Архів
Курси валют
Погода
      youtube @24
      Loading...
      google @24
      RSS СТРІЧКА
      Загальний RSS

      Топ новини

      Відео новини

      Пряма трансляція на
      Останні випуски

      Роковини боїв за Дебальцеве: відверті спогади добровольця

      Українські війська в бою за Дебальцевський плацдарм / akzent.zp.ua

      Бої за Дебальцево розпочались у 2015 році. А найгостріша фаза тривала майже місяць. 18 лютого в Україні вшановують пам'ять захисників Дебальцівського плацдарму.

      У 2015 році російські окупанти прагнули захопити важливий залізничний вузол. 17 лютого проросійські бойовики просунулися вглиб Дебальцевого і почали штурмувати табір сил АТО.

      Читайте також: Вшанування захисників Дебальцівського плацдарму відбудеться з нагоди п'ятої річниці боїв

      18 лютого 2015 року понад 2,5 тисячі українських військових залишили плацдарм.

      За даними Генштабу, під час бойових дій в районі Дебальцевого у період з 15 січня до 18 лютого 2015 року:

      • загинуло – 110 військовослужбовці;
      • поранено – 270;
      • взято в полон – 7;
      • зникли безвісти – 18 військових.

      Історія добровольця з Донбасу, який брав участь у боях за Дебальцеве 

      Микола Анацький – офіцер групи інформації та комунікації Національної гвардії України. Його історія – яскравий приклад того, як війна впливає на життя людей. Уривок цієї історії – про те, як проходили бої за Дебальцеве та про те, чим справжня війна відрізняється від кіношної.

      Важливо: Україна звільнила 76 своїх громадян: хто вони


      Бій за Дебальцевський плацдарм тривав до 18 лютого 2015 року / Фото: Рinterest

      "Как такового курса молодого бойца в батальоне "Донбасс" в 2014 году не было. Все были в ожидании. До того, как я приехал, система работала так: набиралось какое-то количество людей и их отправляли в АТО. Когда я приехал – сначала отправляли в Киев на оформление. Я оформился не сразу, нас долго мурыжили в Ирпене. Оно все было так затянуто, что люди просто не выдерживали и уходили в другие подразделения. Я тогда вернулся на базу в Днепропетровск – кто-то сказал, что туда едут инструктора, мы будем с ними выезжать, работать, но неоформленными. Терять уже было нечего. Вернулись на базу. Грузинские инструктора начали нас учить. Мы прошли жесткие тренировки, в футболках бегали по снегу, нас натаскивали по тактике, по медицине, у нас были выезды в АТО к нашим в Мирную Долину, смотрели, что там у них и как. Мы прошли хорошую подготовку и поехали в Дебальцево. Но мы тогда не знали, куда выезжаем.

      Первый боевой выезд у нас был в самую, что ни на есть, войну. Проезжали через мой родной Бахмут. Гололед тогда был сильный. Накануне как раз с семьей разговаривал. Спрашивал, как у них дела, они отвечали, что "чуть-чуть постреливают". Когда заехали в Бахмут – там все дрожало от того, как артиллерия работала – "Ураганы", "Грады", стреляли из всего. То есть, не только я берег нервы родных, они меня тоже пугать не хотели. Мне сколько раз снился один и тот же сон – я иду по городу, он разрушен в хлам полностью; когда заезжал в Бахмут тогда, тоже думал, что так и будет, непонятно тогда было – получиться это Дебальцево удержать или нет. Мы когда проезжали мимо города, позвонил своим, они говорят, что у них гололед такой сильный. Отвечаю: "Ну, ничего себе!", а меня самого полчаса назад чуть на обочину не скинуло из-за этого гололеда.

      Заехали на блокпост "Крест" в Дебальцево. Выгрузились. Самые первые кадры, которые увидел на блокпосту – подъезжает скорая, и тянут ВСУ-шника с перебитой ногой. Горизонт весь горел. Вокруг – непрерывные звуки разрывов снарядов, непрерывные звуки боя, где-то прилетает недалеко от нас. Нас завели в здание, где кафешка была когда-то, там стекол уже не было, вместо них проемы позабивали не то металлическими, не то пластиковыми листами. Перекусили жареными пельменями со сгущенкой. Мы тогда сутки почти не спали, приехали и попадали на пол, кто где. Товарищ один, с позывным "Попс", упал, где стоял и уснул моментально. Я повалялся и понял, что не могу уснуть – адреналин в крови, сердцебиение и пульс такой мощный. На улице постоянно идут прилеты, каждую секунду буквально. Вот не было такого, чтобы хоть три секунды тишина была. Мы сразу приехали в такое место, где движ был жесткий. Я себе бой немножко не так представлял. Смотрел разные фильмы про войну, игрушки играл…. Война в реальности оказалась другой – грязь, пот, кровь, трупы. Совсем не киношная.

      Ехали колонны с гражданскими, со стороны, где шли бои. Там блокпост был, я услышал, что с той стороны идет стрельба из пулемета. Вздрогнул, потому что там тогда этот звук непривычен был, и побежал к ним. Оказалось, один ВСУ-шник перед автобусом стрельнул, чтобы его остановить. Он как раз показывал автобусу, что нужно разворачиваться и ехать другой дорогой. До этого одна машина проехала – в ней, по ходу, корректировщик был, он засек, что где находится и точечные прилеты пошли. Был нанесен урон, и потери были. Хотя на этих машинах было написано "Дети", белые ленты на зеркалах были. Вот эти автобусы завернули, они поехали в другое место выезжать. Потом дали команду "Пятиминутная готовность". Приехала рота оформленных "донбасовцев" и мы сводной ротой вместе с СБУ-шниками поехали на зачистку города. Там были мусоровоз и ГАЗелька с минометами, они работали и по городу и по нашим позициям. Город, якобы наш, все вокруг – наше, а зачистку города никто не делал. Это было не очень понятно.

      Когда приехали в Дебальцево – почти на каждом перекрестке стоял гражданский, по телефону разговаривал. Наши подбегали, отбирали у них телефоны, или, проходя мимо, отбирали у них телефоны и выкидывали батареи или карточки, а телефоны возвращали обратно. Мы только отъезжали – человек доставал другую батарею, вставлял в телефон и продолжал говорить. Это такой сюрреализм был! Трупы на улицах валяются, люди с телефонами. Мы выдвинулись вдоль промки, там железная дорога. Видим – идет девчонка, лет 26 ей, тянет за руку маленького ребенка. Кто-то корректирует, по нам прилетает с АГС, мина падает где-то в дворах недалеко, горизонт горит, там идут жесткие бои. А она идет по улице не спеша. Пацаны, когда услышали залп АГС, ее и малого собой накрыли, прилет никого не зацепил чудом. Барышне начали объяснять, что нужно идти прятаться где-то. Смотришь на все это, и оно кажется настолько неестественным, будто не по-настоящему.

      Кольцом зашли на промку, начали сужать кольцо. Снег, оттепель, туман сильный. В тумане увидели какую-то машину, из которой в нашу сторону стрелять начали. Оказалось – наши, которые сделали круг и приняли нас за врагов. Никто не пострадал. Быстро разобрались, что к чему. Загрузились в машину, проехали дальше. На крыльце административного здания возле железной дороги, сверху на крыльце, где сидеть нельзя, сидели три человека. Мы – к ним, вверх очередь, они – разбежались. Мы их взяли все-таки, оказалось – три корректировщика из местных. Разбились по группам, прочесывали местность, пришлось перескочить через забор – там частный сектор. А у меня к собакам, особенно – к большим, с детства нелюбовь. Вот я перепрыгиваю забор, на мне гранаты висят, с автоматом, смотрю – в конце участка овчарка здоровая на меня уже лает. Первая мысль: "Так, что делать?".

       

      У бою за Дебальцеве загинуло 110 військових / Фото: Kyiv Post

      Потом сам с себя посмеялся, что я такой суровый воин, и побежал дальше. Перешерстили там все, облазили вагоны, думали где-то миномет стоит. Миномет не нашли. Поехали обратно на "Крест". Командир сказал, что через несколько часов наша группа сделает выезд. Приехали на базу, пробыли там несколько часов и командир сказал, что мы едем обратно на Днепропетровск. Дальше – были еще выезды в АТО. Потом – отправили в Киев.

      26 февраля нас оформили под четвертую волну мобилизации, добрали людей. Потом опять пытались учить. Ну, как учить… Я за все время на полигоне тогда ни разу не выстрелил. Но у меня уже был боевой опыт. Было много ребят с опытом, как раз тех пленных, которые вернулись, их к нам добавили. Но были люди, которые не знали, с какой стороны к автомату подойти. Прошел месяц, нам выдали оружие и отправили в АТО. Мы погрузились. Все были веселые от того, что наконец-то на войну едем! Радости было, как у детей в ожидании праздника, вот только у пацанов около моего возраста. Некоторые даже с самого начала одели на себя бронежилеты. Все понимали, что ехать надо будет минимум 18 часов, и никто в бронежилете ехать не будет. Я его сразу снял. Но некоторые ехали до самого Мариуполя в бронежилетах. У меня где-то даже фотография была, как пацаны все сидят довольные, улыбаются, в брониках этих, кто-то уже чистит автомат".

      Читайте також

      powered by lun.ua
      Пропозиції партнерів
      Коментарі
      Залиште відгук