делаешь свое домашнее задание, твой знак качества вырастает.

Здесь, я думаю, Украина готова, она просто должна работать, делать свои домашние задания.

Над чем нам надо еще работать?

Реформы, реформы, реформы.

Вейко, вы сейчас в Киеве. Вы чувствуете наш национальный бренд? Какие у вас впечатления от Киева?

Я уже осознал это в 2014 году, когда был обозревателем на ваших президентских выборах, в мае.

Когда я был в России и в Белоруссии, я думал – почему я чувствую себя немножко по-другому в Киеве. Рационально это невозможно рассказать. И в Минске, и в Москве я всегда чувствовал, что здесь нет свободы, люди не хотят говорить, они не улыбаются. Как-то чувствуешь, что кто-то на тебя сзади смотрит.

В Киеве ты чувствуешь себя свободным. Можешь говорить, люди улыбаются. Конечно, таксист тоже говорит, что он не рад, как там та или иная реформа произошла, но все таки они улыбаются, ты не чувствуешь цензуры. И это очень значимо, что здесь есть свобода.

Другая вещь – то, что Киев самый старый славянский город, с Лаврой, с церквами, с таким историческим багажом. И конечно, это ваша кухня, вареники, голубцы, борщ.

Говоря с вашими коллегами и нашими послами я понял, что украинская кухня проживает какой-то ренессанс сейчас в Украине. Это правильно, так и должно быть.

Читайте также: Не надо паниковать из-за победы Трампа и его обещаний, – эстонский дипломат

Джерело: 24 Канал
Якщо Ви виявили помилку на цій сторінці, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter
powered by lun.ua
Коментарі
СЛУХАЙ ON AIR
РАДІО МАКСИМУМ Радіо Максимум
ЧИТАЧІ РЕКОМЕНДУЮТЬ
Більше новин
Новини інших ЗМІ
При цитуванні і використанні будь-яких матеріалів в Інтернеті відкриті для пошукових систем гіперпосилання
не нижче першого абзацу на Телеканал новини «24» — обов’язкові.
Цитування і використання матеріалів у оффлайн-медіа, Мобільних додатках, SmartTV можливе лише з письмової згоди Телеканалу новин «24».
Матеріали з маркуванням «Реклама» публікуються на правах реклами.
Усі права захищені. © 2005—2017, ПрАТ «Телерадіокомпанія “Люкс”», Телеканал новин «24»
Залиште відгук