Архив
Курси валют
Погода
      youtube @24
      Loading...
      google @24
      RSS ЛЕНТА
      Общий RSS

      Топ новости

      Видео новости

      О первых боях, границе с Россией и конфликтах с таможенниками: интервью с Дейнеко

      Пограничная служба – это лицо Украины, первое, что видят граждане и иностранцы, пересекая государственную границу. И вместе с тем это еще и первая линия обороны: именно пограничники первыми встречают всех нежелательных гостей.

      Об амбициозных изменениях в ведомстве, конфликтах с таможенниками и первых боях в 2014 году, которые пришлось принять самим пограничникам, в интервью 24 каналу рассказал новый глава Госпогранслужбы Сергей Дейнеко.

      Читайте первую часть интервью: О зарплате пограничников, коррупции и "стене" на границе с РФ

      Что известно о Сергее Дейнеко?Президент Украины Владимир Зеленский своим указом назначил его руководителем Государственной пограничной службы в июне 2019 года. До этого назначения Дейнеко работал заместителем директора Департамента оперативной деятельности в Администрации Госпогранслужбы Украины. А до июня 2014-го командовал Луганским пограничным отрядом и героически защищал его.

      О процессе пересечения границы и амбициозных изменениях

      В целом граждане Украины и иностранцы пересекаются с пограничниками только при пересечении границы в пунктах пропуска. То есть этот контакт не такой уж и большой.

      Ну, это законопослушные граждане. Наша цель – выйти на такой режим работы, чтобы пересечение границы было комфортным. Я понимаю вопрос комфорта следующим образом. Когда человек пересекает границу как турист, просто уезжает из страны А в страну Б, не нарушает законодательство по пограничным вопросам, не везет контрабанду и едет по своим собственным неподдельным документам, работа пограничника должна строиться так, чтобы после пересечения границы у человека оставались только положительные воспоминания.

      Держприкордонслужба
      Пересечение государственной границы

      Если человек провел несколько часов, а бывает и так, что почти сутки, если он увидел пренебрежительное отношение к себе. Если ему не улыбнулись, а посмотрели таким взглядом, как во времена СССР, когда всех подозревали во всем – он больше не готов пересекать границу. Потому что это неприятно. Мы должны покончить с этим навсегда.

      Как сделать так, чтобы пограничник был на границе и эффективным, и в то же время вежливым. Пограничник видит человека впервые и, скорее всего, последний раз. Как понять визуально, как к этому человеку относиться?

      Это мастерство. Пограничниками не становятся сразу. Да, конечно, есть приказ о назначении, форму выдали – все, пограничник. Но если брать пункты пропуска, то инспектор пограничной службы, который проверяет документы и осматривает транспортные средства, становится профессионалом только после нескольких лет работы. Когда он видит человека, его жесты и поведение, может сказать, что он что-то везет, у него могут быть скрытые деньги. Может быть паспортный документ не его, и такое бывает. Недавно мы обнаружили четверых граждан Ирака, которые пытались в пункте пропуска "Борисполь" вылететь транзитом через территорию Украины с поддельным визовыми этикетками.

      Визовая этикетка — цветная наклейка установленного Кабинетом Министров Украины образца, которая приклеивается на визовую страницу паспортного документа иностранца или лица без гражданства.

      Это мастерство, это анализ рисков. Это те технологии, которые нам дают возможность выявлять нарушителей.

      Какие-то технические средства могут помочь этому?

      Естественно.

      И это опять же вопрос денег?

      К сожалению. Эти вопросы полностью связаны. Конечно, развитие новых пунктов пропуска облегчит процедуру пересечения границы. Если есть один пункт и его пропускная способность – где-то 2-3 тысячи граждан и тысячи транспортных средств в сутки, а фактически пересекает границу в пять раз больше.


      Пропускная способность пунктов часто меньше, чем нужно

      Они построены таким образом, что открыть новые места несения службы пограничников, которые проверяют паспортные документы, для работников таможни, просто невозможно. Надо строить новые, а это опять же деньги.

      Есть замечательные объекты, которые реализуются нами со смежными странами, когда мы выходим на общий контроль в одном пункте пропуска. На нашей территории или на территории сопредельного государства, это позволяет сэкономить время и деньги.

      Какая самая большая опасность ожидается пограничной службой со стороны Российской Федерации? Постоянно есть информация, что пропустили то или иное лицо. На что больше нацелены пограничники при оценке – пропускать или не пропускать человека с территории России?

      Мы не поставили тотальный занавес для граждан РФ. Такая ситуация, что Украина когда-то была одной из братских республик бывшего СССР. Очень много наших земляков находились за пределами Украины. Я сам родился в России. Потому что мой отец военный и 17 лет он прослужил на Дальнем Востоке СССР. Я понимаю многих наших земляков, сейчас являющихся гражданами РФ, Казахстана, которые находились там на момент развала Советского Союза и оставались там. Потому что было жилье, были родственники. Сейчас они возвращаются в Украину в отпуск, к стареньким родителям.

      Если я не буду этого понимать, если пограничник будет просто без раздумья выполнять задание не пропускать граждан РФ, это не пойдет на пользу нам в первую очередь.

      Поэтому мы с уважением относимся ко всем гражданам, в том числе России, которые имеют открытые намерения, которые не являются врагами Украины, которые не несут угрозы национальной безопасности. И мы безапелляционны к тем людям, въезд которых на территорию Украины является нежелательным. И в этом заключается мастерство пограничника. Делать такой отсев: друзья – пожалуйста, враги – не заезжайте.

      О проблемах в сотрудничестве с таможней

      Вы говорили о взаимодействии с таможней. Сейчас и в Государственной таможенной службе проходят определенного рода реформы, там новый руководитель. Насколько сейчас это сотрудничество эффективнао?

      Важно! В июле 2019 года после победы в финальном этапе конкурса Кабмин назначил председателем Государственной таможенной службы Максима Нефедова.

      Я откровенно характеризую отношения как негативные. Потому что сейчас самый большой враг государственного бюджета Украины – это коррумпированный работник таможни. Контрабандист, то есть лицо, которое имеет целью уклониться от уплаты обязательных таможенных платежей, акцизных сборов, не может действовать сам.

      Он не может сам достичь своей цели. К сожалению, в этом он получает квалифицированную помощь коррумпированного работника таможни. Поэтому сейчас у нас ежедневно идет борьба с представителями таможни.

      Больше всего это западная граница. Мы понимаем, что есть проблемы и по южной. К сожалению, понимания от нового руководителя таможни не увидел. Нефедов замечательный человек, замечательный реформатор. Но я не готов ждать три года, пока будет новая таможня.

      Максим Нефьодов
      Новый глава таможни Максим Нефедов

      Задача президента – обеспечить наполнение бюджета, уничтожить контрабандную деятельность как вид противоправной деятельности, избавиться от коррупции. Мое ведомство это задание пытается выполнить. К сожалению, в таможне я таких изменений не вижу. То, что было сменено несколько руководителей областных таможен, к сожалению, не привело к улучшению.

      Наибольшую угрозу я сейчас вижу в монополии работников таможни именно на внутренних таможнях. Когда у нас по документам едет один вид товара, а на самом деле заезжает совсем другой.

      Например, накануне мои подчиненные инициировали ряд углубленных осмотров транспортных средств в пунктах пропуска "Рава-Русская" и "Ягодин". Мы установили, что под видом секонд-хенда заезжал брендовую одежду. В первом случае на 500 тысяч евро. Во втором составлен протокол о нарушении таможенных правил примерно на 12 миллионов гривен. Это только два случая, а это происходит ежедневно. А монополию держат таможенники и создают огромное давление против того, чтобы на внутреннюю таможню зашли представители оперативных подразделений Госпогранслужбы и СБУ.

      Я об этой ситуации докладывал руководству Украины. Мы имеем едином точку зрения с генпрокурором. Я надеюсь, что в ближайшее время мы эту правовую коллизию решим. И сможем выполнить задачу президента и наполнять госбюджет, который просто недостаточен для нашей страны.

      Обратите внимание! Максим Нефедов рассказал 24 каналу о путях борьбы с контрабандой, которая забирает немалые суммы из бюджета Украины. Подробнее – читайте здесь.

      В США, я так понимаю, таможенная и пограничная служба – это одно ведомство?

      Да. Там таможенно-пограничная служба. В ее состав входит пограничный патруль.

      Возможно, такой путь развития был бы для Украины эффективным?

      Я не могу сказать. Это решение должно принимать руководство государства на основании международного опыта.

      Достойно внимания: Когда начнутся глобальные изменения на таможне: Нефедов дал ответ

      О ситуации в ООС

      Одной из наиболее важных, по крайней мере точно не наименее важной, частью украинской границы является зона проведения ООС. Там, где граница Украины фактически на территории Украины. Какова ситуация там?

      Там нет границы, там есть линия соприкосновения. В последнее время я бы не сказал, что мы там наблюдаем обострение. Есть проблемы, связанные с незаконным перемещением товаров, в том числе подакцизной группы. К сожалению, понимаем, что к этой деятельности причастны, в частности, и наши представители. Но работу мы эту проводим. Надеюсь, что в ближайшее время будут громкие задержания.

      О штурме пограничного отряда в Луганске

      Весной 2014 года Вы были руководителем Луганского пограничного отряда. Собственно, переброска сил противника началась, пожалуй, еще в начале весны, да?

      Нет. Понимаю, что это, возможно, не очень популярное мнение, но я всегда говорю правду. Пограничники, в том числе российские, у нас всегда были с ними нормальные отношения. Рабочие, иногда дружеские. К середине мая наши коллеги из РФ помогали нам держать границу, и это факт. Когда мы получили информацию, что может произойти нарушение государственной границы на том или ином участке, я лично и мой начальник штаба, заместитель по оперативно-розыскной работы, мы прибегали к любым действиям.

      Сергій ДейнекаГлава Государственной пограничной службы Сергей Дейнеко

      Я звонил на телефон доверия в Москву. Представлялся полностью, давал информацию, что там-то может произойти нарушение государственной границы из РФ в Украину такими-то транспортными средствами. Требовал принять меры. Звонил своему коллеге, начальнику управления погранслужбы ФСБ РФ по Ростовской области, мы слали факсы.

      До середины мая нам это удавалось. Такие действия были непрогнозируемыми. Мы проводили демонстративные действия на определенных участках границы, привлекали авиацию, насколько это было возможно.

      До середины мая это работало, после этого началось массовое нарушение государственной границы. Когда наши коллеги, российские пограничники, были отодвинуты от линии государственной границы и туда зашли российские войска.

      Были случаи, когда даже через пограничные отряды просто проходили с боем.
      Ну, это уже с боями было после 4 июня 2014 года. Когда фактически некоторые отделы пограничной службы вынуждены были оставить участок границы по приказу руководства службы с целью сохранения жизни и здоровья людей. Потому что фактически с 6 апреля 2014 года, когда было захвачено здание СБУ в Луганской области, из органов власти, если брать город Луганск, оставался только мой пограничный отряд. И до последнего был полк внутренних войск. Все. Ни прокуратуры, ни облгосадминистрации, ни СБУ, ни управление МВД в Луганске не было.

      Конечно, в тех условиях, когда помощь тебе не может прийти ниоткуда, а ближайшие наши войска находятся на расстоянии 120 километров... Не беру наших десантников в Луганском аэропорту, потому что у них была совсем другая задача. Они не могли оказать нам помощи, потому что не имели права покидать территорию Луганского аэропорта.

      В ночь с 1 на 2 июня, когда начался штурм, Вам выдвигали ультиматумы?

      Выдвигали.

      И что хотели?

      Во-первых, чтобы пограничники сняли украинские флаги и приняли присягу на верность народу так называемой "ЛНР". Мне предлагали высокую должность – начальника управления погранично-таможенной службы "Новороссии". Жалею, что тогда не застрелил тех, кто предлагал.

      Вы решили отказаться от этих ультиматумов. Очевидно, военнослужащие были в подавляющем большинстве местные? Как они восприняли?

      Вы знаете, феномен Луганского пограничного отряда пока не раскрыт. 85% младшего персонала были местными. До этого у нас не было фактов измены. Во время обороны отряда не было таких, кто бы перешел на сторону врага. Эти случаи единичны, мы всех помним. Надеюсь, что каждый из них понесет ответственность согласно украинскому законодательству. Почему я и имею такую идеологию, что надо видеть человека – потому что люди видели человеческое отношение к ним.

      Я дал возможность всем уйти. Я предупредил, что нас будут штурмовать. Я предупредил, что мы не сдадимся. Я предупредил, что нас придут убивать. И я требовал вести огонь на поражение – или в голову, или в туловище, не стрелять по рукам или ногам.

      Чтобы наши действия были максимально жесткие. Это даст возможность избежать дальнейших попыток нас захватить. И как дают оценку сами сепаратисты? Они гордятся тем, что у них было такое событие – штурм пограничного отряда. По их словам, они понесли потери на уровне 22–26, и это только убитыми. Все ранения были получены либо в голову, либо в туловище. Я работой своих подчиненных доволен. Могу сказать, что я не зря их учил, они выполнили поставленные задачи.

      О потере контроля над границей

      4 июня вы вышли с территории пограничного отряда и отправились в Луганский аэропорт. Это был приказ. Можно ли считать этот день днем потери контроля над границей?

      Это очень сложный вопрос. Тогда происходило массированное медийное наступление на пограничников. Все искали, кто же виноват в том, что граница потеряна. Луганский пограничный отряд охранял самый протяженный участок государственной границы. Он составил 746 километров, это почти как расстояние от Киева до Луганска. На этот участок границы у меня было согласно штату 1910 человек. Это же не только личный состав, который несет службу на границе. Это и управление, гражданские, бухгалтеры, все остальные.

      На момент начала агрессии в Луганской области было два крупнейших военных формирования – Луганский пограничный отряд и полк внутренних войск. У меня был один БТР, в полку – два. Никаких других военных формирований не было.

      Я не беру там роту противовоздушной обороны, это не военные. Это люди, которые охраняют наше воздушное пространство. Они не ведут никаких боевых действий и не готовы к этому. Фактически, в тот момент никто не был готов. Потому что были единицы людей, которые имели боевой опыт, полученный еще когда-то во время прохождения службы в Афганистане, в горячих точках Косово, во время миссий в Ираке. Подавляющее большинство опыта боевого не имели.

      Когда это все началось, кто должен был защитить границу? Граница защищается Вооруженными силами, а Государственная пограничная служба принимает участие. Нельзя сказать, что пограничники потеряли контроль. До нас не дошли войска. К сожалению, это произошло.

      Сергій Дейнеко
      Сергей Дейнеко

      В мае 2014 года моей любимой песней была песня Бориса Гребенщикова, но она немного некорректно звучит. Но там есть такие слова: "Жаль, подмога не пришла. Подкрепленье не прислали". Послушайте и вы поймете эту идеологию. Когда тебе должны помочь, потому что ты сам физически этого не можешь. Это как про машину, на пяти литрах вы 200 километров не проедете. Так же произошло и там.

      Если на начало агрессии у меня было на весь участок границы шесть пулеметов, шесть гранатометов и шесть снайперских винтовок на 1 марта. Благодаря поддержке руководства службы за март месяц мы получили дополнительно: 200 "Мух", 45 ручных пулеметов и 30 других пулеметов. Мы получили и мы подготовились. Мы все это оружие пристреляли, когда происходили штурмы и подразделений, и управления отряда, то у нас каждый военнослужащий, начиная с меня, имел свое собственное пристрелянное оружие. Поэтому и есть все же результат по уничтожению живой силы противника.

      К сожалению, нельзя одними пограничниками закрыть то, что должно быть закрыто армией. Армии, к сожалению, не было.

      Я точно знаю, что Луганский пограничный отряд был, наверное, едва ли не единственной силовой структурой Луганска, которая оказывала активное сопротивление в конце весны и в начале лета 2014 года. Фактически и СБУ, и милиция тогда еще и внутренние войска сдались достаточно просто. Очень надеюсь, что кульминация вашей службы станет возвратом под контроль того потерянного участка границы. Я понимаю, что это зависит не от вас, но, я думаю, что вам бы очень этого хотелось.

      К сожалению, мы сейчас не контролируем 409 километров в пределах Луганской и Донецкой областей. Я скажу откровенно, что пограничники и Донецкого, и Луганского отрядов 2014 года живут только этой целью. Я очень надеюсь, что вскоре это произойдет и я смогу провести собрание Луганского пограничного отряда в городе Луганске. В украинском Луганске по адресу квартал Мирный, 21. Обязательно это будет и наш флаг там опять будет развеваться.

      powered by lun.ua
      Если Вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
      Комментарии
      Больше новостей

      Читай новости даже без интернета

      Скачать

      Читай новости даже без интернета

      Залиште відгук