Архив
Курси валют
Погода
      youtube @24
      Loading...
      google @24
      RSS ЛЕНТА
      Общий RSS

      Топ новости

      Видео новости

      100 украинских воинов привлекли к съемкам боевика "Позывной "Бандерас": эксклюзивное интервью

      - Читати новину українською
      Интервью с кинокомандой фильма о самом интересном / 24 канал

      11 октября в широкий прокат вышел неслыханный украинский боевик с элементами детектива и драмы "Позывной "Бандерас" – самое правдивое игровое кино о войне на Востоке.

      В основе – боевые дневники и рассказы ветеранов АТО. К съемкам привлекли профессиональных воинов и профессиональных актеров. Действительно трудно отличить, кто настоящий актер, а кто настоящий военный. А все почему? Потому что актеры проходили серьезную выучку на полигоне, чтобы не фальшивить в кадре. Более того! Минобороны предоставило технику для правдивого изображения войны. "Позывной "Бандерас" – кино, после просмотра которого бойцы монотонно курят сигареты, повторяя: "Так оно все и было…"

      Трейлер фильма – смотрите видео:

      Вашему вниманию интервью с настоящими энтузиастами: режиссером фильма Зазой Буандзе, актрисой Юлией Чепурко, сыгравшей главную героиню, и нацгвардейцем Сергеем Башковым псевдо "Индеец", фронтовые дневники которой легли в основу фильма. Читайте о том, как удалось достичь неслыханного единения бойцов и актеров в кадре, реальные жуткие эпизоды вошли в фильм и как съемочная команда подвергала себя опасности в поисках военной правды…

      Читайте также: Фильм "Позывной "Бандерас": горячий боевик о войне на Востоке, которому веришь

      Как так случилось, что фронтовые дневники "Индейца" легли в основу фильма?

      Сергей: волонтер Женя, которая с начала войны помогала нашему взводу, свела меня со сценаристами. Они именно искали бойца, который в 2014-м ушел с Майдана на войну. При встрече я показал много фронтовых видео и дневники с первой ротации в Славянске – надорванные маленькие кусочки тетради, где записывал военный быт. Я делал это для себя, а не с целью публикации. Зафиксировал бытовые фронтовые мелочи, которые потом забудутся. А перечитаешь и вспомнишь, как оно было... Я сказал, если что-то интересует для фильма – берите, потому что фильм нужен для Украины.

      Ваше кино реальные бойцы называют очень правдивым. Как удалось хотя бы выбрать локацию – военный лагерь, который фактически ни чем не отличался от настоящего лагеря бойцов на Донбассе?

      Заза: Снимать в Донецкой области нельзя. Поэтому мы искали идеальное место несколько месяцев. И нашли! С кинематографической точки зрения, наш военный лагерь был просто потрясающе фактурным. Все на этом сошлись, потому что мы одна команда, которая прекрасно друг друга понимает и знает, какой вкус и цвет должен иметь фильм.

      А дальше мы решили убедиться, что он таки соответствует действительности, а не лишь нашим представлениям... И начали с Мариуполя и Славянска или Краматорска осматривать линию фронта. А уже в Курахово мы заблудились и оказались в максимальной близости от боевых действий... До Донецка оставалось 7 километров!... И вдруг увидели абсолютную копию нашей локации под Одессой – настоящий военный лагерь! Это знак свыше, не иначе. Мы убедились, что запланированное нами – правильное, выбрались с Востока и вернулись в Одессу доводить дело до конца.

      Военный лагерь – локация для съемок

      И приобщили к съемкам сотню бойцов?

      Юлия: У нас не было профессиональных актеров массовых сцен. Их играли настоящие ветераны войны и действующие бойцы, которые вырывались только на съемки и возвращались обратно. Они приезжали с запахом войны, потому что даже одежду не успевали постирать. Они все нас консультировали: как общаться и как вести себя. Корректировали наш литературный язык, потому что говорили, что бойцы так не общаются. Мы были им благодарны, потому что благодаря этому не могли ошибаться на экране.

      Ожидали ли вы такого единения военных и воинов?

      Заза: Я на это рассчитывал. Понимаешь, есть боевые детали, которые актер не может знать... А когда рядом реальный боец, актер запоминает, как тот ходит и что говорит. Они же имеют особый сленг! Мы не смогли позволить все, ведь и так из-за ругани у нас рейтинг 16+. А если бы была вся фронтовая лексика, то рейтинг бы перевалил за 20+.

      Сергей: я тоже сыграл в одном из эпизодов. Была еще одна деталь относительно реалистичности. Когда снимали сцену на блокпосту – мы должны были охранять его от людей, которые бросают камни. Заза подошел, расставил нас в кадре, объяснил суть и ни слова не сказал, как нам двигаться...

      Заза: Это было бы глупо с моей стороны.

      Сергей: Так вот ребята себя вели так, как они бы вели себя в подобной ситуации на фронте. Такого было много. Например, с поднятием и опусканием автомата вверх-вниз. Если напряжение, то автоматы подняты, если идет диалог с местными – опущены. У нас – бойцов – автоматы автоматически опускались. И сначала думали, правильно ли делаем, или нет. Это было необычно.

      Юлия: Что еще интересно. В фильме есть актер, играющий "Индейца", то есть Сергея. Актер был рядом со своим прототипом.

      На переднем плане – Олег Онещак в роли "индейца"

      Сергей: Да... Он меня долго расспрашивал и усердно наблюдал.

      Заза: И действительно, я вижу много положительных отзывов насчет харизмы этого персонажа, которого сыграл львовский актер Олег Онещак из театра Курбаса. Он очень глубоко упал в роль. В целом, не было не талантливых актеров.

      Юля, как вам было сниматься на милитаризованной площадке?

      Юлия: Лично я не проходила обучение с фронтовыми инструкторами на Кропивницком полигоне вместе со всеми ребятами. Ведь ко мне отнеслись, как к девочке. Но я умела стрелять. Сниматься было легко.



      Юлия Чепурко на съемочной площадке

      Перейдем к актуальным вопросам, которые порождает фильм. Ваше кино фактически является вторым по счету отечественным игровым фильмом о российско-украинской войне. Вы первые подняли тему зомбоящика и местных жителей и показали пророссийских мирных – людьми, с которыми надо искать диалог и которых стоит пытаться понять. Сергей, воюя на Востоке, как ваш батальон искал диалог с населением?

      Сергей: Люди везде и они одинаковые: что в Киеве, что на Донбассе. Есть патриоты и есть пророссийски настроенные. Придя на войну, наш батальон получил задачу: первое – беречь жизнь мирного населения. На втором месте было сохранение жизни собрата, а на третьем – уже свое.

      Мы с юмором воспринимали, когда нас называли "карателями", "бендеровцами" или "фашистами". Работали и налаживали контакт с местными в серой зоне.

      Был интересный случай. Представьте, добывание воды в серой зоне – дважды в день настоящая военная операция. Вооруженным нам надо было 400-600 литров набрать тем маленьким ведерком в колодце. Это же столько раз его надо поднять и опустить!.. Совсем не удобно. И замечательный 90-летний дедушка предложил включить мотор в его квартире и налить нужное количество воды за несколько минут.

      Мы объяснили, что в серой зоне у него могут быть проблемы из-за этого с «ополченцами». На что ответил: "Я воевал во Второй мирово войне. У меня есть "двухстволка" и я каждому покажу, кто будет против. Это мое решение на моей земле – помогать вам". И он нам не раз качал ту воду…

      Местные приходили к нам и за медикаментами, и за едой. Иногда бойцы сами голодали, но отдавали еду детям или старикам. Как-то пришла женщина сепаратиста с двумя детками в коляске. Сказала, что голодают и попросила еды. А мы в шутку спросили, почему муж не помогает. Ответила, что тот в Донецке в фирме работает и пропал, уже как 5 месяцев. Мы ответили, что знаем, что это за офис... но вынесли им макароны, гречку, сахар, тушенку. Женщина понимает, что мы знаем, на какой стороне ее муж и смотрит, как ребята нагружают полную коляску еды.

      – Почему же Вы грузите? – спросила.

      – Но дети не виноваты, что их отец-идиот…

      Понимаешь, те, что называли нас "карателями", через месяц-два стояния батальона в их селе, меняли свое мнение. Они видели, что у нас не было ни мародерства, ни аватарства, ни обстрелов села. Они понимали, что Нацгвардия и ВСУ не несут им угрозы…

      Когда территории выйдут из оккупации, что делать с пророссийскими местными жителями?

      Заза: В первую очередь надо исключить телек, выкинуть его к чертовой матери и пойти на "Позывного "Бандераса". Как к местным относиться по окончанию войны? Преступники должны быть наказаны. А с обычными людьми, которым долгое время промывали мозг, надо говорить, кино показывать, привозить книги. Должна быть культурная волна. Ведь никто из нормальных не говорит, что по окончанию войны на Донбассе устроить гетто! С этими людьми надо жить вместе.

      Читайте также: По ту сторону: как живут жители прифронтовой зоны и что рассказывают о происках террористов

      Юлия: Бойцы рассказывали, почему знакомые в Донецке идут на ту сторону, потому что в России давно есть очень крепкий герой в книгах и фильмах. А у нас его нет! Если мы и дальше будем отстраняться от своей истории и современных героев, если не будем иметь нашего плацдарма – сильного и крепкого –  то не построим будущего. Поэтому и снимаются "Киборги", "Позывной "Бандерас" чтобы показать, что у нас тоже есть язык, культура и сильные парни в армии. Сейчас главное показывать и распространять эту информацию.

      Сергей: Чтобы дети хотели быть похожими не на Пореченкова, а на нашего "Бандераса".

      Заза: Потому очень правильные процессы сейчас происходят. Создается новая мифология – не сказки, не ложь, а культурный код в ментальности нации.

      Дальше будет...

      Фото: Алексей Годзенко

      powered by lun.ua
      Если Вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
      Комментарии
      Больше новостей

      Читай новости даже без интернета

      Скачать

      Читай новости даже без интернета

      Залиште відгук