Архив
Курси валют
Погода
      youtube @24
      Loading...
      google @24
      RSS ЛЕНТА
      Общий RSS

      Топ новости

      Видео новости

      Прямая трансляция на
      Последние выпуски

      Китай после хаоса коронавируса: станет ли страна более авторитарной

      Китай и коронавирус / Human Events

      Китай почти преодолел эпидемию коронавируса внутри страны. 19-го марта было зафиксировано 0 случаев в провинции Хубэй и в городе Ухань. Но основной вопрос остается: не станет ли Китай еще более авторитарным?

      Компартия против коронавируса


      Лидер Китая выступает в защитной маске / photo: Daily Wire

      Как ни странно, но пандемия коронавируса дала Компартии Китая возможность реально показать свою власть в стране – закрывать огромные города-миллионники, максимально ограничивать передвижение людей внутри страны, посадить нацию-гиганта на карантин. Пока это дает свои плоды. Но есть серьезное опасение, что Китай выйдет из эпидемии еще более суровой и авторитарной диктатурой.

      Фото Как выглядит китайский коронавирус под микроскопом

      Макрон не первый, кто назвал противостояние коронавирусу войной. До него так сделали в Китае, объявив вирусу "народную войну", в которую каждый гражданин должен был привнести что-то от себя – то, что остановит "демона".

      Но даже если Си все знал за две недели до того, как впервые публично выступил на эту тему, то сделано было "слишком мало, слишком поздно". КНР сообщила ВОЗ о вспышке в городе Ухань 31 декабря 2019 года, как раз на Новый Год. Но публике об этом еще не сказали. С 5 по 10 января, власти Уханя не обновляли число заболевших.

      Только после встречи Си с членами Постоянного Комитета Политбюро Компартии 7 января машина начала свое движение (впрочем, "Синьхуа" не сообщил, что обсуждали именно вирус). Через два дня в КНР умер от коронавируса первый больной. Закрытие Уханя было запланировано лишь на 23-е января, а пока там накрыли банкет на 40 тысяч человек!

      А 20-го Си Цзиньпин выступал в Большом Народном Зале в Пекине и рассказывал как он провел Китай через сложный год. Коронавирус упомянут не был. Чуть позже в этот же день врач Чжэнь Наньшань выступил по ТВ и подтвердил, что вирус передается от человека к человеку.

      Мы можем выиграть эту битву, – сказал Си Цзиньпин.

      Число умерших только официально уже было 106 человек (а реально, скорее всего – гораздо больше).

      Пока руководство Китая пыталось остановить вспышку дистанционно, основную работу выполняла местная власть. Она часто не справлялась, особенно в эпицентре болезни.

      Си отметил это в обращении 7 февраля, указав на "недостаточное выполнение партийных директив". И все равно в Ухане еще долго отказывались признавать реальность: передачи между людьми нет, врачи не болеют. Более того, новых случаев тоже нет!

      Хотя все вокруг говорило о совсем другом. Как минимум двое высоких партийных чиновников в провинции Хубэй были уволены лично президентом КНР, чтобы утолить растущее недовольство в регионе. Это был очень серьезный шаг, потому что увольнение региональных партийных руководителей – редкая практика даже в централизованном Китае. Также изменился официальный представитель от КНР в Гонконге. До вспышки вируса такое произошло только с двумя чиновниками за пределами Пекина. (Последний раз – в 2017 году в городе Чунцин).

      Что будет дальше После коронавируса: что будет с экономикой Китая и Южной Кореи

      Пандемия коронавируса стала наиболее серьезным кризисом для китайских властей с 2013 года и хорошим тестом, насколько Си Цзиньпин удержит авторитарную систему, которую сам в КНР и построил.

      Китайская "верхушка" точно потеряла часть легитимности. Китай потерял ауру сильной, стабильной супердержавы. И хотя СМИ говорили, что ситуация под контролем, но от признания вины в диктатуре очень сложно скрыться.

      Новая реальность: китайские власти против правды


      Китайский флаг за колючей проволокой / photo: Reaction Life

      В 2020 году партию в Хубэе возглавил теперь уже бывший мэр Шанхая, ее секретарем стал бывший мэр Цзинаня в провинции Шаньдун. Оба – близкие люди к Си, который строит свой имидж как самый великий лидер страны со времен Мао Цзэдуна. И ему нужны абсолютно лояльные к нему люди.

      Потому цели на этот год – избавиться от крайней бедности и создать "всесторонне обеспеченное общество" – никто не отменял. Поэтому для КНР возвращение бизнеса к функционированию, открытию предприятий, передвижению и торговле – очень важно и как можно скорее. Два важных, хотя и церемониальных, события теперь под угрозой: Народный Национальный Конгресс и Китайская народная политическая консультативная конференция.

      На них тысячи делегатов со всей страны утверждают политическую программу Партии на следующий год. Обе должны были состояться в марте. Это станет серьезной потерей престижа для партии, если они не состоятся. Между тем врачей и блоггеров, которые пытались рассказывать правду, наказывали.


      Мемориал памяти для доктора Ли Венляна и других жертв эпидемии, которые хотели рассказать правду / photo: The Epoch Times 

      Недовольство и критика перешли с улиц в социальные сети (которые правительство тоже пытается контролировать, но не так успешно как публичный нарратив). Особенно активно обсуждали смерть офтальмолога из Уханя Ли Венляна, который еще в декабре рассказывал о распространении смертельной болезни, а власть зацензурировала его и заставила молчать.

      Цифровая диктатура на фоне пандемии Как Китай останавливает коронавирус: штрих-коды и дух Мао Цзэдуна

      Внутренняя политика Китая после эпидемии То, что ситуация с вирусом точно усилит власть Си Цзиньпина и Компартии, пока не вызывает сомнений. Несмотря на все экономические и репутационные проблемы. Особого сопротивления или тем более попыток лишить президента Си власти пока нет. Но кое-что после конца борьбы с коронавирусом все же изменится. Государство просто переносит мероприятия, которые оно тестировало во время кризиса на жизнь после него. Так, в Китае, скорее всего, останется еще более авторитарная система, которая будет пытаться следить за поведением, путешествиями, затратами, перепиской чуть ли не каждого своего гражданина.

      И хотя пока система "цифровой диктатуры" не была распространена на всю страну, коронавирус, несомненно, дал лидерам КНР такую возможность. Теперь они могут попытаться уничтожить то, что еще осталось от и так ограниченного индивидуального пространства в стране.

      А режим сконцентрируется непосредственно на своем выживании и подавлении угроз прежде всего внутри страны (пока экономика полностью не оправится, потому что торговая война с США только на перемирии).

      Когда цензура мешает лидеру


      Портрет Мао на стене здания и почетный караул / photo: How Stuff Works

      Остается вопрос, насколько высшее руководство (президент Си, глава правительства Ли Кэцян, глава МИД Ван Йи и другие топ-чиновники) владело информацией. И как на ее основе рождались решения. Точнее: насколько хорошо лидер знал, что творится в его стране? Как ни странно, пишет The Atlantic, "цифровой диктат" на самом деле мешал Си больше, чем был полезным.

      И этому есть пример в китайской истории. Конечно, речь идет о Мао Цзэдуне. 4 августа 1958-го года Мао сообщили о рекордном урожае риса, арахиса и зерновых. Он, по рассказам, сказал, что отныне китайцы могут есть 5 раз в день. Многие так и сделали, а потом еще и выбрасывали излишки. КНР продавал большую часть урожая на экспорт в обмен на валюту или оборудование.

      А потом наступил Великий китайский голод (1958-1962 гг.), в котором погибли миллионы. Как так? Излишков на самом деле не было, региональные коммунистические лидеры говорили открытую пропаганду об увеличении урожаев. Мао не знал, что происходит в стране на самом деле, потому что в его системе он слышал только об успехах. Руководители на местах боялись приносить плохие новости в Пекин.

      Уехать из Китая Эвакуация из Уханя: как это делали в странах мира

      В современном Китае из-за распространения современных технологий стало с одной стороны проще. Посты в соцсети Weibo не поддавались цензуре, если содержали описание проблемы или жалобы на бездействие чиновников. Это даже приводило к увольнению тех, кто становился объектом критики. Также этот местный аналог Твиттера стал едва ли не единственной площадкой, где граждане могли указать на потенциальную коррумпированность тех или иных представителей власти (например, заметив дорогие часы).

      Общение с гражданами даже вышло в оффлайн: люди могли в составе специальных консультативных советов обсуждать распределение бюджета, некоторые улучшения. Власти даже иногда обещали эти наработки выполнять.

      Но все резко изменилось, когда к власти пришел Си Цзиньпин. Он замкнул все руководство исключительно на себе. Начал появляться культ личности, усилились репрессии. Теперь вместо маленьких красных книг у китайцев приложения и камеры, которые следят за ними.

      Одно пока понятно точно: огромная машина партийной бюрократии разворачивалась очень медленно и без паники. Почти исчезнув с поля зрения, Си Цзиньпин передал неотложные дела премьеру Ли Кэцяну. Но он позволил ситуации выйти из-под своего контроля. Вопрос только почему. Скорее всего, как и Мао, он не знал ключевых деталей, что вирус передается воздушно-капельным путем. Власть в провинции Хубэй пыталась скрыть реальные масштабы не только от жителей, но и от столицы.

      Все делали вид, что все хорошо пока не стало слишком поздно. В отличие от вспышки атипичной пневмонии (SARS, тоже коронавирусная болезнь), теперь не было ничего кроме официальных отчетов, а сообщения от врачей, о которых было сказано выше, цензурувались как "сплетни".

      Тогда, в 2002-2003 гг., о новых случаях якобы гриппа сообщали в соцсетях очень активно. Это позволило вовремя заметить их сообщения и реагировать на эпидемию, о которой сообщили ВОЗ. И уже эта организация давила на КНР, чтобы та признала проблему и начала ее решать. В Китае есть легенда со времен империи. Император династии Мин Чжу Ди (1360-1424 гг.) якобы сказал: "С древних времен многие государства упали, потому что правители не знали дел людей".

      Си Цзиньпин пойдет на третий срок как Генсек китайской Компартии в 2022 году и, конечно, будет использовать победу над вирусом в качестве доказательства эффективности своей власти. Но он больше не будет неуязвимым. И или предоставит себе почти имперские полномочия, или будет вынужден договариваться с партийной элитой. И тогда совет Чжу Ди очень пригодится.

      powered by lun.ua
      Предложения партнеров
      Комментарии
      Залиште відгук