Разумеется, глава государства уделит особое внимание случившемуся в последние недели и месяцы. Воздаст должное пятничным заседаниям СНБО, уже вошедшим в традицию. Похвастается резонансными санкциями и закрытием прокремлевских каналов. Вспомнит о российских войсках на границе, о международной поддержке Украины, о переговорах с Байденом и Блинкеном. Скажет немало слов о деолигархизации и войне с Виктором Медведчуком: благо домашний арест путинского кума почти совпал с двухлетием вступления Зеленского в должность.

Читайте также У Зеленского готовят большую пресс-конференцию к 2 годам президентства

Каков образ президента сейчас

Вместе с новым имиджем – несгибаемого патриота, силовика и борца с Кремлем –действующий президент получил и новую точку отсчета для подведения итогов. На первый план выходят шаги, предпринятые Банковой с февраля 2021 года: и со стороны все это выглядит достаточно эффектно.

Но загвоздка в том, что позади у Владимира Александровича не четыре, а двадцать четыре месяца пребывания у власти. Зеленский – уже не новый, а довольно-таки старый президент. И чем сильнее выделяется сделанное в нынешнем году, тем скорее напрашивается вывод, что большая часть прошлых лет была растрачена Зеленским впустую.

Действительно, путь, пройденный украинским лидером за два года, полон амбициозных начинаний, которые так или иначе зашли в тупик.

Президент Зеленский претендовал на радикальное обновление всей украинской власти. Начальный период его каденции – с правительством Гончарука и турборежимом в Верховной Раде – выглядел как взлом закоснелой системы, формировавшейся десятилетиями. Но к настоящему времени от этого дерзкого эксперимента остались только воспоминания. Система успешно выстояла, соратники-реформаторы покинули Владимира Александровича, а их место оказалось занято сомнительными персонажами из прошлого.

Мнение Если бы Зеленский мог, то реформировал бы суд решением СНБО

Россия и COVID-19

Президент Зеленский посвятил массу времени и сил демонстративному миротворчеству. За плечами у гаранта – пресловутый Парижский саммит; попытка перевести Минские соглашения в приемлемую для Украины форму; временное затишье на фронте, видевшееся прелюдией к чему-то более прочному и масштабному. Однако все президентские иллюзии и надежды разбились о железобетонную позицию Москвы, не предполагающую иных сценариев, кроме унизительной капитуляции Киева. И в свете последних событий о скором мире можно смело забыть.

Президент Зеленский пробовал позиционировать себя как эффективного и успешного борца с пандемией COVID-19. Еще год назад, после превентивного локдауна, уберегшего страну от первой большой вспышки, эта тема смотрелась выигрышно. Но с тех пор Украина пережила две опустошительные волны с больничным коллапсом, десятками тысяч жертв и проваленной вакцинацией. И теперь о борьбе с коронавирусом лучше говорить поменьше, перенеся упор на более результативную борьбу с Медведчуком…

Вот и получается, что после двухлетнего пребывания на Банковой нынешнему гаранту удобнее отчитаться не за двадцать четыре месяца своего президентства, а лишь за последние четыре.

Что ж, лучше поздно, чем никогда. И если к концу второго года своей каденции Зеленский все-таки нащупал перспективную президентскую стратегию, за него можно только порадоваться. Главное, чтобы в итоге очередное начинание Владимира Александровича не повторило судьбу предыдущих.