Ярослав Пустовой сегодня живет в Канаде, где работает директором по вопросам безопасности в космической компании Maritime Launch Services. Она имеет довольно амбициозные планы – построить первый частный коммерческий космодром, с которого будут отправлять полезные грузы на низкую околоземную орбиту.

Читайте на сайте От Земли до неба: история украинской космонавтики

Но к становлению в Maritime Launch, Ярослав прошел долгий путь:

  • был дублером Леонида Каденюка во время его полета на орбиту вокруг Земли;
  • пытался создать в Украине отряд космонавтов;
  • участвовал в создании суборбитальной туристической ракеты;
  • активно популяризировал идею "нового космоса";
  • проводил конференции на космическую тематику и многое другое.


Ярослав Пустовой – счастливый отец трех дочерей / Фото предоставил Ярослав Пустовой

Эксклюзивное интервью с Ярославом Пустовым

Как вы попали в отряд астронавтов? Как начался ваш "космический путь"?

О, ну это было очень давно. Я учился в военно-космической академии имени Можайского с 1988 по 1993 год. Это было такое начало космической карьеры, в 17 лет фактически. Потом я вернулся в Украину, работал над диссертацией. Как раз в то время проводили отбор для космического полета шаттла. Я был одним из кандидатов. Я об этом услышал, но тогда у меня был где-то месяц до защиты диссертации. Я в то время ни о чем другом не думал. И все же сходил на собеседование в космическое агентство без каких-либо ожиданий.

Уже потом, когда прошла защита (середина июня 1996 года), в августе мне сказали, что мне надо приехать в Киев на медкомиссию. Меня это удивило. Я прошел медкомиссию, съездили в NASA, нас там еще раз проверили. Окончательное решение приняли в конце ноября, если не ошибаюсь.

В начале декабря 1996 года я уже приехал на подготовку в центр Кеннеди. Это там, где космодром, а не там, где астронавты. Астронавты вообще находятся (проходят подготовку, – Техно 24) в центре Джонсона, в Хьюстоне. Там же расположен Центр управления полетами и Центр пилотируемой программы.

Но мы начинали тренировки в центре Кеннеди, где была лаборатория, которая разрабатывала оборудование для экспериментов. Там был наземный исследовательский центр по тому эксперименту, который мы делали вместе с Каденюком.

В конце января 1997 года, если не ошибаюсь, мы приехали в центр Джонсона. Уже оттуда продолжили нашу тренировку вместе с другими членами команды.


Леонид Каденюк занимается биологическим экспериментом на орбите / Фото NASA

Чем вы занимались после полета шаттла?

Фактически, полет был частью соглашения между США и Украиной по ядерному разоружению. Это был один из пунктов этого соглашения. Программу выполнили. Но украинский космос тогда был сильно связан с Россией.

Когда мы вернулись в Украину, было ожидание, что будет продолжение (пилотируемой программы – Техно 24). Насколько я знаю, американцы предлагали. Но, знаете, политика везде вмешивается. Тогдашнее руководство агентства было больше ориентировано на сотрудничество с россиянами. Была идея, что будет второй полет, будет может и третий полет, четвертый полет! Мы попытались даже воплотить идею создания собственного отряда астронавтов. Была даже идея, что должен быть украинский исследовательский модуль на Международной космической станции. Он должен был быть в рамках сотрудничества с россиянами.

Поэтому я провел некоторое время в Институте космических исследований. Одним из основателей института является Академия наук, а другим – Государственное космическое агентство Украины. Я работал по контракту между Агентством и Институтом. Потом я перешел работать уже в само космическое агентство Украины. Там я занимался научными программами. Работал над тем, чтобы был этот исследовательский модуль на МКС и чтобы было какое-то сотрудничество; в том числе с США, с пилотируемой космонавтикой. Но время прошло, и такой большой заинтересованности у общества к продолжению пилотируемой программы не было.


Леонид Каденюк, Леонид Кучма и Ярослав Пустовой / Фото Google Arts and Culture

Как вы попали в коммерческую космонавтику?

В 2002 году мой коллега из космического агентства предложил мне обратить внимание на соревнования X-prize.

А что ты теряешь? Здесь (в Украине — Техно 24) все ясно. Здесь просто идет потеря времени. Попробуй,
– сказал мне мой коллега.

Я попробовал и так попал в коммерческую космонавтику.

Я написал заявление об увольнении из Космического агентства и покинул его в 2004 году. В 2003 году я попал в проект Canadian Arrow, который участвовал в соревнованиях X-prize. Кстати, в нашем издании "Аэрокосмический вестник" была даже статья о "Канадской стреле" (Canadian Arrow, Техно 24).

Что такое "Канадская стрела"?

Canadian Arrow – это компания, которая одно время хотела заниматься суборбитальными туристическими запусками вроде Blue Origin. Для этого компания разрабатывала одноименную суборбитальную ракету с головной частью в виде капсулы с пассажирами. Капсула должна была отделяться от ракеты после достижения определенной высоты и осуществлять самостоятельное приземление.

После этого полностью изменилась моя жизнь, изменилась профессиональная карьера, изменились мои горизонты, изменилось все!

Я пришел из военного космоса в космос. Был частью и украинской космической программы, и частью космической программы США. А тут я пришел в полностью новую сферу – коммерческую.

Читайте о "новом космосе" "Альфа", "Бета", "Гамма", Марс: космическое интервью с Максом Поляковым


Так должна была бы выглядеть суборбитальная ракета Canadian Arrow / Фото Nick Stevens Graphics

Расскажите подробнее о "Канадской стреле"

Я попал туда через настоящий отбор астронавтов. У них такой был подход: на половину "пиаровский", на половину настоящий. Сначала я должен был заниматься подготовкой людей к суборбитальному полету. Но потом я перешел в более технический сектор и участвовал в разработке. Здесь, как в любом малом бизнесе: сначала ты начинаешь на одной позиции, а под конец занимаешься всем.

Проект прекратил свое существование, потому что все пошли в разные стороны: кто-то хотел заниматься орбитальными полетами; мы считали, что лучше заниматься суборбитальной тематикой.


Ракета Canadian Arrow напоминала немецкую баллистическую ракету "Фау-2" / Фото Nick Stevens Graphics

Что такое Space 1 Systems?

Нас было несколько человек из бывшей "Канадской стрелы", и мы основали Space 1 Systems примерно в 2009 году. Основали для того, чтобы работать над суборбитальными проектами. Там разрабатывалась суборбитальная ракета, которая была техническим продолжением идеи Canadian Arrow. Продвинулись мы достаточно далеко, но по разным причинам у нас не сложилась экономическая формула.

Проект сейчас до сих пор жив. Но развивается он очень медленно. Я покинул его.

Расскажите о Canadian Space Commerce Association. Что это был за проект?

Фактически эта ассоциация была основана в 2007 году группой энтузиастов. Изначально целью было продвижение идей "нового космоса".

Формула существования организации тогда была такой:

  • Каждые две недели проходило собрание организации, куда приглашали гостей;
  • Эти люди выступали со своими идеями;
  • Члены организации слушали их, рассказывали свои мысли, делились мыслями и идеями в ответ.

Раз в год Ассоциация проводила небольшую конференцию для своих членов. Там обсуждались идеи преимущественно коммерческой космонавтики и "нового космоса". Я впервые попал на такую конференцию, если не ошибаюсь, в 2011 году. С тех пор я стал членом этой организации. То есть, это был своеобразный дискуссионный клуб. Я бы его так назвал.

В 2014 году сменилось руководство Ассоциации. Меня пригласили присоединиться к совету директоров. Тогда была идея перезапустить организацию, чтобы она стала настоящей индустриальной ассоциацией. То есть, чтобы она стала организацией, которая не просто делала дискуссии и собрания для самих себя, а чтобы она имела какое-то влияние в обществе. Чтобы по-настоящему продвигать идеи "нового космоса" и доносить их как до общества, так и до государства. Чтобы продвигались интересы индустрии в целом.

Кстати, такие ассоциации существуют во всем мире и выполняют свою функцию.

Очень скоро я стал президентом Ассоциации, а потом меня выбрали главой совета директоров. Это продолжалось с 2014 по 2017 годы, это был мой срок. Я считаю, что мы достигли очень многого. Это был очень хороший проект с точки зрения тех целей, которые мы перед собой ставили, потому что мы их достигли.

А какие у Ассоциации были цели?

Продвижение интересов космической индустрии в обществе и государстве. Фактически, везде, где можно.

У нас был голос! Мы участвовали в различных консультациях.

А член нашей Ассоциации, Мишель Мендес, попала в состав Консультативного совета Канады по космическим вопросам.

Ассоциацию услышали. Стали прислушиваться. Я хочу думать, что те изменения, которые произошли в Канаде, и признание "нового космоса", это в том числе произошло благодаря нам, благодаря деятельности Ассоциации.

Что вы успели сделать?

Мы начали проводить большие конференции. В 2015 году мы были одиними из соорганизаторов ISDC – International Space Development Conference. Конференцию мы организовали вместе с CASI (Canadian Aerospace Institute, сегодня – The Canadian Aeronautics and Space Institute) и "привезли" в Торонто.

У нас даже был ивент во время ISDC – Space Innovation Business Summit.

Выступление Ярослава Пустового на ISDC: смотреть видео

International Space Sevelopment Conference – это одна из таких крупных конференций, где мы приняли участие.

  • Также в 2015 году правительство пригласило нас посетить в составе канадской делегации The Canada UK – Colloquium: Space. Канада и Великобритания ежегодно проводят такие коллоквиумы со специалистами по определенным темам. В 2015 году была тема космоса.
  • В 2016 мы организовали Canadian SmallSat Symposium. Тогда к нам приехал Грег Вайлер, основатель OneWeb, и глава канадского космического агентства Сильвен Ляпорт, были представлены Virgin Galactic и другие крупные игроки на "космической арене".
  • В 2018 году провели второй такой симпозиум.

Голос Ассоциации был услышан. Мы сделали много, я считаю, пользы в индустрии.

Но это началось как организация, которая была основана энтузиастами. Когда мы надеялись превратить ее в индустриальную ассоциацию, мы поняли, что здесь нужно много работать.

Надо было, чтобы люди работали. И надо было, чтобы это как-то компенсировалось. Встал вопрос бюджета организации. И оказался такой "дисконнект", что вроде бы "космическая община" нас поддерживает, и все ей нравится, и всегда они нас хвалили, но собрать достаточно средств для эффективного функционирования... Мы очень долго пытались это сделать, использовали разные формулы, пытались увеличить членские взносы, структурировали их.

Я в 2017 году уже ушел. Переключился тогда на Maritime Launch Services в апреле 2017 года, когда попал туда.

Ассоциация просуществовала где-то до середины 2018 года. Уже после проведенного в том году симпозиума тогдашнее руководство организации приняло решение ее закрыть. Я их полностью понимаю, потому что заниматься волонтерской деятельностью можно. Но надо же еще и работать, чтобы кормить собственную семью. И никакая формула не срабатывала, чтобы обеспечить Ассоциацию деньгами.

Такие организации, как Canadian Space Commerce Association, зарабатывают на чем? Зарабатывают на членских взносах и организации конференций. Конференции были хорошие, но... если все сложить вместе – экономическая формула не сработала.

Это же общественная организация. И в отличие от коммерческой компании здесь нет никаких акций. Мы не могли сказать "ты работай, а мы тебе потом заплатим с прибылей на акции". Ты приходишь и просто работаешь ради общего блага.


Canadian Space Commerce Association прекратила существование в 2018 году / Фото фейсбук CSCA

Каковы причины того, что такая нужная для космоса Ассоциация "не выжила"?

Знаете, если бы мы сказали "окей, мы все филантропы, мы все финансово независимы", то это бы было супер, работали бы дальше. Но люди же все реальные, у каждого есть семьи. Поэтому нужно работать, нужно зарабатывать деньги.

Почему это случилось? С одной стороны – сама наша база была не такая и большая. Космическая индустрия в Канаде не так велика, как, например, авиационная отрасль. Это две вещи, которые не сопоставимы по объему. Это как "Мечту" сравнивать с Cessna (одномоторный легкий самолет – Техно 24). Поэтому база, с которой мы работали, не была очень большой.

С другой стороны – те компании, которые были и принадлежали космической сфере... Например, индустриальная ассоциация AIAC, Aerospace Industry Association of Canada, занималась в том числе вопросами космических компаний. И в государстве не видели причин, почему они должны поддерживать отдельную космическую ассоциацию.

И третья причина, – я думаю, что это главная причина – это было преждевременно. Для того, чтобы представлять интересы индустрии, нужно, чтобы эта индустрия развилась до определенного предела.

То есть, вы опередили свое время?

Да, свое время. Потому что тогда, когда мы все это делали, очень много космических компаний индустрии "нового космоса"... Они были в районе "стартаповского" развития. Поэтому, мой вывод, что это было преждевременно.

Если подытожить, то я очень рад, что был частью этого проекта. Мы сделали, я считаю, очень много. В том числе с точки зрения изменения общественного мнения относительно "нового космоса", по отношению к отрасли, о необходимости развития отрасли в Канаде. В том числе и по обеспечению пусковых услуг в Канаде – это был один из важных таких моментов, в котором мы хотели убедить общество.

Но случилось так, что жизненный цикл Ассоциации закончился в 2018 году.


Последняя крупная конференция с участием CSCA – Canadian SmallSat Symposium 2018 / Фото фейсбук CSCA

Будет ли следующая такая ассоциация?

Трудно ответить. Нужно смотреть, как развивается сейчас аэрокосмическая индустрия.

Расскажите нам о Maritime Launch Services. Зачем строить космодром в Канаде?

Коммерческий орбитальный космодром будет построен на территории провинции Новая Шотландия, близ городка Кансо.

Если проанализировать современный рынок, то мы заметим, что все больше отходят от идеи геостационарных спутников. Потому что это очень дорого, туда нужно запускать очень большие "бандуры", которые еще и очень быстро стареют.

Также надо полагать, что "интернет" (спутники для обеспечения интернет-услуг – Техно 24) не запустишь на геостационар, потому что очень сильный "лаг" (задержка связи – Техно 24).

Поэтому пришли к такой идее:

А давайте вместо одной крупной штуки на верху, за 36 тысяч километров, будем запускать огромное количество маленьких, дешевых и суровых спутников на низкую земную орбиту.


Космопорт будет расположен вблизи городка Кансо, провинция Новая Шотландия / Скриншот Google Maps

Для того, чтобы запускать эти спутники, нужно иметь огромное количество вариаций для запуска на орбиты с разным наклоном.

А одна из самых популярных сегодня орбит – это солнечно-синхронная орбита. Используя ее, можно подстроить спутник, чтобы он пролетал над одним и тем же местом в одно и то же время. У этого спутника всегда будет, например, 12 часов. Нужны космодромы, с которых можно будет запускать полезный груз на такую орбиту. На самом деле таких космодромов не так уж и много в мире. Таких, чтобы с них можно было запускать ракеты практически на юг, или на север. На самом деле это ретроградная орбита. Это 8 градусов в обратную сторону.

Как правило, у нас все запускают на восток. Потому что тогда можно использовать скорость вращения Земли вокруг оси.

А в нашем случае скорость вращения Земли – это враг. Потому запускается аппарат практически в обратную сторону. И нужно компенсировать вращение Земли. И поэтому чем севернее будет расположен космодром, как можно дальше от экватора, тем лучше.

Также, если мы запускаем ракеты на юг, то нужно, чтобы на земной проекции траектории полета ракеты ничего не было. Поэтому не так много мест на Земле, где можно совместить географию, близость к рынку, а 50% рынка спутников – это Соединенные Штаты, – иметь развитую инфраструктуру, доступность квалифицированной рабочей силы. Важна и поддержка как на локальном уровне, на муниципальном, провинциальном и федеральном – и везде у нас есть хорошая поддержка этого проекта.

То где мы сейчас находимся? Мы получили условное разрешение на начало работ от провинциального правительства. Но мы сейчас должны получить еще целый ряд "пермитов", разрешений по конкретным направлениям деятельности. Как только мы это сделаем, то сможем начать строительство.


Maritime Launch построит первый в Канаде космодром / Фото linkedin Maritime Launch Services

Какая ситуация с ракетой "Циклон-4М"?

Над "Циклоном" работает КБ "Южное", производить будет "Южмаш". Здесь вопрос больше к специалистам из Днепра. Есть несколько вопросов по этой ракете, над которыми они сейчас работают. Из того, что готово – это первая ступень без двигателей. Двигатели... они над ними сейчас работают, это РД-870, а их "четверка" – это РД-874. И он переделывается, чтобы работать как двигатель первой ступени на "Циклоне".

Надо пройти весь цикл тестирования. Что хорошо с нашими днепровцами, они известны во всем мире тем, что их подход (к тестированию и изготовлению ракетных двигателей и других комплектующих, – Техно 24) безопасен. Они тестируют сколько, что никто больше так не тестирует. И это, конечно, важно и для нас, и для Правительства Канады. Потому что безопасность – на первом месте.

Насчет второй ступени – она готова. Это прежняя третья ступень "Циклона-4". Головной обтекатель тоже происходит от "Циклона-4". Поэтому работа над ракетой идет по плану. Когда мы начнем строительство, можно отсчитывать полтора года на цикл инженерных работ. И еще 6 месяцев на ввод в эксплуатацию.

То есть, примерно в 2023 году можно ожидать первый запуск.


Maritime Launch будет использовать украинскую ракету-носитель "Циклон-4М" / Фото Mediasat

А идею использовать для запусков украинскую ракету-носитель вы предложили?

Нет, это не была моя идея. Эта идея "исходила" из того, что есть такие замечательные создатели ракет как КБ "Южное" и "Южмаш". Я тогда еще не присоединился к Maritime Launch.

Как будет выглядеть схема запуска? Кому будет принадлежать ракета "Циклон-4М"?

Здесь существует несколько условий, которые надо выполнить. Первое – это непередача технологий.

Эти ракетные технологии – они критические, они должны оставаться украинскими. Мы не можем просто купить ракету, забрать к себе и запустить. Прежде всего, нам Канада это не позволит сделать. Потому что здесь пристально следят, чтобы все было правильно сделано, а международные договоры – выполнены.

Поэтому решение здесь следующее: да, мы покупаем эту ракету, мы ее доставляем на космодром, мы ее запускаем, но все работы на этой ракете выполняют исключительно представители КБ "Южного" и "Южмаша". То есть, ракета наша, но она полностью находится под контролем украинских специалистов. Мы "контрактуем" конкретные работы по "Циклону" ее разработчикам. Но именно Maritime Launch несет ответственность: мы отвечаем перед Правительством, перед всеми регуляторами, мы получаем все необходимые разрешения.

Поэтому вот такая интересная схема – это наша ракета, но мы не имеем к ней доступа, мы не перебираем контроль над технологиями.

Как коронавирус повлиял на вас?

Он задел нас в той же степени, что и всех остальных. Например, мы привязаны сейчас к Zoom-коммуникации (имеется в виду, что конференции и другие встречи проводятся онлайн через сервис Zoom – Техно 24).

Сейчас оказалось, благодаря этому коронавирусу, как это классно – работать в офисе! Раньше я бы никогда так не подумал. А с другой стороны карантин нам показал другую интересную вещь – сколько всего можно делать дома, не приходя в офис. Но космодром из дома не построишь.

Мы тоже часть общества, и мы тоже, конечно, пострадали. Я думаю, график работ был "сбит". Но не критично.