Архив
Курси валют
Погода
      youtube @24
      Loading...
      google @24
      RSS ЛЕНТА
      Общий RSS

      Топ новости

      Видео новости

      Боец-россиянин: Не хочу, чтоб и Россия, из которой я уехал, была здесь

      2931 Читати новину українською
      "Аргон"
      "Аргон" / Телеканал новостей "24"

      Не совсем типичная история россиянина, который приехал поддержать Украину, и с момента Майдана живет под угрозой депортации и без каких-либо документов вообще.

      Сайт "24" продолжает публиковать истории бойцов, которые борются за независимость и целостность Украины, но не могут отвоевать себе право остаться на ее территории.

      Боец с позывным "Аргон" приехал в Украину и Питера в феврале 2014 года, чтобы поддержать участников Евромайдана в Киеве. Записался в Самооборону Майдана, принял участие в самых кровавых боя в центре столицы. Тогда же потерял все документы, которые могли бы удостоверить его личность. С началом боевых действий на Донбассе готовился к участию в них, но из-за отсутствия документов долгое время не мог попасть в зону АТО.

      В интервью сайту "24" "Аргон" рассказал, как он оказался в зоне боевых действий, от чего он "излечился" на Майдане и чем российский национализм отличается от украинского.

      Вы приехали в Украину еще во время Майдана?

      Да, в феврале 2014-го. 14 февраля записался в сотню Самоообороны, стал знаменосцем. 18 февраля попал в бойню на перекрестке Институтской и Крепостного переулка, когда народ погнали в Мариинский парк.

      Тогда же у меня пропали все-все российские документы. Паспорт был при себе, но при задержании "Беркута" его отобрали. Дипломы, водительские права и прочие документы были в Украинском доме, откуда они благополучно исчезли. Я писал заявление в милицию с просьбой помочь найти документы, они сказали, что искали и не нашли. Посоветовали обратиться по месту выдачи.

      Обратились?

      Нет. Я принял решение не уезжать в Россию. Мог бы прийти в посольство или консульство, сказать: "Ограбили и избили титушки. Верните меня домой к маме". Но решил остаться.

      Почему?

      Мне понравилось в Украине. Еще когда в Киев на поезде ехал, посмотрел на природу, на людей и подумал, что не хочу, чтоб и Россия, из которой я уехал, была здесь. Не хочу, чтоб это была одна и та же страна.

      Как Вы без документов столько времени обходились?

      Если честно, то легко. Никто никогда их у меня не проверял. После Майдана нашей сотне дали базу "Титана" в Конча-Заспе, мы там были типа муниципальной милиции, за порядком следили.

      Документы очень понадобились только, когда началась АТО. Парни стали ездить в "Айдар", а меня не брали, потому что не было документов. Я даже через блокпосты проехать не смог бы. Осенью, в октябре, местное начальство нас с базы попросило. Стал жить сам. Зимой участвовал в четвертой волне мобилизации, помогал военкоматам.

      Каким образом?

      Была такая попытка создания батальона "Печерск". Приходили добровольцы, я сидел за столом и всех записывал – кто, куда, служил/не служил… Потом всех отправляли на медкомиссию в военкомат, откуда их уже забирали в армию.

      Потом от знакомых узнал, что в Одессе создается добровольческий батальон, так называемый "Сектор 12". Это, по сути, ОПГ было, но я тогда не знал об этом. Там руководство обманывало людей.

      Как?

      Собирали деньги, якобы на тепловизоры и машины в АТО, но этого ничего не было. Нам обещали, что будет и зарплата, и боевые, и фронтовые, но ничего этого тоже не было. Вышколы какие-то проводились, правда. В основном – по пехотной тактике. Но, в итоге, мне пришлось опять уехать в Киев.

      За это время Вы пытались как-то свое пребывание узаконить?

      Да. Прошлым летом я пошел в Миграционную службу. В интернете нашел, что это при МВС в Киеве на Богомольца, 9. Пошел туда. Там сказали, что надо идти на Владимирскую. На Владимирской сказали, что у них после люстрации раскидали всех по городу и меня отправили на Попудренко. Там мне дали заполнить анкету и велели приехать через неделю на интервью. Когда я приехал, они выяснили, что раз живу в Киевской области, то мне надо в областное управление. Туда я обратился с заполненной уже анкетой и теми документами, которые успел собрать (справка с Майдана, что я там был, медицинские справки и выписка из больницы, где я лежал).

      В облуправлении сказали, что у них нет бланков, на которых они могут зафиксировать мое обращение, чтобы начать его рассматривать. Сказали вернуться через неделю. Вот так в течение месяца я к ним приезжал, никто никак не мог привезти им бланки. Потом я плюнул и решил, что надо чуть-чуть подождать, и через какое-то время вернуться к этому вопросу.

      Долго ждали?

      Где-то до ноября. Потом узнал, что есть управление ООН по делам беженцев, пришел туда, меня приняли, провели интервью, даже дали положительный ответ, что будут заниматься моим делом.

      В миграционке мне тогда еще сказали: "Раз Вы такой патриот Украины, то почему Вы не в АТО?". Я ответил, что как раз туда собираюсь. Они добавили, что когда повоюю и вернусь – со мной начнут работать.

      Каких-то документов, которые бы подтверждали законность пребывания на территории Украины не дали?

      Нет. Дали справку о том, что я состою у них на учете. Но, по сути, никакой юридической силы эта бумажка не имеет. Дается она только на два месяца и у меня уже просрочена. Но личность мою удостоверить, конечно, может. И удостоверение еще с Майдана осталось.

      До сих пор меня, ни разу милиция не останавливала. Хотя по Киеву хожу все время в форме, просто у меня другой одежды нет.

      Какой статус планировали просить?

      Вообще изначально хотелось гражданство. Но поскольку ООН помогает только беженцам, то, значит, беженство.

      Когда я уже после Одессы вернулся в Киев, мне сказали, что изменилась политика организации, и они не помогают тем беженцам, которые находятся на вышколах. То есть, если я захочу интегрироваться в гражданскую жизнь – они готовы со мной работать.

      Я подумал, решил, что раз на войну не получается, как я не стараюсь, надо идти работать. Пошел сварщиком на стройку. Там, правда, не платили. Но не только мне, а, почему-то, всем. Ушел оттуда и начал шабашить по строительствам в Киевской области.

      Но на войне Вы, все-таки, оказались. Как?

      Познакомился с людьми из так называемой "Русской повстанческой армии". Часть людей там воевала в ОУН. Мы с ними начали встречаться, общаться, обсуждать, что нам нужно легализоваться, что нужно ездить в АТО, что помогать нам никто не будет, если мы будем просто сидеть, но при этом ничего не делать для страны.

      В июне прошли очередной вышкол с литовцами и в июле поехали в АТО. Своими силами, на машинах. Нас было трое русских и один украинец. Он считался вроде как при "Айдаре" и мы поехали в этот батальон в Золотое. Там у нас поломалась машина, пришлось остаться на передке. Полетали (у нас свой беспилотник был), походили в разведку. В основном было тихо, ночью где-то далеко бухало. Возможно, обстреливали 29-й блокпост.

      После того, как машину сделали – поехали в Крымское. Это считается тоже передний край, но тоже было тихо. Отличительная особенность там – ночью ни птицы, ни насекомые никто звуков не издает. Просто абсолютная тишина и все. Потом "Айдар" оттуда сняли, их заменили, кажется, ЗСУ. Мы оттуда уехали.

      Куда?

      Был вариант отправиться в Пески, но так получилось, что мы поехали в Константиновку. Там был отряд "Гарпун". Это МВС, контрразведка. Они нас приняли, но, понятное дело, поскольку мы иностранцы и гражданские лица, как и все добровольцы, оказались в рядах, но не в составе. Но у них там, все же, построже было.

      Построже – в чем?

      У них не было никаких неучтенных единиц чего-бы то ни было, которые они могли бы дать нам на время попользоваться. Никаких бумажек, о том, что мы были с ними, тоже дать не могли. Нас использовали как внештатных сотрудников. За это дали даже благодарность, но она слегка испортилась в дороге.

      С ними мы ездили в Новгородское, там познакомились еще с одним днепропетровским взводом, командир которого предложил нам остаться. Я и еще один парень согласились. Были там как обычная пехота. Один раз даже наступали, отжали метров 500 территории. Были под обстрелами, "кошмарили" сепаров. Ничего особенного. Взвод был чисто пехотный, в разведку мы не ходили. Позиции сепаров от нас очень близко были. Мы друг друга видели. Перестреливались. Но было как – мы ждем, пока в нас от них что-то не прилетит и только потом можно отвечать. Вот так и воевали.

      Как закончилось пребывание в зоне боевых действий?

      Бесславно. К нам на передовую позицию приехал ЗИЛ разгружать боеприпасы, мы разгружали ящики с боекомплектами, увидели, что у сепаров началось какое-то движение. Мы начали быстро собираться, загрузились в ЗИЛ, задний борт закрыть не успели. Ехали очень быстро, на кочке борта сломались и я выпал. Приземлился на ноги. Понял, что ногу сломал, она стояла неровно. Но страшнее всего стало, когда я понял, что лежу, а пацаны вокруг толпой встали, водичку предлагают, разговаривают. Если бы обстрел начался, у них было бы намного больше шансов пострадать, чем меня.

      Но все обошлось, обстрела не было. Быстро принесли носилки, меня утащили, отвезли в Дзержинск, наложили гипс, а потом уже переправили в Днепропетровск в госпиталь им. Мечникова. Там я месяц провел.

      Читайте также: Грузинские офицеры: Эта война не только за Украину. Она и за Грузию тоже

      С Миграционной службой отношения дальше как складывались?

      Никак. Я вообще думал, что у меня получится сделать так, как это сделали Богданов и Коротких, которым Порошенко лично вручил паспорта, – попиариться, привлечь к себе внимание. Думаю, есть за что мне предоставить гражданство. Но не получилось. Гайки закручиваются, президент, почему-то, обещания не выполняет.

      Обидно?

      Ну, конечно. Причем не только за себя, а за всех, кто точно также ничего не получил. Еще появилась информация, что двоих ребят-россиян депортировать собираются, но вроде пока все обошлось, не депортировали.

      Мы все за Украину, я не знаю, почему с нами так обходятся. В случае, если добровольческое движение в Украине загнется, первые, кто попадет в опалу – это мы. Не только русские. Все иностранцы. Прав у нас нет, мы много знаем. Но, по сути, мы – правонарушители.

      А почему Вы вообще решили воевать идти? Все же хорошо складывалось – работа, девушка, беженство…

      Не хочу, чтобы "русский мир" пришел сюда. Я лучше буду с оружием в руках защищать украинскую землю. У меня четверо людей, которых я раньше называл друзьями, пошли за сепаров воевать. Многие друзья потерялись после Майдана. Они мне писали, мол, приезжай, мы тебя ждем. Я ответил, что пусть лучше они сами сюда приезжают, я обратно не хочу. Некоторые друзья мне говорили, что я предал русскую национальную идею.

      В смысле?

      Я сам по себе раньше был русский националист, зигомет и так далее. Но в Украине я от этого всего антисемитизма и прочего излечился. На Майдане увидел полный интернационал. Ну, нет у вас фашизма.

      Почему предал? Не знаю. Мне нравится, что тут нет этого имерско-шовинистического "мы всем наваляем, мы хорошие, потому что богоизбранный народ", как в России. В Украине наоборот – человек любой национальности может быть, если он за украинскую идею – это неважно.

      В российском национализме больше шовинизма. Они ненавидят все остальные национальности. Кого-то ненавидят чуть больше. И в России все националистические организации находятся под контролем ФСБ. Без вариантов – ты либо сотрудничаешь, либо тебя сажают. Любая более-менее видная националистическая организация в России либо сотрудничает со спецслужбами, либо запрещена.

      Депортации не боитесь?

      Боюсь. Собственно, поэтому пока не спешу в Миграционную службу идти. Но, когда нога заживет – все равно пойду. Если спросят, почему так долго к ним не приходил, так и скажу: боялся, что депортируют. Тем более, что в России уже мною правоохранительные органы заинтересовались, семью на допрос вызывали.

      powered by lun.ua
      Если Вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
      Комментарии
      Больше новостей
      При цитировании и использовании любых материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки
      не ниже первого абзаца на Телеканал новостей «24» - обязательные.
      Цитирование и использование материалов в оффлайн-медиа, мобильных приложениях , SmartTV возможно только с письменного согласия Телеканала новостей "24".
      Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.
      Все права защищены. © 2005-2017, ЗАО «Телерадиокомпания" Люкс "», Телеканал новостей «24»
      Залиште відгук